The Art Newspaper Russia
Поиск

«Полупрофессионал» высшей пробы

Книга Наталии Семеновой интересна не только главным героем Ильей Остроуховым, выставку о котором сейчас показывают в его доме в Трубниках, ныне филиале Литературного музея

Жизнеописание Ильи Остроухова (1858–1929), составленное Наталией Семеновой, вышло в том же оформлении, что и две предыдущие ее книги издательства «Слово»: «Сага о Щукиных. Собиратели шедевров» и «Братья Морозовы. Коллекционеры, которые не торгуются?». Так что этот труд можно считать последней частью трилогии о московских коллекционерах, о которых Семенова написала несколько книг и знает, кажется, все, что только можно о них узнать.

Имя нынешнего главного героя не так на слуху, как имена Сергея Щукина или Ивана Морозова, но всем, кто интересуется русской художественной жизнью трех предреволюционных десятилетий, оно хорошо известно. Остроухова знают и как художника-пейзажиста, и как друга художников, и как попечителя Третьяковской галереи, о нем много писали в мемуарах и поминали в переписке. Так что материал для его биографии Семеновой пришлось не только собирать, но и выбирать из того, что об Остроухове написали его современники — такие блестящие мастера слова, как критик Абрам Эфрос, художник Александр Бенуа и историк искусства Павел Муратов, называвший, кстати, пейзажиста Остроухова «полупрофессионалом», а не дилетантом. Не только они, но и ироничная Наталья Нордман-Северова, жена Репина, и Виктор Лобанов, о котором Семенова сообщает лишь, что он «зять В.В.Гиляровского», оставили замечательные описания дел и чудачеств Ильи Семеновича. Читать приведенные в книге обширные цитаты — одно удовольствие.

Писали об Остроухове много, он давал для этого массу поводов: был чрезвычайно деятелен и колоритен. «Без Остроухова нельзя рассказать ни о закате передвижничества, ни о бытовании Третьяковской галереи после смерти ее создателя, ни об открытии древнерусской живописи, случившемся в России на заре ХХ столетия», — говорит автор в предисловии. Если бы при жизни Ильи Семеновича существовало звание «заслуженный деятель искусства», ему с почетом такое бы присвоили. Причем деятелем он оказался настолько разносторонним, что история его жизни выстроена в книге не линейно — от спартанского купеческого детства до тяжелой советской старости. Главы описывают разные ипостаси Остроухова: «Художник одной картины», «Уполномоченный Третьякова», «Глаз знатока», «Колумб русской живописи» (точнее, древнерусской).

Внешне Остроухов был нелеп: длинный, лысоватый, шепелявый. Характер имел отвратительный. Илья Семенович и по природе был вспыльчив и обидчив, да еще и строил из себя самодура. Он был интриган, хитрил, когда продавал и покупал картины и иконы, пил вино, постоянно и прилюдно тиранил жену, дочь богатейшего чаеторговца Петра Боткина. Но все это ему прощалось за страстную любовь к искусству и глубокое его понимание — правда, в пристрастиях своих он остановился перед Ларионовым и Гончаровой, но какой прогрессист с возрастом не превращается в консерватора? К тому же искусство на рубеже веков менялось так быстро, что мало кто успевал за ним.

Книга Семеновой интересна не только главным героем, к которому читатель привыкает как к живому. Из нее можно почерпнуть множество других фактов: о художниках и их заказчиках и друзьях из высшего слоя московского купечества, о том, как трудно было попасть на выставку передвижников, как жилось смотрителям Третьяковки, какими путями офени доставляли в Первопрестольную старообрядческие иконы. А узнав, почему Остроухов поссорился с Дягилевым, — встать на его сторону (Илья Семенович дал Сергею Павловичу на выставку «Морскую царевну» Михаила Врубеля, а Дягилев попросил Льва Бакста в ней кое-что поправить).

Увы, добавим и каплю дегтя: в книге есть досадные оплошности. Например, авторское «мы» вдруг перебивается «я»; упоминаются всуе современные коллекционеры, хотя именной указатель и без них длинный. Ну и трудно согласиться с предположением, что «не произошло бы осознание красоты и уникальности древней русской иконы», не восхитись ею Матисс. Ведь Остроухов разглядел и осознал без подсказки француза. 

Просмотры: 1820
Популярные материалы
1
Переезд мумий из старого музея в Каире в новый прошел как парад
Царские мумии перевезли в новый музейный комплекс — Национальный музей египетской цивилизации.
05 апреля 2021
2
Эрмитаж призывают беречь детей от обнаженных статуй
Это не первый случай, когда посетителей российских музеев и галерей возмущают произведения в жанре ню. Пиотровский ответил недовольным.
08 апреля 2021
3
Артефакты Смутного времени выставили в Музеях Кремля
Музеи Московского Кремля на выставке «Закат династии. Последние Рюриковичи. Лжедмитрий» собрали уникальные памятники, обладающие исключительной ценностью.
05 апреля 2021
4
Власти Италии запретили круизным лайнерам заходить в Венецианскую лагуну
ЮНЕСКО проводит встречи с участием мэра Венеции Луиджи Бруньяро и зарубежных экспертов, чтобы разработать альтернативные маршруты прохода круизных лайнеров через Венецию.
05 апреля 2021
5
У Лувра может смениться глава
Над президентом крупнейшего музея Франции Жан-Люком Мартинесом, контракт которого заканчивается, сгущаются тучи.
07 апреля 2021
6
Космический мир Марины Федоровой
Известная российская художница Марина Федорова покоряет Землю и космос, а мир Cosmodreams показывают в парке «Зарядье».
09 апреля 2021
7
Коллекция Центра Помпиду отправится на гастроли, пока тот будет закрыт на ремонт
Турне крупнейшего в Европе собрания модернизма и современного искусства, насчитывающего 120 тыс. работ, позволит кураторам сохранить свои рабочие места.
06 апреля 2021
8
12 парижан в Ярославле — от Жоржа Сёра до Мориса Утрилло
Самая ранняя работа на выставке в Ярославском художественном музее — этюд «Больница и маяк в Онфлёре» (1886) пуантилиста Жоржа Сёра, самые поздние — картины 1940-х годов, «Библейский пейзаж» Жоржа Руо и «Розовое дерево» Альбера Марке.
07 апреля 2021
9
Покровительницы женщин в искусстве сами оказались не у дел
Некоммерческий фонд, осуществивший во Флоренции 70 реставрационных проектов, закрывается из-за недостатка средств.
05 апреля 2021
10
Джо Викери обещает навести культурные мосты между Россией и миром
Эксперт по русскому искусству Джо Викери рассказала о своей миссии в агентстве Vickery Art и на посту главного редактора Russian Art Focus.
08 апреля 2021
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru