The Art Newspaper Russia
Поиск

Суд поставит точку в деле о «Неизвестном» Франса Халса

Sotheby’s вернул американскому коллекционеру $11,2 млн за картину, чья подлинность вызывает сомнения, и теперь судится с инвестором Дэвидом Ковицем

Портрет неизвестного мужчины с подписью Франса Халса оказался в центре судебного дела, которое разбиралось в начале апреля в Коммерческом суде в Лондоне и стало кульминацией давнего правового конфликта между Sotheby’s и лондонским дилером Марком Вайсом.

В 2001-м Sotheby’s, действовавший от лица Вайса, продал картину американскому коллекционеру Ричарду Хедрину за $11,2 млн в частной сделке. Произведение было приобретено у Джулиано Руффини, гражданина Франции, живущего в Северной Италии. Однако позднее Джеймс Мартин, основатель принадлежащей теперь Sotheby’s лаборатории Orion Analytical, заявил, что картина, «вне всяких сомнений, является современной подделкой». Аукционный дом полностью компенсировал Хедрину заплаченные за портрет деньги еще в 2016 году и теперь пытается взыскать убытки с Вайса. Кроме того, Sotheby’s подал иск против лондонской компании Fairlight Arts Venture, которая тоже участвовала в сделке.

Впервые портрет всплыл в парижском Christie’s в ноябре 2007 года, куда его принес Руффини. Позднее он утверждал, что приобрел картину у «бойфренда одного испанского дипломата, умершего на юго-западе Франции». Произведением заинтересовался Лувр, и в октябре 2008-го французское правительство присвоило ему статус национального сокровища. Картину ненадолго отправили в лабораторию национальных музеев Франции, где отметили «замечательную сохранность» полотна, на котором не было обнаружено никаких признаков исправлений, сделанных самим художником, и «почти никаких следов реставрации».

Как бы то ни было, Лувр не смог собрать нужную сумму. Сын Руффини забрал портрет из Christie’s и поместил в хранилище в Париже, где посредник, попросивший не называть его имени, и показал его Вайсу. Руффини рассказал The Art Newspaper, что получил за произведение €3 млн.

Продажа состоялась в июне 2011 года. Картина привлекла внимание Sotheby’s, и его сотрудники показали ее Хедрину, девелоперу из Сиэтла. Тот купил работу за $11,2 млн, из которых $10,7 млн получил Вайс, а комиссия Sotheby’s составила $537,5 тыс.

Проблемы начались после того, как в марте 2016 года полиция конфисковала с выставки на юге Франции полотно якобы кисти Лукаса Кранаха Старшего, ранее тоже принадлежавшее Руффини. Представители нью-йоркского офиса Sotheby’s предложили Хедрину сдать принадлежащий ему портрет на анализ в Orion Analytical. Из лаборатории сообщили, что обнаружили два современных пигмента: фталоцианиновый синий в материале под красочным слоем и титановый белый в самой картине.

До начала судебного разбирательства Вайс заявлял, что не признает результатов их исследования, и настаивал на том, что портрет — «подлинник Халса и одно из великолепнейших произведений, с которыми мне приходилось иметь дело». Он перечислял имена экспертов, «подтвердивших подлинность портрета», в числе которых искусствовед Сеймур Слайв и Питер Бисбур, бывший главный куратор музея художника в Харлеме, заявивший, что «сразу же узнал изящество и свободу Франса Халса». Кроме того, Вайс ставил под сомнение независимость Джеймса Мартина: Sotheby’s купил его лабораторию в разгар конфликта, а затем нанял его для создания своего научно-исследовательского отдела. 

Однако перед судом в Лондоне сам Вайс не выступал, потому что 1 апреля, за десять дней до начала слушаний, заключил мировое соглашение с Sotheby’s на сумму $4,2 млн. Теперь ответчиком по делу остается лишь компания Fairlight Arts Venture, принадлежащая Дэвиду Ковицу. Инвестиционный фонд приобрел портрет совместно с Вайсом в 2010 году за €3 млн у Джулиано Руффини, который находится в центре расследования во Франции, касающегося серии якобы поддельных работ старых мастеров.

На заседании суда в начале апреля Джеймс Мартин вновь повторил, что портрет с подписью Франса Халса «является современной подделкой». Однако адвокат ответчика оспаривал «объективность» позиции Мартина, указывая на то, что он действует в интересах Sotheby’s и не может считаться независимым экспертом. «Я выступаю на стороне научного исследования, которое доказало, что работа выполнена в ХХ веке», — возражал ему Мартин. 

Другой свидетель, ведущий эксперт по Халсу Клаус Гримм, добавил, что никогда не верил в то, что портрет, который не имеет какого-либо достоверного провенанса, мог быть создан Франсом Халсом.

Марк Вайс требует, чтобы Fairlight Arts Venture выплатила половину необходимой суммы Sotheby’s, но Ковиц настаивает на том, что действовал не как «партнер» дилера, а как «финансист», который предоставлял средства на его некоторые приобретения. Между тем аукционный дом хочет вернуть свои деньги, потому требует в суде признать фирму Ковица «совладельцем картины». «Fairlight Arts Venture не была стороной в договоре купли-продажи, поэтому не может нести ответственность за любые потери Sotheby’s», — возражает Ковиц. Судебное разбирательство продолжалось две недели, однако судья оставил за собой решение до лета.

Парадоксально, но сам Руффини не участвует в этом процессе. Руффини постоянно подчеркивает, что он коллекционер, а не дилер, и говорит: «Я всего лишь любитель, я не куратор и не эксперт; это они сказали, что это портрет кисти Франса Халса». 

Материалы по теме
Просмотры: 4037
Популярные материалы
1
Опустошенные: судьба пяти мавзолеев ХХ века
Всероссийский конкурс идей по использованию Мавзолея Ленина на Красной площади отменился, не успев начаться, а мы решили вспомнить о судьбе других зданий, в которых были выставлены забальзамированные тела политических лидеров ХХ века.
17 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Строительство Большого Египетского музея завершается
Фараон Хеопс потратил 20 лет на строительство своей Великой пирамиды. С 2002 года, когда был объявлен архитектурный конкурс на новый музей, и до его открытия в следующем году пройдет как раз около двух десятилетий.
16 сентября 2020
5
Башне с Уралмаша наконец повезло
Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма.
17 сентября 2020
6
Трудная прогулка по современному искусству
Парк «Зарядье» заполнен объектами, проектами и инсталляциями — здесь проходит выставка номинантов 1-й «Московской Арт Премии». Большинство показанных на ней работ известны по уже прошедшим выставкам, а неизвестные не слишком интересны.
18 сентября 2020
7
Влюбленный в 1990-е: в МАММ проходит выставка Игоря Мухина
Среди музейной публики много молодежи, «миллениалов». Выставка «Наши 1990-е. Время перемен» будет для них историческим свидетельством. Для людей, помнящих 1990-е, она станет поводом к ностальгии.
17 сентября 2020
8
Чтобы парадное не выглядело подъездом
Житель Петербурга за свой счет восстановил в доме исторические двери с витражами.
16 сентября 2020
9
Саша Фролова: «Художник должен быть объектом искусства в любой момент времени»
МMOMA совместно с Фондом Ruarts проводит выставку Fontes Amoris художника Саши Фроловой. Она рассказала нам о символах перерождения, трансформации женского образа и сверхвозможностях.
16 сентября 2020
10
Третьяковская галерея открывает залы, затопленные ливнем
Первой в Новой Третьяковке возобновила работу выставка «Ненавсегда». Постоянная экспозиция пока что остается закрытой.
16 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru