The Art Newspaper Russia
Поиск

Конец прекрасной эпохи

Альбом «Monument du costume. Картины жизни конца XVIII столетия» — не только каталог одноименной выставки, но и энциклопедия стиля дореволюционной Франции

Роскошная книга, выпущенная издательством «Арт Волхонка» совместно с Государственным музеем-заповедником «Царицыно», представляет собой оммаж эпохе Людовика XVI и Марии-Антуанетты, хотя имена короля и королевы Франции даны в ее главах вскользь. В центре внимания авторов (а труд этот коллективный и в хорошем смысле слова кросс-культурный, вмещающий обзоры самых разных видов и жанров искусств) — серия гравюр 1770–1780-х годов о нравах, идеалах и, главное, стиле предреволюционной Франции, про которую дипломат и политик Шарль Морис де Талейран (1754–1838) позднее скажет: «Кто не жил в XVIII веке перед революцией, не знает сладости бытия и не может представить себе, каково может быть счастье жизни».

…Все началось в 1773 году в Париже. Банкир Жан-Анри Эбер (история сохранила нам даже его портрет кисти Якоба Хандмана, хранящийся сегодня в Историческом музее Берна) решил издать альманах о быте и нравах французской аристократии. Сегодня это назвали бы глянцевым журналом. Издание должно было представить наряды, интерьеры, досуг (пешие прогулки, верховая езда, вечера в опере, игра в карты) и, шире того, стать еще энциклопедией хороших манер и послужить эталоном поведения. Эпоха Марии-Антуанетты не отличалась крепкими нравственными устоями (да и какая эпоха ими отличается?), но в те времена жил и творил Жан-Жак Руссо (1712–1778), и его идеи о естественной и благочестивой жизни, крепкой семье, любви между супругами, совместном воспитании детей были очень популярны.

Идеологически то издание равнялось на концепции Руссо. Жан-Анри Эбер, что называется, спродюсировал проект: нашел художников (главным из них стал Жан-Мишель Моро-младший), которые смогли адекватно — изящно и со множеством деталей — изобразить жизнь высшего общества, потом перевел рисунки в гравюры. Проект имел бешеный успех. Не удалось, правда, сделать его регулярным. С 1773 по 1783 год вышли всего три альбома (Эбер называл их «сюитами»): о жизни молодой парижанки, буднях благородной дамы и привычках высокочтимого дворянина. Еще через пару лет светский хроникер Никола Ретиф де Ла Бретонн написал к каждой гравюре пространные вольные комментарии, эдакие фантазии на темы вроде такой: «Что будет, если благородная дама окажется беременна? Вполне вероятно, ее супруг заведет интрижку с хорошенькой служанкой».

В 1789-м лучшие листы всех трех «сюит» и тексты к ним были изданы как альбом Monument du costume physique et moral de la fin du dix-huitième siècle; ou Tableaux de la vie («Памятное свидетельство об укладе жизни, материальном и нравственном, в конце XVIII века, или Картины жизни»). В тот же год случилась Великая французская революция. Весь быт, с таким тщанием и любовью описанный в Monument du costume, исчез в одночасье, как затонувшая Атлантида. И книга приобрела ценность первоисточника. О ней на полвека забыли, но с середины XIX столетия к гравюрам были написаны десятки, если не сотни, комментариев, в том числе братьями Гонкур и Александром Бенуа.

Нынешнее издание — это комментарии к комментариям. В книге воспроизведены, во-первых, сами гравюры, во-вторых, тексты Андре Бретона, в-третьих, статьи о создании гравюр, о соответствии изображений и текстов, о том, кто и каким образом писал о Monument du costume на протяжении 150 лет, как стиль Людовика XVI влиял на искусство следующих эпох (от русского Серебряного века до кинофильмов Стэнли Кубрика и мебельного дизайна Филиппа Старка), как адекватно перевести название книги на русский язык и прочее. Удивительно, сколько направлений и поворотов может иметь глубокое изучение одного-единственного исторического памятника — альбома гравюр!

Самое же главное — для нынешнего издания были найдены реальные вещи, фигурирующие в Monument du costume: одежда, мебель, оружие, ювелирные украшения, десятки изящных бытовых предметов (несессеры, игольницы, записные книжицы, детские игрушки, столовый фарфор и серебро) — все, что составляло стиль времени. Фотографии этих предметов предоставили для книги ведущие музеи мира: Метрополитен, Музей Виктории и Альберта, Эрмитаж и другие. К фотографиям, опять же, потребовались комментарии, потому как даже сами слова «карне» или «шатлен» мало что говорят современному уху — тем более туманно предназначение вещей, которые этими словами обозначаются. Также в книгу вошли краткие обзоры истории костюма и декоративно-прикладного искусства. Получилась очень нескучная энциклопедия, по структуре напоминающая комикс (со множеством цветных фотографий, с сильно увеличенными фрагментами гравюр), написанная современным языком, разумно и с изяществом смакетированная и сверстанная — виват дизайнеру издательства «Арт Волхонка»! Трудно даже вообразить, сколько времени и какого уровня знаточества потребовала вся эта работа. Она — если не подвиг, то, безусловно, достижение.

Параллельно с выходом альбома 18 декабря 2019 года в музее-заповеднике «Царицыно» открылась одноименная выставка. Она должна была работать до 12 апреля 2020-го, но из-за карантина преждевременно закрылась 17 марта. Устроители, конечно, не смогли получить на нее экспонаты из Англии и Америки, но десять российских музеев: ГМИИ им. А.С.Пушкина, Музеи Московского Кремля, Музей В.А.Тропинина, музей-заповедник «Петергоф», музеи-усадьбы «Архангельское», «Кусково», «Останкино» и другие, — совместными усилиями воссоздали, насколько возможно, материальный мир предреволюционной Франции. Тем более что в те десятилетия русско-французские связи были сильны, и некоторые вещи, например туалетный прибор из серебра (подсвечники, кувшин и миска для умывания, колокольчик для вызова прислуги, щетки, баночки для крема, чаша для подогрева косметических средств с двумя стеклянными флаконами), вывезли из Франции буквально во время революции и тем самым спасли. Останься эти сокровища на родине, их бы наверняка переплавили. В России туалетным прибором владела Наталья Голицына, прообраз пушкинской графини Томской из «Пиковой дамы».

Составителем альбома, автором вступительной статьи и комментариев к гравюрам стал Василий Успенский — научный сотрудник Эрмитажа, куратор выставок и автор каталогов «Анатомия смеха. Английская карикатура XVIII — первой трети XIX века» (2016), «Палладио в России. От барокко до модернизма» (2015), «Дворцы, руины и темницы. Джованни Баттиста Пиранези и итальянские архитектурные фантазии XVIII века» (2011). Статьи в книгу написали Наталья Веденеева (о трудностях перевода и интерпретации), Эйлин Рибейро (история костюма), Надежда Троепольская (ювелирное искусство), Ирина Сафонова (история веера), Ян Виленский (фарфор французских королей). Автором книжного дизайна выступил Евгений Корнеев.

Этот проект — исключительный по охвату материала и научной ответственности, но не единственный в своем роде. Если ретроспективно взглянуть на культурный контекст последних 40–50 лет, то можно отметить как минимум две вспышки интереса к Франции последней четверти XVIII века. Одна случилась в конце 1980-х, когда одновременно вышли два фильма по мотивам «Опасных связей» Шодерло де Лакло: лента Стивена Фрирза (1988) с целым созвездием замечательных актеров (Гленн Клоуз, Джон Малкович, Мишель Пфайффер, Киану Ривз, Ума Турман) и «Вальмон» (1989) Милоша Формана с Колином Фертом и Аннетт Бенинг. Фильмы были сняты с акцентом на аморальность высшего света при Людовике XVI и в чем-то рифмовались с 1980-ми — временем диско, ночных клубов и эпидемии крэк-кокаина.

Прошло 12–13 лет, и на XVIII век взглянули иначе. В 2001-м в Британии вышла книга леди Антонии Фрейзер «Мария-Антуанетта: путешествие» — наиболее полная биография казненной королевы, написанная с большим сочувствием к героине. В 2004-м София Коппола сняла по книге фильм. В 2008-м в Гран-пале в Париже прошла огромная выставка, где были собраны документы, вещи, искусство, воссозданы интерьеры дворцового театра и сооружен макет парка. Показали все, что сохранилось и к чему имела отношение королева. Эпохе простили аморальность — и восхитились стилем и вкусом.

Наверное, шаг в 12–13 лет, в течение которых происходит частичная смена поколений, — правильный промежуток, после чего к любой теме можно и хочется вернуться вновь. Чем же сегодня очаровывает нас эклектичная Франция последней четверти XVIII века?

Как ни странно — терпимостью (в том числе к порокам) и гуманизмом. Именно в то время была осознана ценность детства и малышей наконец-то перестали наряжать в платья для взрослых. Их уже не препоручали всецело нянькам и служанкам, отныне воспитание ребенка стало главной женской миссией. И традиция заводить собачек, равно как и специальная еда и ветеринарная служба для них, тоже достижения эпохи. Мужчинам в кои-то веки позволили быть слабыми, сентиментальными, не стыдиться слез, вместе с супругой выбирать чепчики для будущего ребенка, радоваться его появлению на свет. Отсутствие «мачизма» кажется очень симпатичным. И следить за изяществом мужского наряда (привет современным метросексуалам!) считалось добродетелью.

На женщин никто не мог прикрикнуть: «Молчи, дура!» — в обществе они нередко играли роли стратегов и серых кардиналов. Они отстояли право принимать у себя в будуарах тет-а-тет мужчин парикмахеров и портных. И да, они кормили грудью в публичных местах (например, в парках), и это не считалось зазорным. Понятно, что весь этот гуманизм не распространялся дальше дворцовых интерьеров и касался лишь привилегированного класса, но его хотя бы апробировали, он стал частью социальной памяти, и к нему по прошествии 200 лет вернулись как к чему-то само собой разумеющемуся.

Просмотры: 2255
Популярные материалы
1
Русский музей открыл грандиозную выставку в честь 125-летия
Выставка посвящена всем тем, кто передал в дар произведения искусства. Среди них русский царь, советский ученый и шоколадный магнат.
29 июля 2020
2
Картины без масла
Выставка в зале графики Третьяковской галереи «Предчувствуя ХХ век. Васнецов, Репин, Серов, Ге, Врубель, Борисов-Мусатов» — попытка выбрать из огромного наследия русских классиков и хрестоматийное, и неизвестное.
29 июля 2020
3
Участников челленджа Музея Гетти увековечили в книге
Карантинные фотопародии по мотивам известных произведений из соцсетей перекочевали в специальное издание.
28 июля 2020
4
Василий Кузнецов: «Можем принимать произведения хоть из Орсе»
Директор музея «Новый Иерусалим», отмечающего 100-летие, рассказал о его сегодняшней стратегии и тактике.
31 июля 2020
5
Самые древние фрески в Венеции и Венецианской лагуне обнаружены на Торчелло
В базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчелло в ходе реставрации специалисты нашли фрагменты фресок IX–X столетий, заложенных еще в Средневековье.
30 июля 2020
6
Во Франции нашли место, изображенное на последней картине ван Гога
Благодаря старинной открытке установлено точное место, где Винсент ван Гог написал свое последнее произведение «Корни деревьев» всего за несколько часов до самоубийства.
29 июля 2020
7
Небольшой автопортрет Рембрандта установил 16-миллионный рекорд
Это автопортрет художника, появившийся на публичном аукционе впервые за многие годы.
29 июля 2020
8
Турист отломил пальцы у скульптуры Кановы, когда делал селфи
Посетитель музея ухитрился беспрепятственно подойти к гипсовой модели знаменитой мраморной скульптуры Полины Бонапарт из коллекции Галереи Боргезе.
03 августа 2020
9
Умер историк искусства, заново открывший миру футуризм
В возрасте 92 лет ушел из жизни Маурицио Кальвези — последний из больших итальянских историков искусства ХХ века.
29 июля 2020
10
Сенат США: российские миллиардеры действовали на арт-рынке в обход санкций
Американские сенаторы называют торговлю искусством «самой большой легальной нерегулируемой отраслью экономики США» и рекомендуют повысить прозрачность и государственный контроль в этой сфере.
31 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru