The Art Newspaper Russia
Поиск

Крутой маршрут Василия Шухаева

Авторы новой книги прослеживают мытарства и триумфы художника, который был и парижским обитателем, и магаданским зэка, и чье творчество вовсе не было ограничено неоакадемическим амплуа, как принято думать

Свежая коллективная монография «Василий Шухаев: искусство, судьба, наследие» и уже довольно давняя, 2014 года, ретроспектива Василия Ивановича Шухаева (1887–1973) в Московском музее современного искусства — части общего проекта, посвященного одному из самых значительных русских художников ХХ века. Хочется сказать о «возвращении наследия», хотя такая формулировка может показаться не слишком уместной. Разве не возвращался Шухаев с персональными выставками в музеи страны с кратким названием СССР как минимум дважды? 

Первый раз — в 1936-м, когда в Москве и Ленинграде, в залах Академии художеств, открылась его большая выставка. Она представляла мирискусника, русского европейца с отличной академической выучкой, полученной одновременно с другом и соратником Александром Яковлевым в мастерской Дмитрия Кардовского. На том показе Шухаев представал «возвращенцем» из Франции, который предпочел «буржуазному Западу» лихорадку будней Страны Советов.

Подтверждением этого выбора должно было служить огромное, 3 на 4 м, полотно «Молотьба» (1935), образцовая тематическая картина, материалы для которой художник ездил собирать в Кабардино-Балкарию.

Второй раз — в 1954-м в Тбилиси, когда 66-летний автор в зале Союза художников Грузии показал свои работы 1940-х годов, включая эскизы для гулаговского театра в Магадане, и часть ранних работ, присланных после долгой переписки и переговоров из Ленинграда, где они оставались у коллеги-скульптора на хранении после ареста Шухаева в 1937 году. Статья Елены Каменской о тбилисской выставке — одна из интереснейших в книге.

Эта выставка, в сущности, тоже представляла «возвращенца» — бывшего колымского лагерника, пережившего уже в 1948-м двухмесячный арест в Грузии и высылку в Цхалтубо в 1953-м. Человек, написавший когда-то о своем способе выживания: «знаменитый художник Шухаев умер, живет з/к, носящий его имя… живет без мыслей, без желаний», — возвращался к себе самому, показав «62 картины, 97 рисунков, 18 монументально-декоративных эскизов и картонов, 19 театральных эскизов и 2 листа книжной графики». Выставка стала символическим жестом, утверждавшим бывшего з/к в правах свободного гражданина. Машинописный перечень работ для той экспозиции наряду с каталогом выставки 1936 года художник приложил к своему прошению о реабилитации. «Думаю, что 16 лет репрессий, ограничений и мытарств за несовершенное преступление — это величайшая несправедливость, и очень надеюсь, что она будет, наконец, исправлена», — писал Шухаев на имя генпрокурора СССР.

Реабилитация произошла два года спустя. Потом были выставки в Москве, Тбилиси, Ленинграде, Тарту. Работы Шухаева были приобретены или подарены крупнейшим музеям страны, он получил звание заслуженного деятеля искусств Грузинской ССР.

О каком же возвращении сегодня может идти речь? Об открытии работ художника новыми поколениями зрителей? Отчасти да. Василий Шухаев — из тех мастеров, которых хочется взять в будущее. Но речь и о возвращении полноты истории. Художник всей жизнью был связан с теми пластами культуры, которые сегодня воспринимаются по отдельности. Русская академия и европейская школа, театр Мейерхольда, русская эмиграция и европейские «левые» интеллектуалы, парижские школы искусств и тбилисский тесный круг друзей… Монография замечательна именно тем, что очень бережно фиксирует характерную для Серебряного века общность «корневой системы» культуры — петербургской, тифлисской, парижской, варшавской…

Эта общность сохранялась довольно долго — вопреки всему. Именно она сделала возможным успех издательства «Плеяда», основанного в начале 1920-х в Париже Яковом Шифриным. О раритетных изданиях «Плеяды», среди которых была и «Пиковая дама» на французском в оформлении Шухаева, рассказывают в своих статьях Михаил Сеславинский и Алла Руднева. Кстати, фотографию подготовительного рисунка к портрету Шифрина (1925) можно увидеть среди материалов художника в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), о которых пишет Татьяна Горяева.

Насколько тесен мир, понимаешь при виде портрета отважного легионера и будущего генерала французской армии Зиновия Пешкова — вся грудь в орденах. Портрет сделан для книги об Иностранном легионе в Марокко. С Пешковым (который был не только крестником Максима Горького, но и братом Якова Свердлова) художник состоял в приятельских отношениях.

Книжка Пешкова в оформлении Шухаева вышла в 1927 году в издательстве Марселя Лесажа. Об этом, как и о серии колоритных шаржей на политиков и культурных деятелей 1930-х годов, сделанных художником для журнала Vanity Fair, пишут голландские исследователи Серж-Алеша Стоммельс и Альберт Лемменс. Шаржи, кстати, тут воспроизведены: от Горького до Бернарда Шоу, от монархов мира до Иосифа Сталина. 

Общность «корневой системы» культуры позволит Шухаеву стать важным педагогом русского зарубежья в Париже (об этом подробная статья Татьяны Астраханцевой). Среди его учеников были, в частности, дети Шаляпина — Борис и Марфа, и Александра Прегель (урожденная Авксентьева), которая училась у Шухаева и Наталии Гончаровой, и американец Джон Стюарт Кэрри, ставший одним из представителей риджионализма. Уже в СССР учеником Шухаева был Ананий Бриндаров, русский ассириец, в будущем главный реставратор Русского музея, один из основателей мастерской реставрации факультета живописи Ленинградского института живописи, скульптуры, архитектуры имени И.Е.Репина. О нем подробно пишет Татьяна Павлова. 

Разумеется, в глазах следователей НКВД широта интересов и знакомств выглядела подозрительной. Преподавание рисунка дочери Евгения Миллера, белого генерала, похищенного в Париже, вывезенного в СССР и расстрелянного в 1939-м, или беседу за ужином в парижском ресторане с генералом Кутеповым следователи рассматривали как доказательство вины художника. Подробности следственного дела Шухаева и его жены Веры Федоровны, которые раскрывает Василий Христофоров, работавший с материалами Центрального архива ФСБ, потрясают абсурдностью. 

Впервые публикуются документы не только 1937 года, но и из личного дела 1948-го, когда супругам Шухаевым были повторно предъявлены обвинения по все той же 58-й статье — уже в Тбилиси. Тогда обоих спасла Елена Ахвледиани, известная художница, которая умолила министра внутренних дел Грузии Николая Рухадзе «отдать ей этих стариков». Как пишет в своих воспоминаниях Нина Хучуа, дочь друзей Шухаевых, «по всей видимости, министр был единственным человеком на свете, который видел коленопреклоненной Елену Ахвледиани». 

Нынешняя монография дает возможность продлить встречу с сильным и умным мастером, чье влияние на искусство ХХ века не сводится только к неоакадемической традиции. 

Материалы по теме
Просмотры: 1992
Популярные материалы
1
Русский музей открыл грандиозную выставку в честь 125-летия
Выставка посвящена всем тем, кто передал в дар произведения искусства. Среди них русский царь, советский ученый и шоколадный магнат.
29 июля 2020
2
Картины без масла
Выставка в зале графики Третьяковской галереи «Предчувствуя ХХ век. Васнецов, Репин, Серов, Ге, Врубель, Борисов-Мусатов» — попытка выбрать из огромного наследия русских классиков и хрестоматийное, и неизвестное.
29 июля 2020
3
Участников челленджа Музея Гетти увековечили в книге
Карантинные фотопародии по мотивам известных произведений из соцсетей перекочевали в специальное издание.
28 июля 2020
4
Василий Кузнецов: «Можем принимать произведения хоть из Орсе»
Директор музея «Новый Иерусалим», отмечающего 100-летие, рассказал о его сегодняшней стратегии и тактике.
31 июля 2020
5
Самые древние фрески в Венеции и Венецианской лагуне обнаружены на Торчелло
В базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчелло в ходе реставрации специалисты нашли фрагменты фресок IX–X столетий, заложенных еще в Средневековье.
30 июля 2020
6
Во Франции нашли место, изображенное на последней картине ван Гога
Благодаря старинной открытке установлено точное место, где Винсент ван Гог написал свое последнее произведение «Корни деревьев» всего за несколько часов до самоубийства.
29 июля 2020
7
Небольшой автопортрет Рембрандта установил 16-миллионный рекорд
Это автопортрет художника, появившийся на публичном аукционе впервые за многие годы.
29 июля 2020
8
Турист отломил пальцы у скульптуры Кановы, когда делал селфи
Посетитель музея ухитрился беспрепятственно подойти к гипсовой модели знаменитой мраморной скульптуры Полины Бонапарт из коллекции Галереи Боргезе.
03 августа 2020
9
Умер историк искусства, заново открывший миру футуризм
В возрасте 92 лет ушел из жизни Маурицио Кальвези — последний из больших итальянских историков искусства ХХ века.
29 июля 2020
10
Сенат США: российские миллиардеры действовали на арт-рынке в обход санкций
Американские сенаторы называют торговлю искусством «самой большой легальной нерегулируемой отраслью экономики США» и рекомендуют повысить прозрачность и государственный контроль в этой сфере.
31 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru