The Art Newspaper Russia
Поиск

Елена Карисалова: «Когда влюблена в фотографию, сложно следовать доводам разума»

В ГМИИ им. А.С.Пушкина открылась выставка «Античная коллекция Михаила и Елены Карисаловых». Елена Карисалова рассказала нам об этой и другой части собрания — коллекции fashion-фотографии с работами Ричарда Аведона, Ирвина Пенна и Хорста П. Хорста

Хорошо известна коллекция старинного искусства, от античных ваз до русских портретов и мебели XIX века, которая принадлежит вашей семье. Когда и почему у вас возникла идея собирать модную фотографию?

Можно сказать, что коллекционирование — своеобразная семейная традиция. Основу собрания старинной мебели и работ русских художников заложила мама Михаила (муж Елены. — TANR) Ирина Ивановна Карисалова. Благодаря маме и бабушке муж с детства был погружен в мир искусства, ему довелось познакомиться с легендарными ленинградскими коллекционерами 1980-х годов. Собирать искусство казалось чем-то само собой разумеющимся, сложнее всего было выбрать свою тему. Я выросла на модных изданиях, и мне всегда хотелось проследить историю их развития. Мое женское любопытство и стремление к знаниям привели меня к этому виду фотографии с уже серьезными намерениями. Жанр fashion-фотографии имеет длинную и серьезную историю начиная с 20-х годов ХХ века. Ричард Аведон, Жак Анри Лартиг, Мартин Мункачи, Ирвин Пенн, Эдвард Стейхен и многие другие развивали и формировали его. Эти художники были великими пионерами и экспериментаторами, повлиявшими не только на становление жанра, но и на всю историю фотографии в целом. 

С какой работы началось ваше собрание?

Мое увлечение фотографией началось с советской классики. В частности, с работ Владимира Лагранжа — фотографий, которые меня всегда возвращают в детство. Пятнадцать лет назад мы с супругом переехали из Санкт-Петербурга в Москву, стали посещать галереи и выставки и в ЦДХ познакомились с Галереей имени братьев Люмьер, которая представляла этого автора. Затем был поиск и формирование серии фотографий, созданных в Ленинграде в годы блокады. На этих снимках зафиксирована трагедия города-героя, подвиг его жителей. (Эта серия — более 120 работ — была передана в дар и сейчас находится в Музее блокады в Санкт-Петербурге.) Потом были фотографии Стива Шапиро из кинотрилогии «Крестный отец». Изначально фотография для нас выполняла дизайнерскую, оформительскую функцию. Находя приобретенным фотографиям место в нашем доме, живя рядом с ними, мы с супругом чувствовали и понимали, что нам тепло и уютно с ними.

Что вас привлекает в fashion-фотографии?

И красота запечатленных образов, и замысел автора, и незримая, но часто осязаемая связь между ними, создающая ту самую гармонию. А еще сами модели являются для меня «примером для подражания», многие из них — мои музы в моде, во всех ее проявлениях.

Как бы вы сформулировали концепцию вашей коллекции?

Мы выделили тему fashion-фотографии как приоритетную в коллекционировании лет десять назад. Решение было непростым. Тогда, да и сегодня, в этом жанре в России практически нет своих героев, поэтому пока наша коллекция включает в себя только западную фотографию ХХ–ХХI веков. Американская фотография «выстрелила» уже в 1920-е, а достигла своего расцвета с появлением таких авторов, как Ричард Аведон, Уильям Кляйн и Ирвин Пенн; чуть позже присоединились европейские авторы. Бум на рынке fashion-фотографии случился в конце 1990-х годов, и основные работы за десять лет были распроданы, они разъехались по музеям и частным собраниям. Сформировать в 2000-х коллекцию из лучших имен было задачей не из легких. Однако именно в этом я вижу основную миссию нашей коллекции: мы собираем авторские отпечатки, отражающие развитие всего жанра, эволюцию вкусов и взглядов мастеров, развитие этого направления искусства в целом за последние 100 лет. Мы не спешим, это интересный путь, который увлекает и меня, и Михаила все больше и больше.

По какому принципу вы отбираете работы?

У нас есть понимание развития жанра, его героев, пионеров этого направления, авторов, перевернувших наше восприятие модели и образа. Мы много путешествуем, изучаем, стараемся посещать фотографические выставки в главных мировых музеях. У коллекции есть куратор. Это Наталья Григорьева-Литвинская (основатель и куратор Центра фотографии имени братьев Люмьер. — TANR), она — одна из немногих в Москве уже 20 лет занимается фотографией. Наше общение дает профессиональный вектор коллекции, но каждое приобретение я, конечно, обдумываю самостоятельно.

Учитываете ли вы инвестиционную привлекательность той или иной работы, приобретая отпечатки?

Честно говоря, искусство часто побеждает. Когда ты влюбляешься в фотографию, бывает сложно следовать доводам разума, но в целом я за разумные сделки и приобретения. На фотографическом рынке есть много нюансов, которые нужно понимать и учитывать, тем более в теме fashion-фотографии, которая сейчас пользуется таким спросом на аукционах и в галереях. Цены на работы, напечатанные в разные периоды жизни автора, могут отличаться в разы. Наличие тиража как минимум влияет на ликвидность приобретения. Есть авторы, которые приняли решение не открывать тираж и только подписывать работы. Это их право, но цена на эти работы не вырастет после смерти автора.

Как вы обычно приобретаете работы: в галереях, на аукционах или напрямую у фотографов?

У нас есть определенный план поиска фотографий. Какие-то можно купить только на вторичном рынке. Что-то мы приобретаем напрямую у авторов, поддерживая с ними личные отношения. Некоторые работы нам помогают искать фонды тех или иных фотографов. Наша активная позиция как коллекционеров, то есть внимание к провенансу, выставочные проекты, выпуск каталогов, я надеюсь, видна нашим партнерам. Репутация уже работает на нас, и мы гордимся тем, что фонды Ричарда Аведона, Ирвина Пенна, Хорста П. Хорста включили нас в число своих партнеров. Это дает мощные преференции, в том числе при покупке работ других авторов.

Есть ли в вашей коллекции отпечатки, за которыми пришлось долго охотиться? 

Лет семь-восемь назад мы вели длительные переговоры о покупке работы «Верушка» Ричарда Аведона. Фонд Аведона регистрирует все сделки и перемещения работ, пройти эти процедуры было непросто. Понадобились одновременно и решительность, и выдержка. К счастью, нам все удалось, и теперь эта работа украшает обложку первого тома каталога нашей коллекции. 

Несколько последних лет я увлечена коллекционированием отпечатков, которые классики фотографии делали для обложек журнала Vogue. Фотография, которая выполняет прикладную функцию, создается для обложки, — это абсолютно самостоятельный жанр с определенными стилистическими задачами. Есть много исследований на эту тему, написанных и фоторедакторами журналов тех лет, и музейными кураторами сегодня. Переход от иллюстрированной обложки к фотографической, смешение фотографии и иллюстрации, применение монтажа, коллажа и так далее. Конечно, мой основной интерес связан с ранними работами, многие из которых у меня уже есть. Например, известный «Олений глаз» Эрвина Блюменфельда 1950 года, первые фотографические обложки Хорста П. Хорста. К сожалению, поиск в этом направлении не всегда увенчивается успехом. Часто бывает, что эти работы не сохранились в фондах самого автора и невозможны для повторения, так как выполнены по заказу Vogue. Мы надеемся, что нам повезет на вторичном рынке, и пытаемся найти того коллекционера, который захочет расстаться с работой.

Каковы задачи фонда Still Art?

Фонд совсем молод. Первый выставочный опыт мы получили в 2016 году в Центре фотографии имени братьев Люмьер. В 2018-м мы официально презентовали в ГМИИ имени Пушкина свою коллекцию — за что очень благодарны Марине Девовне Лошак, — в обмен пообещав сделать наше собрание доступным для самого широкого круга зрителей. Осенью был издан первый том каталога, посвященный именно fashion-фотографии, а в декабре прошлого года избранная часть коллекции отправилась в Мультимедиа Арт Музей. Пользуясь возможностью, хочется сказать отдельное спасибо Ольге Львовне Свибловой и ее команде.

Нынешний, 2019 год обещает быть тоже плотным. В сентябре фонд совместно с Центром фотографии имени братьев Люмьер организует приезд швейцарца Мишеля Конте. В рамках его ретроспективы мы планируем провести лекции, экскурсии и другие параллельные программы. Ко дню рождения нашего пространства Still Beauty Space издаем второй том каталога, отдельная глава в котором будет посвящена работам Стива Шапиро. Кроме того, в разработке сейчас еще две выставочные идеи, совершенно разные и в каком-то смысле уникальные. Практически ежедневно мы с куратором коллекции и коллегами из fashion-индустрии обсуждаем детали, и, надеюсь, в мае я смогу рассказать об этих проектах подробнее.

У фонда несколько задач, и, безусловно, мы будем активно делиться с миром новостями, связанными с нашей выставочной и издательской деятельностью, новостями нашей коллекции. В том числе через наш сайт.

Что такое Still Beauty Space? Почему вы решили объединить в одном пространстве салон красоты и галерею фотографии?

Название Still выбрано не случайно, с английского оно переводится как «стоп-кадр». Это и дом для моей коллекции, и место реально создаваемой красоты, пространство с артистичной архитектурой, в котором я старалась достичь гармонии во всем. Удалось реализовать проект, соединивший салон красоты нового поколения и выставочное пространство, где всем гостям предоставлена возможность приобщаться к шедеврам фотографии и получать современный бьюти-сервис в самом сердце столицы.

Можете ли вы назвать свою любимую работу из коллекции?

Есть поговорка, которая прекрасно описывает философию коллекционера: последняя работа — любимая работа. Совсем недавно собрание пополнилось четырьмя работами Ирвина Пенна, это важный этап в развитии коллекции. Еще в декабре на день рождения я получила роскошную «Довиму» Ричарда Аведона, которая успела на открытие нашей выставки в МАММ. Я долго думала о работах Хельмута Ньютона. При всем уважении к его творчеству никак не могла его принять для себя. И вот буквально несколько дней назад у меня появился его уникальный винтаж 1971 года, чем я очень горжусь. Так что и с Ньютоном сложилось.

За последние полгода состоялось сразу две выставки фотографий из вашего собрания — сначала в ГМИИ, а затем в МАММ. Чем они отличались? Почему для вас важна выставочная история коллекции?

В ГМИИ была именно презентация коллекции. На сегодня собрание насчитывает более 100 работ, и это имена первого ранга в мировой фотографии, большинство из них ранее не были представлены в нашей стране. Мы прекрасно осознаем ответственность коллекционера за сохранность этих работ, но также понимаем, что коллекция начинает жить полноценной жизнью, когда у нее появляется общественная значимость. Первая выставка из 35 работ была организована моим мужем Михаилом в Центре фотографии имени братьев Люмьер несколько лет назад в качестве подарка мне на день рождения. И я очень хорошо помню, что уже тогда понимала: моя коллекция должна работать. На выставке в Мультимедиа Арт Музее в декабре 2018-го — феврале 2019-го мы показали чуть более 70 авторских отпечатков. Это был новогодний подарок всем посетителям музея и любителям фотографии от нашей семьи и нашего фонда.

Планируете ли вы и дальше пополнять собрание?

У меня большие планы и огромное желание развиваться самой и развивать фонд. Пополнение коллекции остается для нас приоритетным, есть много работ, над приобретением которых мы размышляем, есть те, которые уже ищем. Не менее важным направлением, чем выставочная и издательская деятельность, я считаю нашу программу поддержки российских авторов, которая могла бы помочь им встать в один ряд с западными коллегами. Возможно, мы расширим нашу деятельность на регионы и представим собрание фонда на площадках в моем родном Ленинграде-Петербурге, в Сибири, на Дальнем Востоке. Уверена, что у нас еще будет повод встретиться и поговорить о наших планах и достижениях.  

Материалы по теме
Просмотры: 5083
Популярные материалы
1
Опустошенные: судьба пяти мавзолеев ХХ века
Всероссийский конкурс идей по использованию Мавзолея Ленина на Красной площади отменился, не успев начаться, а мы решили вспомнить о судьбе других зданий, в которых были выставлены забальзамированные тела политических лидеров ХХ века.
17 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Башне с Уралмаша наконец повезло
Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма.
17 сентября 2020
5
Трудная прогулка по современному искусству
Парк «Зарядье» заполнен объектами, проектами и инсталляциями — здесь проходит выставка номинантов 1-й «Московской Арт Премии». Большинство показанных на ней работ известны по уже прошедшим выставкам, а неизвестные не слишком интересны.
18 сентября 2020
6
Влюбленный в 1990-е: в МАММ проходит выставка Игоря Мухина
Среди музейной публики много молодежи, «миллениалов». Выставка «Наши 1990-е. Время перемен» будет для них историческим свидетельством. Для людей, помнящих 1990-е, она станет поводом к ностальгии.
17 сентября 2020
7
Новый культурный центр «О» создадут в Вологде
Постоянная экспозиция будет основана на коллекции Германа Титова, а временные выставки планируется делать с участием крупнейших музеев.
21 сентября 2020
8
Скандальный банан Каттелана отправляется в Гуггенхайм
«Для нашего хранилища это не большая нагрузка», — шутит директор музея.
21 сентября 2020
9
Труды и дни неизвестного гения
Вышли в свет первые два тома дневниковых записей художника Вильгельма Шенрока. В общей сложности таких томов ожидается десять.
18 сентября 2020
10
Audi как патрон современного искусства
Третий год подряд Audi Россия принимала участие в Международной ярмарке современного искусства Cosmoscow и впервые провела конкурс для художников Audi Born-Digital Award. Поддержка культурных инициатив составляет суть стратегии Audi Art Experience.
23 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru