The Art Newspaper Russia
Поиск

Установление подлинности в сфере искусства — не точная наука

Большая часть подделок попадает на рынок в самой нижней части «пищевой цепи»: через блошиные рынки, комиссионные магазины и интернет-сайты, такие как eBay

Процедура установления подлинности произведений искусства в последнее время подвергается нападкам со всех сторон. Скандалы, связанные с подделками, разгораются один за другим. Всего через несколько месяцев после того, как суд в Германии вынес Вольфгангу Бельтракки обвинительный приговор за подделку произведений Генриха Кампендонка, Макса Пехштейна и Макса Эрнста, в США закрылась одна из старейших галерей Америки — Knoedler, ее обвинили в продаже фальшивых произведений искусства, приписывавшихся ведущим представителям абстрактного экспрессионизма. Летом 2017 года раньше срока закрылась выставка Амедео Модильяни во Дворце дожей в Генуе после того, как выяснилось, что практически все ее экспонаты — подделки. (А год назад начался очередной скандал вокруг сомнительного русского авангарда, представленного в Музее изящных искусств Гента, пока далекий от завершения. В последние годы, опасаясь судебных разбирательств, фонды, представляющие наследие таких художников, как Жан-Мишель Баскиа, Александр Колдер, Ли Краснер, Рой Лихтенштейн, Джексон Поллок, Энди Уорхол и Кит Харинг, распустили свои экспертные комиссии. Именно тогда, когда в них нуждаются больше всего, специалисты начинают чрезмерно осторожничать.

Тем не менее масштабы атрибуционного кризиса вовсе не так велики, как может показаться, если судить по упомянутым громким делам. Большая часть подделок попадает на рынок в самой нижней части «пищевой цепи»: через блошиные рынки, комиссионные магазины и такие интернет-сайты, как eBay. Подобные дешевые подделки, как правило, выявляют еще до того, как они успевают проникнуть в верхний сегмент арт-рынка. Очень немногим изготовителям подделок хватает таланта на создание оригинальных композиций, близких стилистически к творчеству именитых художников, чтобы ввести в заблуждение сравнительно осведомленного человека, не говоря уже об экспертах.

Однако, как показывают случаи Бельтракки и Knoedler, если изготовителю подделки все-таки удается пробить брешь в обороне художественного сообщества, речь может идти об огромных ставках. Реставратор и ученый Джеймс Мартин, сумевший разоблачить подделки Knoedler, доказав, что при создании картин были использованы не характерные для художников анахроничные материалы, любит сравнивать атрибуцию с табуретом, стоящим на трех ногах: знаточество, технический анализ и провенанс. Систематическое изучение и каталогизация помогают выявить индивидуальные стилистические особенности каждого художника и упорядочить знания о том, кому и когда принадлежали его произведения.

Несмотря на то что провенанс является полезным дополнением к вещественным доказательствам, которые можно получить благодаря анализу материалов, из которых сделано произведение искусства, его недостаточно для установления авторства. Историю происхождения легко сфальсифицировать, и подделки проникали в коллекции многих выдающихся собирателей. Аналогичным образом обнаружение пигментов, неизвестных при жизни художника, может служить доказательством подделки, однако присутствие соответствующих историческим реалиям веществ не обязательно доказывает подлинность. При всей важности технического анализа и провенанса ключевую роль в атрибуции играет знаточество.

Установление подлинности произведений искусства не является и, судя по всему, никогда не станет точной наукой. Это вовсе не означает, что работающие в этой сфере специалисты некомпетентны или непоследовательны. Тем не менее мы живем в мире «альтернативных фактов», где все мнения считаются одинаково вескими и где каждый может найти «авторитетное лицо», которое выскажет нужное ему суждение. В основе нынешнего кризиса атрибуции лежит сочетание популистского недовольства самим явлением экспертизы, неизбежной субъективности процедуры атрибуции и головокружительных цен на искусство. 

Материалы по теме
Просмотры: 4294
Популярные материалы
1
Зачем музеи приглашают селебрити
Рассказываем о набирающей обороты тенденции приглашать знаменитостей для промоутирования коллекций и выставок и размышляем, зачем это нужно музеям.
10 августа 2020
2
Богородицк: эффект Версаля и скелеты в шкафу
Завершилась реконструкция исторического центра Богородицка. Вместе с находящимся там дворцом-музеем и парком XVIII века город стал жемчужиной на туристических маршрутах по Тульской области.
13 августа 2020
3
Дачу Пастернака отреставрируют
Здание приведут в порядок и приспособят к современному использованию в ближайшее время.
10 августа 2020
4
Виктор Мизиано: «После ухода Валерия Подороги осталась колоссальная пустота»
Известный российский философ Валерий Подорога скончался в Москве в возрасте 73 лет. Куратор Виктор Мизиано рассказывает о том, кем он был для современного искусства.
11 августа 2020
5
Клуб Berghain в Берлине до конца пандемии стал выставочной площадкой
Благодаря проекту Studio Berlin в клуб в обход строгого фейсконтроля попадут все желающие, которые увидят произведения Анне Имхоф, Вольфганга Тильманса и Олафура Элиассона.
13 августа 2020
6
В Национальном музее Китая открылась экспозиция, посвященная борьбе с COVID-19
На выставке представлены произведения профессиональных художников и любителей, отобранные из 75 тыс. конкурсных работ.
12 августа 2020
7
Музей Мунка показывает пейзажную выставку художника
Проект «Вон там. Эдвард Мунк и природа» стал последним перед переездом музея в новое здание.
10 августа 2020
8
Ольга Озерская: «Мой путь от дизайна интерьеров до современного искусства»
Ольга Озерская рассказала о том, что такое художник эпохи COVID и как из дизайнера интерьеров превратиться в успешного современного художника.
14 августа 2020
9
В Великом Новгороде нашли фрагмент церкви XIV века
Церковь Иоанна Крестителя часто упоминается в летописях, но считалась полностью утраченной.
12 августа 2020
10
Кто вы, виртуальные победители?
Продажи на цифровых арт-ярмарках, судя по всему, все-таки идут, ведь альтернатив просто нет.
10 августа 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru