The Art Newspaper Russia
Поиск

Новый «крестовый поход» на культуру? Деятели культуры пожаловались президенту

Возрождение Росохранкультуры, проблемы реставрации и сокращение бюджета обсудил президент РФ на заседании Совета по культуре и искусству

На видеоконференции с деятелями культуры 27 октября президент РФ Владимир Путин обсудил животрепещущие вопросы, с которыми сталкивается сфера культуры, оперативные, неотложные меры поддержки отрасли и стратегические, долгосрочные шаги, направленные на ее устойчивое развитие в будущем. Мы выбрали самые интересные, на наш взгляд, моменты.

Объекты культурного наследия: центр и регионы, строители и реставраторы, новый орган госвласти

Владимир Путин, президент РФ

Одна из важнейших задач государства — это сбережение уникального наследия нашей страны.

Очевидно, что на местах, к сожалению, не всегда есть возможность обеспечить достойное содержание памятников истории и культуры, а значит, нужна, наверное, и корректировка соответствующих законодательных норм. Это также касается и регулирования вопросов по организации надзора за объектами культурного наследия.

Сейчас сохранность федеральных памятников лежит на органах надзора, которыми руководят региональные власти. И эксперты, ваши коллеги, считают, что это создает подчас риски и конфликт интересов. Это, наверное, так и есть. В качестве решения предлагают ввести государственный контроль за качеством содержания объектов, находящихся на балансе разных ведомств и в разных формах собственности.

Неоднократно отмечались проблемы, возникающие в ходе хозяйственных работ на существующих и выявляемых объектах культурного наследия. Речь в том числе идет о трудностях с надлежащей организацией археологических исследований, прежде всего, конечно, на площадках крупных инфраструктурных проектов, а также о кадровом обеспечении реставрационной деятельности, сферы историко-культурной экспертизы.

В сфере подготовки таких уникальных специалистов у нас всегда были богатые традиции, есть старые, знаменитые школы. Но, к сожалению, они все меньше и меньше востребованы. Во многом это, конечно, связано с тем, что существующие правила работ на объектах культурного наследия не обязывают привлекать профильных специалистов. Жесткого требования по этому вопросу нет. А значит, «зайти» на такие объекты может фактически любая строительная компания, просто имеющая соответствующую лицензию. Причем выдается эта лицензия на бессрочный период.

Все это создает риски не только некачественных работ, а безвозвратной утраты ценнейших объектов нашего исторического, культурного наследия. Здесь нужны, конечно, решения, которые изменят ситуацию кардинально.

Это важно с учетом той острой дискуссии, которую вызвала в обществе передача в ведение Минстроя ряда казенных учреждений, выполняющих в сфере культуры функции заказчика работ по строительству, реставрации и реконструкции. […] Хочу подчеркнуть: создание в строительной сфере единого госзаказчика продиктовано необходимостью повышения эффективности расходов бюджетных средств, направляемых на капитальное строительство. И добавлю, что вопросы культурного наследия в ведении строителей, конечно же, находиться не должны.

И для того, чтобы жесткий порядок в строительной сфере стал в том числе действенным инструментом сохранения памятников истории и культуры, принципиально важно выстроить четкое и ответственное межведомственное взаимодействие, а также в партнерстве с профессиональными объединениями разработать адекватные требования к проведению работ на объектах культурного и исторического наследия.

Михаил Пиотровский, генеральный директор Государственного Эрмитажа

Мы не можем допустить уже начинающегося уничтожения уникальной отечественной школы научной реставрации, прекрасной системы подготовки кадров реставрации. Для этого нужно повысить возможности Министерства культуры по контролю за качеством, а не за расходом материалов, рыночными ценами, нерыночными и так далее. Нужно в каком-то виде, наверное, восстановить Росохранкультуру, может быть, в составе Министерства культуры, возродить упраздненные полномочия сохранившихся еще реставрационных институций. Схема очень простая: стройка и реконструкция — Министерство строительства, реконструкция с реставрацией — надзор Министерства культуры, реставрация и госохрана — Министерство культуры. Вот простая схема, тогда она может работать.

Владимир Гриценко, директор музея-заповедника «Куликово поле»

Закону об объектах культурного наследия сегодня не подчиняется, собственно, никто, зато мы обязаны подчиняться пресловутому 44-му закону («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». — TANR), Градостроительному кодексу, земельному законодательству, законодательству о государственном контроле и надзоре — и так до бесконечности.

Федеральный центр, по сути, сегодня лишен всех полномочий по охране наследия. Необходимые для реальной государственной охраны памятников документы оформлены для менее чем 15% взятых под охрану объектов. Около 120 тыс. выявленных объектов архитектурного, археологического наследия годами и порой уже десятилетиями не обеспечиваются документами, которые необходимы для включения в реестр. При этом практически вся реставрационная отрасль отдана на милость невидимой руки рынка. Нет необходимости уточнять, кто в этой паре главный. […]

Чтобы сломать эту чудовищную тенденцию, по нашему мнению, необходимо в первую очередь придать законодательству о культуре и культурному наследию статус самостоятельного раздела с уникальным предметом регулирования, чтобы выше была только Конституция. А затрагивающие вопросы культуры и культурного наследия нормы других законов могли бы применяться только при условии полного соответствия культурному законодательству. Именно это и следует из новых норм нашей Конституции.

Существующее сегодня требование обязательной передачи полномочий в сфере культурного наследия субъектам Российской Федерации должно быть отменено. Статус Научно-методического совета по охране и сохранению культурного наследия народов Российской Федерации необходимо закрепить законодательно. На федеральном уровне (мне кажется, это самое важное) необходим самостоятельный орган государственной охраны культурного наследия. И конечно же, полностью с вами согласен: не при Минстрое, даже, наверное, не при Минкультуры, все-таки в прямом подчинении как минимум правительству.

Наука должна вернуться в реставрацию. На рынке реставрационных работ должен быть хоть один государственный игрок, но задающий вектор развития всей отрасли.

Должна осуществляться в масштабах всей страны программа по консервации памятников истории и культуры. Причем средства на эту программу, конечно, не должны подвергаться никаким секвестрам ни при каких обстоятельствах. 

Финансы: музеи без средств и «крестовый поход» на культуру

Владимир Толстой, советник президента Российской Федерации

Относительная стабильность в работе наших театров, музеев, цирков, в концертной деятельности, кинопоказе, дай бог, может восстановиться лишь к середине следующего, 2021 года, а к полноценной жизни удастся вернуться, боюсь, и еще позже.

За время полного карантина даже наши самые крупные театры — и Большой театр этому конкретный пример — и музеи исчерпали все накопленные ранее внебюджетные ресурсы. Субсидия из бюджета на 2020 год заведомо не покрыла всех необходимых расходов. В текущем году для федеральных учреждений культуры выход найден: их государственные задания сокращены без уменьшения выделения субсидий, а также отложена уплата сбора по налогу на прибыль организаций. Однако на региональном и муниципальном уровнях такие решения приняты не везде, и во многих регионах ситуация действительно близка к критической. Необходимо продлить действие этих мер как минимум на девять месяцев 2021 года и по возможности распространить их на территорию всей страны, всех регионов.

А для отдельных, совсем уж не связанных с оказанием услуг, фундаментальных сфер, таких как сохранение наследия, изучение и представление музейного, библиотечного, архивного фондов, самого процесса создания произведений искусства и культуры, необходимо выработать такие формы государственной поддержки, чтобы они в принципе не зависели от доходов от платной деятельности. Такая практика уже была в период 2010–2012 годов; возможно, стоит вернуться и посмотреть повнимательнее, как это тогда происходило.

Валентина Музычук, заместитель директора Института экономики Российской академии наук

Ситуация с коронавирусом обнажила острые проблемы, связанные с масштабными сокращениями в социально значимых отраслях в рамках проводимой бюджетной реформы.

С 2018 года у нас инициирован новый «крестовый поход» на культуру. Речь идет о новой волне сокращений, связанных с так называемой реализацией плана оптимизации бюджетных расходов субъектов Российской Федерации. В методических рекомендациях Минфина регионам настойчиво предлагается несколько вариантов сокращения сети и сокращения численности занятых в сфере культуры. […] Следующее — объединение разноплановых учреждений культуры. Что в этом плохого? Меняется профиль учреждения. То есть явно, что какие-то виды деятельности отступают на второй план. В качестве примера можно привести уничтожение в регионах специализированных библиотек для слепых. Их присоединяют к научным библиотекам, где они просто теряют свой функционал и постепенно сводятся на нет. Третий момент связан с переводом на централизованные бухгалтерии. Учреждения лишаются своих собственных бухгалтерских служб. То есть увеличивается срок согласования документов, за ошибки централизованной бухгалтерии отвечает директор и так далее.

Эта ситуация с тотальной оптимизацией свидетельствует об ошибочных установках при реализации бюджетной реформы в сфере культуры. И поэтому хочется развеять несколько мифов.

Миф первый: в культуре много бюджетных средств. 

Действительно, в последние годы финансирование культуры растет. По итогам 2019 года это 590 млрд руб., с учетом межбюджетных трансфертов это 600 млрд. Но если мы посмотрим консолидированный бюджет культуры в расчете на душу населения — это всего 4 тыс. руб. в расчете на одного жителя. Если мы сравним это даже с минимальными показателями европейских стран, это в три-четыре раза ниже.

Не следует судить о финансировании учреждений культуры по Эрмитажу или Большому театру. У нас в России только 5% федеральных учреждений культуры, 10% — региональных, а 85% — это муниципальные учреждения культуры. Это не только театры и музеи — это 37 тыс. библиотек, это 42 тыс. клубов, это почти 5 тыс. детских школ искусств. Во многих регионах это звено финансируется по остаточному принципу.

Второй миф: в культуре неэффективный госсектор и низкая производительность труда. 

Как считается производительность труда в сфере культуры? По методике Минфина это соотношение количества посетителей к численности работников. То есть если мы хотим повысить производительность труда в терминах Минфина, то это значит, мы должны просто сократить численность работников культуры.

С 2012 года у нас численность работников в сфере культуры сократилась на 145 тыс. человек. Это 17% с 2012 года. Я имею в виду те учреждения культуры, которые находятся в ведении Минкультуры России. И это притом, что в России вообще соотношение численности работников культуры к количеству занятых в экономике очень низкое — всего 1%, то есть один из ста выбирает профессию в сфере культуры.

Миф третий: сфера культуры привлекательна для бизнеса и способна аккумулировать огромные благотворительные пожертвования.

Для бизнеса главное — вложить свои средства в те сектора экономики, которые приносят повышенную отдачу на вложенный капитал. С этой точки зрения культура никогда не была и не будет благоприятна и интересна бизнесу.

Министерство архитектуры вместо Минэкономразвития, Минкультуры и Минстроя

Николай Шумаков, президент Общероссийской творческой профессиональной общественной организации «Союз архитекторов России»

Нам кажется, что именно сейчас настало время сделать ответственный шаг по совершенствованию национальной системы управления градостроительной деятельностью и создать в структуре правительства Российской Федерации министерство или агентство по архитектуре и градостроительству.

Такое ведомство может объединить три направления работы, сегодня искусственно разобщенных в трех федеральных министерствах, а именно: территориальное планирование закреплено за Министерством экономического развития Российской Федерации, градостроительное и архитектурное проектирование, создание комфортной городской среды — за Министерством строительства и ЖКХ Российской Федерации, охрана, реставрация и приспособление градостроительных объектов культурного наследия — за Министерством культуры Российской Федерации.

Закономерно, что каждое из перечисленных ведомств решает поставленные задачи в меру своих компетенций и совокупного опыта. Однако на деле мы сталкиваемся порой с ситуациями, когда в силу объективных причин и правовой казуистики люди, отвечающие за реализацию сложнейших градостроительных проектов, попросту не обладают нужными ресурсами и специалистами определенного профиля для федерального уровня.

Согласитесь, было бы странно возложить на Министерство культуры строительство жилых комплексов, мотивируя это художественным вкусом деятелей культуры, или требовать от Минстроя, решающего серьезные задачи строительной индустрии, полностью обеспечить объекты историко-культурного наследия своевременными и качественными реставрационными работами. Каждый должен заниматься своим делом.

Поэтому мы считаем, что максимальная концентрация стратегических задач и объединение усилий в одном ведомстве пойдут на пользу архитектурно-градостроительной отрасли и позволят грамотно и четко координировать все процессы законотворческой и профессиональной деятельности в сфере создания полноценной комфортной среды жизнедеятельности на всей территории страны.

По итогам заседания традиционно даются поручения профильным ведомствам, поэтому ждем конкретных действий.

Материалы по теме
Просмотры: 2003
Популярные материалы
1
Бруклинский музей и Netflix запустили совместный проект «Королева и корона»
Виртуальная выставка показывает костюмы к свежему сериалу «Ход королевы» о молодой шахматистке и четвертому сезону сериала «Корона», где появляются принцесса Диана и Маргарет Тэтчер.
27 ноября 2020
2
Харассменту тут не место
Британские институции прекращают сотрудничество с коллекционером Энтони д’Оффе, обвиненным в харассменте.
27 ноября 2020
3
Трудно представить себе Пушкинский музей без Ирины Антоновой
Деятели культуры скорбят по легендарному музейному директору.
01 декабря 2020
4
Ирина Антонова. Жить в искусстве
Умерла Ирина Александровна Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.
01 декабря 2020
5
Музеи России о финансах, посетителях и надеждах
Опросив более 20 российских музеев, мы предприняли попытку разобраться с тем, как в них расценивают последствия первого карантина, каковы реалии в настоящий момент и чего можно ждать от ближайшего будущего.
30 ноября 2020
6
От а до я советского искусства на торгах «Совком»
Московский аукционный дом проводит последние в этом году торги, соединив серьезные находки с легкой подборкой новогодней тематики.
30 ноября 2020
7
«Гараж» представил публичную программу к проекту Томаса Сарасено
Проект «Движущие атмосферы» Томаса Сарасено можно увидеть в музейном атриуме в рамках программы Garage Atrium Commission и во время карантина.
26 ноября 2020
8
Более половины музеев США сократили или отправили своих работников в неоплачиваемый отпуск
Американские музеи ожидают, что финансовые потери составят 35% прогнозируемого дохода к концу 2020 года и еще 28% чистого операционного дохода в 2021 году.
27 ноября 2020
9
LG и Пушкинский: союз искусства и технологий
Проект «LG SIGNATURE x Пушкинский музей» продолжает заданную брендом инициативу по поддержке российских музеев.
02 декабря 2020
10
Василий Успенский: «Личность Рафаэля значила не меньше его искусства»
Государственный Эрмитаж 10 декабря открывает грандиозную выставку «Линия Рафаэля. 1520–2020», посвященную влиянию художника на мировой арт-процесс на протяжении 500 лет. О ее подтекстах и смыслах рассказывает один из кураторов — Василий Успенский.
02 декабря 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru