The Art Newspaper Russia
Поиск

За стеклом: реставрация картин на потеху публике

Популярный музейный тренд 2010-х годов — реставрация на глазах у зрителей. Какие картины уже стали участницами этого шоу, почему музеи увлеклись этим необычным жанром и какие осложнения возникают в процессе работы?

Новости о том, что тот или иной музей занялся реставрацией своего ключевого экспоната в режиме «за стеклом» — на глазах у посетителей, в последнее время появляются часто. Так, летом в Бельгии состоялась презентация подобным образом отреставрированной части Гентского алтаря Яна ван Эйка, а в октябре об аналогичном намерении объявил обладатель «Ночного дозора» Рембрандта — нидерландский Рейксмузеум. Но это лишь вершина айсберга — на самом деле список участников таких реалити-шоу намного длиннее.

Началось все в 1990-х годах. В 1994-м так приводили в порядок «Девушку с жемчужной сережкой» Яна Вермеера. В 2006-м, по сообщению газеты New York Times, американский Смитсоновский институт снабдил наблюдательным окном свою лабораторию. С начала 2010-х годов число музеев-участников постоянно растет, уже приближаясь к 20. Среди отреставрированных произведений искусства — и Дали, и ван Гог, и Гейнсборо. Музеи экспериментируют, выбирая наиболее удобные способы. Иногда это могут быть долгосрочные проекты. Например, в течение двух лет венский музей Бельведер демонстрировал посетителям реанимацию готической живописи Рюланда Фрюауфа Старшего. Или вот реставрация Гентского алтаря — она началась в 2012 году, а закончить ее обещают (в основном) в 2020-му. Случается и наоборот, когда реставратор работает на публике лишь короткий срок, в рамках какой-либо выставки, как это было на протяжении трех месяцев 2016 года в Художественном музее Цинциннати со средневековым «Ретабло святого Петра» и около пяти месяцев в Художественном музее Северной Каролины с «Сошествием Святого Духа» кисти последователя Бернарда ван Орлея.

Когда реставрация ведется на выставке, а шедевр — в достаточно хорошем состоянии (и желательно вообще ХХ века), то реставратора от публики может отделять лишь символическое ограждение из столбиков и шнура. Чаще же в выставочных залах устраивают целые застекленные комнаты, в которых, как в аквариуме, работают реставраторы. (Вариант с небольшим окошком, кажется, уже совсем вышел из моды.) Если картину можно восстанавливать лишь в горизонтальном положении, на столе — что неудобно для зрителей, — то изображение из лаборатории с помощью специальных камер транслируют на гигантские мониторы. За реставрацией «Ночного дозора», как обещает Рейксмузеум, вообще можно будет следить онлайн — это уже следующий шаг в развитии жанра музейных шоу. Впрочем, задумка амстердамского музея не ноу-хау. Скажем, в 2017 году Атенеум в Сент-Джонсбери в штате Вермонт транслировал в режиме реального времени работы над пейзажем американца Альберта Бирштадта. Но кому он, кроме вермонтцев, интересен — в отличие от Рембрандта?

Зачем музеи это делают? Конечно, это хороший новостной повод, позволяющий получить дополнительную бесплатную рекламу, но ведь этого явно недостаточно для столь кардинального решения.

Дело в том, что в «подопытного» обычно превращают крупный шедевр, визитную карточку музея. Когда такое произведение снимают со стены и кладут на реставрационный стол на несколько лет, это снижает интерес туристов и ведет к падению посещаемости. Если же картину поместить в «аквариум» к реставраторам, это, наоборот, станет дополнительным аттракционом, привлекающим фактором, а также свидетельством политики открытости, которой гордятся многие крупные музеи. Еще этот метод позволяет продемонстрировать, насколько все-таки кропотлива работа музейных специалистов и, главное, почему на нее тратятся такие крупные бюджетные средства (из-за чего многие вынуждены оправдываться).

Финансовый вопрос важен. Иногда подобное привлечение внимания — способ собрать средства на спасение картины. Разумеется, любому спонсору такое публичное мероприятие, особенно если его логотип на виду, гораздо интереснее, чем тайное священнодействие в закрытых лабораториях реставраторов. Новостной повод помогает и в случае некрупных пожертвований. Так, в 2016 году французскому Музею армии удалось собрать около €20 тыс. на публичную реставрацию чучела коня Наполеона, Визиря.

Деньги важны и в другом аспекте: не каждый музей способен осилить возведение надежного защитного стекла. Например, парижский Пти-пале прикинул, что сооружение панорамного окна для реставрации картины Гюстава Курбе из их коллекции обойдется примерно в €200 тыс. — причем смета собственно реставрационных работ оказалась меньше! Вот почему Музей Орсе, обзаведясь таким дорогим оснащением, поставил публичную реставрацию на поток: в 2015 году там отреставрировали «Мастерскую художника» Курбе, на следующий год — его же «Женщин Галлии», за ними последовали произведения менее известных французских академистов, например Августа Шенка. Бостонский Музей изящных искусств занялся этим вопросом еще более плотно. Его реставрационная программа Conservation in Action стартовала в начале 2010-х, и лабораторные комнаты с одной стеклянной стеной не пустуют никогда. За эти годы через них прошли этрусские саркофаги, азиатские свитки, Фрида Кало, Клод Моне и многое другое, включая и два портрета кисти Рембрандта, реставрация которых была завершена этой весной.

Перегородка между реставраторами и зрителями в бостонском музее — из обычного прозрачного стекла, не одностороннего. Это значит, что о душевном спокойствии американских ученых заботятся меньше, чем об обезьянках в московском зоопарке (как известно, там со стороны животных стекло тонированное, чтобы избавить их от назойливости посетителей). Не очень понятно, как с этим обстоит дело в других музеях. Вероятно, это тоже зависит от финансирования: простое стекло намного дешевле. Реставраторы, по крайней мере, иногда жалуются, что работать приходится повернувшись спиной к стеклу и надев наушники. Александр Горматюк, художник-реставратор ВХНРЦ им. И.Э.Грабаря, в беседе с главным редактором The Art Newspaper Russia Миленой Орловой рассказал, что у нас такой проект запускали во Владимире и, по его словам, «для многих подобное было психологически тяжело». Однако он считает, что такой метод помогает публике понять, что реставрация — это не только процедуры, но еще и решение умственных задач, что она требует интеллектуального подхода, раздумий реставратора.

Топ-5 реставраций «за стеклом»

1994 и 2018: Ян Вермеер, «Девушка с жемчужной сережкой» (Маурицхёйс, Гаага)

Не зря пионером данного вида реставрации стала самая знаменитая из картин Яна Вермеера. В 1990-е годы она должна была поехать на выставку в Вашингтон, требовалась реставрация — и музей принял решение не убирать ее из экспозиции. В 1994 году была сооружена временная реставрационная студия, которая привлекала большое внимание публики. Новая реставрация состоялась в 2018 году, спустя почти четверть века. Студия со стеклянными стенами была сооружена в музейном зале. Работы проводились с 26 февраля по 11 марта в сопровождении мультимедийной экспозиции, созданной с помощью высокотехнологичных 3D-репродукций.

2012–2020: Ян ван Эйк, Гентский алтарь (Музей изящных искусств, Гент)

Обычно Гентский алтарь находится в соборе Святого Бавона, для которого и был создан. Но алтарь состоит из 24 панелей, реставрационные работы над которыми проводятся поэтапно и публично в помещении гентского музея. Летом 2018 года публике был представлен первоначальный облик агнца — символа Христа. Сейчас же ведутся работы над нижней панелью. К 2021 году обещают дойти до верхних панелей.

2015: Евгений Вучетич, «Знаменосцу мира, советскому народу — слава!» (ВДНХ, Москва)

Пример российского опыта. В 2014 году во время благоустройства Центрального павильона ВДНХ был обнаружен огромный горельеф, спрятанный, очевидно, из-за присутствия на нем фигуры Сталина. Его реставрацию сделали частью основного проекта 6-й Московской биеннале современного искусства, проходившей на ВДНХ.

2018: Джексон Поллок, «Номер 1» (Музей современного искусства, Лос-Анджелес)

Реставрация этой созданной в 1949 году картины — пример того, как можно экономно организовать процесс. Никакого стекла — обычное ограждение. Полотно следовало бы положить горизонтально, но ведь это лишает зрелищности. Поэтому картину закрепили на мольберте с передвижными полозьями, чтобы реставратор мог двигать ее так, как ему удобно. Мастер трудился над очисткой картины Поллока от загрязнений раз в неделю, с марта по сентябрь. Также ему можно было задавать вопросы о методах реставрации живописи ХХ века.

2018: Томас Гейнсборо, «Голубой мальчик» (Художественная галерея Хантингтона, Сан-Марино, США)

Любопытно, что в Европе реставрацией «за стеклом» в основном увлеклись во Франции и в соседних Нидерландах и Бельгии. Но в лидерах, разумеется, США с их высоким уровнем финансирования и технического оснащения. В сентябре в музее близ Лос-Анджелеса, на бывшей вилле миллионера Генри Хантингтона, начали работу над легендарным «Голубым мальчиком» Томаса Гейнсборо, которую планируют закончить в сентябре 2019 года. Музей подробно описывает будущие процедуры: сначала реставрация пройдет на публике; потом картину все-таки унесут в лабораторию, потому что некоторые действия, скажем с лаком, можно проделать только там; а затем «Голубой мальчик» и его реставраторы опять вернутся в пространство музея.

Материалы по теме
Просмотры: 9126
Популярные материалы
1
Маленький оплот большого искусства
История Красного дома в Новогирееве предстает из наших дней эпической сагой о содружестве ярких, значительных художников: Владимира Фаворского, Ивана Ефимова, Дмитрия Жилинского, Иллариона Голицына, Дмитрия Шаховского и многих других.
25 ноября 2020
2
Алина Пинская: «Просветительская деятельность нужна, но живет галерея продажами»
Галерея «Палисандр» сменила название — теперь это Alina Pinsky Gallery, — и переехала с Трехгорки на Пречистенку. Мы встретились с владелицей галереи Алиной Пинской на новом месте, и она рассказала нам о ребрендинге и своем секрете успеха.
26 ноября 2020
3
Пушкинский музей готовит проекты с Грецией и Великобританией
Выставки, посвященные минойской цивилизации и постимпрессионистам, планируют показать в 2021 и 2023 годах.
25 ноября 2020
4
Sоtheby’s распродает Фаберже из Бруклинского музея, Гончарову и Левицкого
Серия аукционов русского искусства пройдет в начале декабря.
25 ноября 2020
5
Россия лидирует в контрабанде искусства
Но всё не так плохо: общие цифры по миру незначительны.
26 ноября 2020
6
Бруклинский музей и Netflix запустили совместный проект «Королева и корона»
Виртуальная выставка показывает костюмы к свежему сериалу «Ход королевы» о молодой шахматистке и четвертому сезону сериала «Корона», где появляются принцесса Диана и Маргарет Тэтчер.
27 ноября 2020
7
Феникс ИНИОН возрождается
Подходит к концу реконструкция одного из крупнейших памятников брежневского модернизма — сгоревшей библиотеки Института научной информации по общественным наукам РАН. Здание восстанавливают по изначальному проекту, хотя и не без новаций.
24 ноября 2020
8
Харассменту тут не место
Британские институции прекращают сотрудничество с коллекционером Энтони д’Оффе, обвиненным в харассменте.
27 ноября 2020
9
Завершается реставрация в квартире, где родился и жил Иосиф Бродский
Двадцатилетняя история близится к финалу, хотя коммунальная квартира по-прежнему расселена не полностью.
25 ноября 2020
10
Задачи архитекторам теперь ставит коронавирус
Эксперты прогнозируют, что в новых условиях музейные залы будут просторнее.
24 ноября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru