The Art Newspaper Russia
Поиск

Малые музеи меняют жизнь территорий и привлекают миллионы рублей

Осенью в Ярославской области стартует фестиваль частных музеев «Музейный ретрит», а в Москве 7–8 сентября пройдет выставка «Частные музеи России. Самородки России». Мы попробовали разобраться, как негосударственные музеи оживляют регионы

Сеп: 20 млн на 450 жителей

«…Я живу хорошо. Скот перестала держать — уже не могу. Улица стала такой унылой. Совсем уже не хочется жить. Деревню очень жалко. Приезжай летом, как начнет зреть малина. Смотрю в окно, а виден только лес. Людей совсем уже нет. Слезы бегут». Это письмо жительницы исчезнувшей в 1990-е деревни Лужаны открывает экспозицию Музея исчезнувших деревень. Появился он в деревне Сеп Игринского района Удмуртии осенью 2017 года.

В Сепе 450 жителей. До райцентра 14 км. Рядом еще несколько деревенек, где живет в общей сложности 900 человек. Дальше — только бывшие деревни. Кое-какие из них еще можно найти на картах, но уже нельзя физически. Лужаны, Ыжнюк, Николаевка, Митроки, Бисар, Палым, Верхний Пежвай… В Сепе нет газа — готовят на дровах и электроплитках. Нет мобильной связи — общаются с миром по проводному телефону и по модему. Зато в музей приезжают из соседних регионов (за первые десять месяцев работы тут насчитали 7 тыс. посетителей). Он стал первым звеном в цепочке проектов, которые позволили за четыре года привлечь в деревню около 20 млн грантовых рублей.

«Все началось с того, что мы провели День деревень, — рассказывает Татьяна Мосова, директор местного Дома культуры, вокруг которой сложилась «проектная команда» местных жителей. — Мы пригласили всех, кто хочет вспомнить деревни, которые когда-то были по соседству, и к нам приехало 700 человек. Когда делали праздник во второй раз, участников было уже полторы тысячи. С тех пор все пошло по-другому». 

Писали заявку на грант фонда Владимира Потанина, развивали концепцию музея и организовывали процесс перековки жителей Сепа в музейщиков АНО «Творческое объединение «Рыба Морзе - КАМА рекордз» во главе с Александром и Ольгой Юминовыми. Знакомы с местными жителями они были давно - собирали в этих местах фольклор, делали небольшие проекты: привозили в Сеп то Школу фотографии им. Родченко, то мастер-классы по анимации.«Когда я предложил сделать музей, местные жители сразу сказали: „Да! Но давайте сделаем такой музей, какого ни у кого нет. Нам музей с половиками и колесом от телеги не нужен“, — рассказывает Юминов. — Я подумал: „Вот это сообщество!“» 

В итоге «КАМА рекордз» взяли грант президента — на то, чтобы научить местных жителей ездить в экспедиции, брать интервью, собирать и описывать экспонаты. Власти разрешили разместить музей в cепской библиотеке. К разработке дизайн-концепций привлекли студентов Кафедры инновационного Самарского технического университета под руководством их преподавателя Елены Шлиенковой - и студенты принесли их восемь.

Так, имея три с небольшим миллиона грантовых денег и команду волонтеров, сделали музей, необычный в первую очередь очеловеченностью истории. За каждой вещью или фотографией — рассказ от первого лица, который можно услышать, увидеть или прочитать. Праздники, игры, даже общение с духами. Фотографии самые разные — от традиционных свадебных до курьезных в духе «После убоя поросенка». Предметы… Вот, например, блюдо. И история передавшего его жителя о том, как в голодные 1940-е мама рассыпала на этом блюде тонким слоем дефицитную муку и рисовала на ней, чтобы дети не могли незаметно утащить несколько щепоток, но он научился брать муку, разравнивать рисунок и повторять его заново.

«Вскоре после открытия сюда заехал губернатор, — рассказывает Александр Юминов. — Он все это увидел, поразился — и как начал пиарить в своем твиттере! Здесь даже проходило выездное заседание правительства республики, посвященное развитию туризма». Открыв музей, «КАМА рекордз» и команда Мосовой взяли еще один грант — и сделали продолжение экспозиции под открытым небом. Еще один — и организовали вместе с удмуртскими студентами изучение деревенской архитектуры, проектирование и внедрение элементов благоустройства, изменив, таким образом, центральную часть деревни. Сейчас они перестраивают местный Дом культуры. Фонд Владимира Потанина выделил 10 млн руб. на то, чтобы превратить ДК в центр социальных инноваций, на примере которого будет отработана новая модель сельского клуба и комьюнити-центра. На повестке дня — гостевые дома, за которые берутся частные инвесторы.

Учма: заплаты на истории

Фотографии из еще недавно никому не известной Учмы лента Facebook начала приносить с весны. «Ты в Учме? Как я рад за тебя!» — обменивались пользователи комментариями. Про созданную здесь в прошлом году экспозицию «Старухи о любви» написали федеральные СМИ, а сам музей с поэтическим названием «Учемский музей Кассиановой пустыни и судьбы русской деревни» выдвинулся на премию «Европейский музей года» и прошел первый отбор. Шансы пройти дальше велики. 

Учма — это Ярославская область, 14 км от Мышкина. Всего 20 постоянных жителей. Создал музей в 1999 году лесник Василий Смирнов, давно приводивший соседей в недоумение своими краеведческими проектами. В 2000-е в Учму заехала пиарщица одного из крупных банков Елена Наумова. Вышла за Василия замуж и осталась развивать музей. «Деревня как место, где люди в основном работают на земле, практически исчезла, — рассказывает она. — Речь не только об Учме, это повсеместная тенденция. Рухнул целый уклад жизни. Поначалу в музее у Василия было все как у всех — прялки и утюги, которые принесли местные. Но постепенно он вырос до философского размышления об этой жизни, которая продолжалась столетиями — и на наших глазах ушла под воду, как Атлантида». 

Кассиан Учемский, умерший в 1504 году в этих местах, до пострижения в монахи был князем Константином из византийской императорской династии Комнинов. В 1453 году он защищал Константинополь от турок, был одним из выживших при падении города и империи. Таким образом, Учма вписана в историю, и Елена и Василий, конечно, это использовали. Экспозиция размещается в трех амбарах. Первый посвящен Учме в Большой истории, второй — в истории России, а третий — истории семьи. Именно третья, камерная часть, созданная благодаря гранту Российского фонда культуры (две другие создавались на личные средства самодеятельных музейщиков), оказалась самой успешной. Все очень просто: предметы и голоса старух, рассказывающих о том, как они встречались, расставались, любили, терпели и хоронили своих мужей, — но люди выходят потрясенными.

«Есть еще Музей дыр и заплат, — рассказывает Елена Наумова. — Там мы размышляем о тех временах, когда люди дорожили вещами и продлевали их жизнь как могли, а также о том, что иногда дыра — это пауза, пустота, в которой может что-то родиться. Сам этот музей, расположенный в закрытой школе, — заплата на пустоте». 

Сейчас в Учму приезжает около 1 тыс. человек за сезон. Местные жители, по словам Елены Наумовой, активно включились в работу по благоустройству села. В планах — гостевые дома, скамейки для любования закатом... Но на коммерческий успех здесь не рассчитывают. «У нас психотерапевтический музей, — говорит она. — Мы даем человеку возможность отдохнуть и задуматься о своем месте в мире. Поэтому тут нет аниматоров, театрализованных представлений и прочего. Большой экскурсионный поток просто уничтожит нашу идею. Мы стараемся зарабатывать другими способами».

Психоделика и ретрит

Случаи, когда небольшой негосударственный музей меняет судьбу территории, не так уж часты. Но и не так уж редки. Один из первых принято относить еще к 1966 году, когда в Мышкине Ярославской области краевед Николай Гречухин создал Мышкинский народный музей. Гречухину удалось объединить жителей вокруг наследия города, музеи в Мышкине начали размножаться, туристы — прибывать, и селу в 1991 году вернули статус города, который неплохо развивается за счет туризма.

Самый громкий кейс недавних времен — музей «Коломенская пастила», открытый в Коломне в 2009 году. Создав производство пастилы по старинным рецептам, инициаторы проекта разработали модель превращения наследия в продаваемый туристический продукт, подходящую не только для музеев, но и для ресторанов, гостиниц и прочего. Сейчас, по словам одного из зачинателей проекта, Дмитрия Ойнаса, в коломенский творческий кластер входит 53 музея, 67 творческих мастерских, 22 ресторана. Доход Коломны от туризма за десять лет вырос в 150 раз — с 20 млн руб. до 3,4 млрд руб. в год. 

Еще одна история обсуждалась в июне на коллегии Министерства культуры. В начале 2000-х предприниматель Олег Жаров купил дом в старинном селе Вятское Ярославской области. Как он потом рассказывал СМИ, ему «стало стыдно» царящей вокруг разрухи, и он взялся выкупать заброшенные памятники архитектуры, восстанавливать и создавать в них музеи. Жаров создал их десять: Музей русской предприимчивости, музей «Удивительный мир механизмов и машин», Музей кухонной машинерии, музей «Дом торгующего крестьянина» и другие. А заодно построил гостиницу, ресторан и прочие объекты инфраструктуры. По словам предпринимателя, сейчас музейный комплекс окупается.

Сколько сегодня в России частных музеев, не знает никто, тем более что многие из них не существуют юридически. Очевидно одно: с каждым годом их становится больше. Все что-то музеефицируют. Кто-то — в надежде на заработок, кто-то — по зову сердца. 

В этом году программу изучения и развития частных музеев развернула Ассоциация менеджеров культуры (АМК), получившая на проект президентский грант. «В концепции музейной деятельности РФ сказано, что у нас 450 частных музеев, это 8% от общего числа музеев в России, — рассказывает исполнительный директор АМК Инна Прилежаева. — Но при этом в Ярославской области из 250 музеев около 150 частные. Так что мы думаем, что правильнее говорить о цифрах от 500 до 1 тыс. по России. Но статистика эта очень динамична, только за нынешний год в Ярославской области открылось 7 новых частных музеев».

Исследовать частные музеи в АМК начали именно с Ярославской области, организовав туда десанты музейных экспертов. «У всех этих музеев очень своеобразное лицо, — рассказывает Инна Прилежаева. — Они с предпринимательской смекалкой перенимают все успешное у соседей, но индивидуальность каждого проявляется через личность создателя. Например, основатель Музея рождения сказки в Ярославской области так описал свою работу: „Я все это увидел во сне, а теперь воплощаю“. Там встречаются совершенно психоделические вещи вроде огромной русской печи, которую построили на основе действующего трактора и катают на ней гостей. Многое из того, что мы увидели, трудно назвать музеем в строгом смысле слова, но мы понимаем, что это важная часть современного культурного ландшафта, его зона экспериментов. Мы надеемся, что в результате нашей работы частные музеи увидят новые пути развития и кооперации».

В качестве первого шага АМК запускает в сентябре фестиваль путешествий «Музейный ретрит», который представит частные музеи друг другу и публике. С помощью сайта можно составить маршрут и отправиться в непривычную обстановку за уникальным опытом. 

Просмотры: 2339
Популярные материалы
1
Аукционы Christie’s: старомодный модернизм ХХ века против современных хедлайнеров
О последних аукционах искусства ХХ века и современного искусства Christie’s в Лондоне рассказывает Ильдар Галеев.
09 октября 2019
2
Иконы и судьбы
В Музее русской иконы 12 октября открывается первая выставка после гибели его основателя Михаила Абрамова, в память о нем. Размышляем, как удары судьбы влияют на частные коллекции икон в России.
11 октября 2019
3
Испанский импрессионизм приехал на гастроли в Россию
На выставке «Импрессионизм и испанское искусство» в Музее русского импрессионизма представлены произведения из 13 музеев и частных коллекций Испании.
10 октября 2019
4
Полное собрание гравюр Брейгеля впервые выставят на публике в Брюсселе
К 450-летней годовщине со дня смерти Питера Брейгеля Старшего Королевская библиотека Бельгии открывает свои фонды.
09 октября 2019
5
Тридцать номинантов Премии Кандинского во всей красе
Выставка художников, попавших в лонг-лист 12-й Премии Кандинского, открылась в Московском музее современного искусства. Она интересна, хорошо сделана и позволяет понять, за что и почему в лидеры вышли именно эти номинанты.
14 октября 2019
6
Депозитарий для 27 музеев в Новой Москве построит бюро IQ
Фондохранилище, где разместятся запасники Третьяковки, Исторического и еще 25 музеев, возведут в Сосенском.
09 октября 2019
7
Зачем тереть бронзовым собакам нос?
Московский метрополитен ответил Музею архитектуры, обеспокоенному судьбой скульптур Матвея Манизера на станции «Площадь Революции».
10 октября 2019
8
Месяц музеев
Исполнительный директор Московского музея современного искусства Василий Церетели рассказал о вернисажах октября в Москве и мире.
09 октября 2019
9
Йоко Оно: «Да, мечтать, небо»
Йоко Оно накануне открытия своей выставки в Московском музее современного искусства в рамках фестиваля «Территория» дала только одно интервью. Японская авангардистка рассказала нам, какие три понятия определяют ее как художника.
10 октября 2019
10
Итальянский суд запретил вывозить «Витрувианского человека» Леонардо в Лувр
Постановление также приостановило действие соглашения о музейном обмене между Италией и Францией.
10 октября 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru