The Art Newspaper Russia
Поиск

Непризнанные таланты?

Почему российское современное искусство практически не представлено на международных ярмарках

Несмотря на то что на международном арт-рынке появляется все больше новых художников и галерей из Китая, стран Латинской Америки и Африки, российского арт-присутствия в мире практически не ощущается. Наш арт-рынок продолжает оставаться по большей части локальным, а современное искусство — неизвестным для западных ценителей. Попробуем разобраться почему.

Конечно, влияет политическая ситуация. Непопулярность России на мировой арене влечет за собой непопулярность всего, что с нею связано. Нестабильная экономическая ситуация, снижение деловой активности и прибыльности компаний, закрытие или сокращение персонала в офисах западных компаний в России — все это приводит к сужению потенциальной клиентской базы российского арт-рынка. Низкая прибыльность не позволяет отечественным галереям полноценно развиваться даже внутри страны, не говоря уже о том, чтобы двигаться на Запад. Участие в арт-ярмарках в таких условиях — серьезный удар по бюджету даже самых успешных из них.

Кстати, в конце 1980-х — начале 1990-х иностранные любители искусства, наоборот, приезжали в Россию и буквально сметали все, что было в мастерских. Это во многом способствовало потере бдительности участниками арт-рынка, которые посчитали, что такая популярность продлится бесконечно, поэтому двигаться на Запад смысла нет. Ситуация изменилась, и момент был упущен.

Добавим юридический аспект. Неопределенности в законодательстве, сложный режим ввоза и вывоза, не до конца отрегулированная ситуация с УПРАВИС в отношении отчислений художникам и их наследникам — все это затрудняет свободный оборот произведений искусства и вывоз их за рубеж для участия в выставках и аукционах. В то же время каких-то серьезных правовых ограничений в сфере оборота современного искусства нет. С атрибуцией и провенансом все достаточно просто: они подтверждаются здравствующим автором. Российским участникам рынка больше стоит сосредоточиться на надлежащем оформлении между собой договорных отношений, что позволило бы галерее заниматься художником в международном формате длительное время без риска того, что последний в любой момент может отказаться от сотрудничества или потребовать изменения условий. Западные галереи занимают весьма строгую позицию по отношению к авторам.

Вообще, во взаимодействии участников арт-рынка существует целый ряд сложностей. Рост популярности художника во многом зависит от грамотно выстроенного сотрудничества галереи, арт-дилера, куратора, музейной институции, фонда поддержки искусства и аукционного дома. Какие-то элементы в этой цепочке могут отсутствовать или замещаться другими, но суть остается прежней. Процессы эти сложные, нелинейные, требующие постоянной координации. Речь идет о маркетинге в сфере искусства. Именно профессиональный маркетинг российского искусства на Западе может дать шанс нашим современным художникам стать известными на международной арене.

Ключевыми здесь, пожалуй, являются два фактора. Первый — синхронизация российского арт-рынка. Ни одна галерея в одиночку не сможет вывести искусство на мировой уровень. Хотя отечественными галереями — Regina (ныне — Ovcharenko) и «Эрарта» в Лондоне, pop/off/art в Берлине — такие попытки делались. Ни один фонд поддержки искусства не сможет только одними своими проектами вписать российский арт-рынок в международный контекст. Ни одна ярмарка современного искусства в России не справится с этими процессами самостоятельно (наша, по сути, единственная — Cosmoscow), если все га­лереи-участницы будут оставаться на местном арт-рынке с нерегулярными выходами в международное арт-поле (Regina, XL, «Триумф»), а то и вовсе отказываться от сотрудничества. Вдобавок скандалы вокруг Московской биеннале современного искусства дискредитируют международный статус арт-событий в России в глазах мирового арт-рынка.

Безусловно, участие в арт-ярмарках — процесс для галерей долговременный и дорогостоящий. Нет участия в сравнительно небольших арт-ярмарках — не попадаешь на крупные, не попадаешь на крупные — не признаешься серьезным игроком рынка, не признаешься серьезным игроком рынка — нет доступа к продажам через именитые аукционы, которые как раз и смотрят на статистику предыдущих продаж на известных площадках, прежде чем предлагать работы своим клиентам. Исключения из этого правила бывают, некоторые молодые художники успешно осуществляют собственный маркетинг, но это единичные случаи.

Второй фактор — постоянство сотрудничества с западными галереями, музеями, фондами и арт-изданиями. Чтобы о художнике знали и говорили, о нем должны знать и говорить не только заинтересованные представители, но и профессионалы международного арт-рынка: галеристы, независимые критики, кураторы, другие художники. Говорить непредвзято и по собственной инициативе. Соответственно, художника надо показывать и рассказывать о нем как можно чаще. Как часто материалы о российском современном искусстве появляются на страницах авторитетных изданий Apollo, Aesthetica, ARTnews? Крайне редко. Как много российских имен в последнем списке 100 самых влиятельных людей в мире искусства по версии ArtReview? Ни одного. 

Высокая степень узнаваемости возможна лишь при непрекращающейся активности со стороны галереи-представительницы, больших финансовых вложениях и в целом при космополитичном подходе к арт-рынку. Все это без гарантии успешного результата. Можно ли констатировать серьезный энтузиазм в этом вопросе со стороны российских галерей? На сегодняшний день нет.

Немного о культурологическом факторе. Даже за рубежом арт-рынок слоист и неоднороден: у Америки и Европы разные предпочтения, да и в самой Европе вкусы очень отличаются (на Frieze, FIAC, Art Brussels показывают разное искусство). Чтобы продвигать художника в определенном регионе, нужно мыслить с позиций проживающего там человека, поставить себя на место потенциального приобретателя, понять вкус и особенности культуры, «залезть под кожу». Здесь важную роль играют предварительное маркетинговое исследование рынка (довольно дорогое), привлечение местных специалистов, погружение в конкретную арт-среду и, наконец, свободное знание иностранного языка, способность легко доносить информацию непосредственно до клиента. Наш арт-рынок с трудом справляется даже с английским, лучшие галереи Москвы часто не делают дву­язычных текстов и этикеток к своим выставкам. Локальный подход — локальный клиент. Даже если действовать с учетом всех указанных обстоятельств, в работе с художником всегда остается риск неудачи (потраченное время и финансы). Однако опыт крупнейших международных галерей показывает, что результат все равно может оправдать приложенные усилия. Кроме того, фактор везения пока никто не отменял. Чтобы количество перешло в качество, стоит для начала сосредоточиться на количестве. Российскому современному искусству есть что сказать миру, но пока это одиноко звучащие голоса. 

Автор статьи - юрист-международник, арт-консультант, искусствовед. 

Просмотры: 3768
Популярные материалы
1
Опустошенные: судьба пяти мавзолеев ХХ века
Всероссийский конкурс идей по использованию Мавзолея Ленина на Красной площади отменился, не успев начаться, а мы решили вспомнить о судьбе других зданий, в которых были выставлены забальзамированные тела политических лидеров ХХ века.
17 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Строительство Большого Египетского музея завершается
Фараон Хеопс потратил 20 лет на строительство своей Великой пирамиды. С 2002 года, когда был объявлен архитектурный конкурс на новый музей, и до его открытия в следующем году пройдет как раз около двух десятилетий.
16 сентября 2020
5
Библиотека Хантингтона готова представить посветлевшего «Мальчика в голубом»
Реставрация картины заняла полтора года, а сопровождавшую ее небольшую выставку посетило более 200 тыс. человек, которые могли наблюдать за ходом работ.
15 сентября 2020
6
Башне с Уралмаша наконец повезло
Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма.
17 сентября 2020
7
Абель Феррара: «Сибирь — это магическое и мистическое пространство»
Американский режиссер Абель Феррара приехал в Москву на премьеру своего фильма «Сибирь» в кинотеатре «Иллюзион», ставшую закрытием The Art Newspaper Russia FILM FESTIVAL. Он рассказал, что для него значит Сибирь и почему кино так похоже на сон
15 сентября 2020
8
Трудная прогулка по современному искусству
Парк «Зарядье» заполнен объектами, проектами и инсталляциями — здесь проходит выставка номинантов 1-й «Московской Арт Премии». Большинство показанных на ней работ известны по уже прошедшим выставкам, а неизвестные не слишком интересны.
18 сентября 2020
9
Влюбленный в 1990-е: в МАММ проходит выставка Игоря Мухина
Среди музейной публики много молодежи, «миллениалов». Выставка «Наши 1990-е. Время перемен» будет для них историческим свидетельством. Для людей, помнящих 1990-е, она станет поводом к ностальгии.
17 сентября 2020
10
Ретроспектива Хаяо Миядзаки станет первой выставкой в Музее Академии кинематографических искусств
Иммерсивная выставка погрузит посетителей в анимационные миры японского мультипликатора в новом музее, который строится в Лос-Анджелесе по проекту Ренцо Пьяно.
15 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru