The Art Newspaper Russia
Поиск

Тканые стены: как Анни Альберс победила предрассудки Баухауса

Основатель Баухауса Вальтер Гропиус не ждал от девушек особых успехов, но одна из его учениц совершила переворот, благодаря которому мир заговорил о специализации «художник по текстилю». Ее достижения можно видеть на выставке в Тейт Модерн в Лондоне

Когда Анни Фляйшман поступила в Бау­хаус в 1922 году, ее не смутила знаменитая бедность школы. Ученица из богатой семьи — ее мать происходила из издательской династии Ульштайн — Фляйшман спокойно отнеслась к необходимости спать на соломенном матрасе и мыться холодной водой. А вот что ее неприятно поразило, так это принятое в Баухаусе отношение к женщинам. Основатель школы Вальтер Гропиус открыто не допускал учениц к занятию такими, по его выражению, «тяжелыми ремеслами», как столярное дело, работа по металлу и — странным образом — живопись, побуждая их посвятить себя книжному переплету или ткачеству. Фляйшман, приехавшая в надежде продолжить занятия живописью, с недовольством взялась за последнее. «Я думала, что ткачество — для слабаков, — вспоминала она в интервью полвека спустя. — Одни нитки, и ничего больше».

Ко времени этого интервью отношение Фляйшман — а благодаря ей, и всего мира — к «ниткам» сильно изменилось. Выйдя замуж в 1925 году и взяв фамилию мужа, художника Йозефа Альберса, она получила известность как Анни Альберс (1899–1994) — одна из самых выдающихся художниц по текстилю ХХ века. Да и самому термину «художник по текстилю» мы во многом обязаны ей. 

Первая персональная выставка художницы прошла в 1949 году в Музее современного искусства (MoMA) в Нью-Йорке. Список материалов, из которых были изготовлены экспонаты, свидетельствовал о радикальных переменах: черный целлофан, рафия и медная шениль; пшеница, трава и бечевка; деревянные рейки и шканты. С 1922 года представление о том, что такое «нитки» и что такое ткачество, успело сильно измениться. 

Это произошло в результате тихого переворота, который совершила Альберс. Когда в 1927 году в Баухаусе наконец-то открылся долгожданный факультет архитектуры, женщин предсказуемым образом старались на него не допускать — их заявки на поступление отклонялись со стандартным ответом о том, что все места уже заняты. Представительницы «прекрасного пола», как выражался Гропиус, должны были заниматься не строительством, а внутренним убранством: украшать дом и быть его украшением. Реакция Альберс на такое отношение угадывается в работе, которая принесла ей диплом школы в 1929 году, когда директором Баухауса был уже не Гропиус, а его преемник Ханнес Мейер.

Мейер заказал ей настенное полотно для нового лектория. Альберс создала штору с функционалом стены: сотканная из хлопка, шенили и целлофана, она не только отражала свет, но и поглощала звук. Художница назвала это «текстильной инженерией». Незадолго до того эксцентричный, но блестящий ученик Баухауса Зигфрид Эбелинг переосмыслил стену как мембрану, «пористую… формальную, а не субстанциональную». Если мужчина-баухаусовец говорил о мембранных стенах, то Альберс подошла к тому же вопросу с другой стороны: она делала мембраны, которые вели себя как стены.

Эта идея замаскированного строительства так и осталась с ней. В уже упомянутом интервью она сравнивает ткачество не с живописью, а с архитектурой. «Живопись создается нанесением краски на некую поверхность, — рассуждала Альберс, — скульптура использует имеющийся материал… Ткачество ближе всего к архитектуре, потому что это строительство целого из отдельных элементов».

Как подсказывает само название «Баухаус», которое буквально переводится как «дом строительства», архитектура играла ключевую роль в проекте Гропиуса. Поскольку женщины были исключены из этой сферы, Альберс искала способы обойти исключение. И именно в этом переосмыслении строительства в полной мере раскрылся ее талант.

Когда Альберс приехала в Баухаус, практиковавшееся там ткачество соответствовало представлениям Гропиуса о женственности этого занятия. «В ранние годы, — вспоминала она, — это было чем-то вроде хобби, вроде романтического рукоделия, где тебе предлагалось делать красивые наволочки… и яркие скатерти». Ко времени закрытия школы в 1933 году ткацкая мастерская — а в 1931-м Ханнес Мейер назначил Альберс ее руководителем, — радикально изменилась. Текстиль был одним из немногих продуктов Баухауса, пользовавшихся коммерческим успехом и добившихся главной цели, которую ставила перед собой школа, — нести высококачественный дизайн в массы.

В итоге в полной мере этот проект удалось воплотить не в Германии, а в Америке, куда в 1933 году Альберс вместе с мужем Йозефом бежала от нацистов, и в первую очередь в сотрудничестве с мебельным магнатом Флоренс Нолл, которое началось в 1951 году и продлилось три десятилетия. Но все-таки лучше всего суть творчества Альберс отразилась на выставке в МоМА: ее тканые работы висели на декоративных перегородках, которые она тоже соткала. 

Тейт Модерн
Анни Альберс
До 27 января 2019

Материалы по теме
Просмотры: 2304
Популярные материалы
1
Василий Бычков: «Вместо одного ЦДХ у нас теперь две площадки»
Ярмарки и галереи переезжают в Гостиный Двор и в «Новый ЦДХ» на «Павелецкой», где уже в конце апреля откроется выставка Энди Уорхола.
18 февраля 2019
2
Скульптуры Эрнста Неизвестного могут оказаться на улице
Наследию художника угрожает конфликт между его женой и дочерью.
19 февраля 2019
3
Александр Сокуров сделает проект для Венецианской биеннале по мотивам живописи старых мастеров
Картины из собрания Эрмитажа станут основой для проекта кинорежиссера в павильоне России в Венеции, а его реализацией займутся студенты.
20 февраля 2019
4
Галеристы, художники и коллекционеры сложились в Cube
Новое галерейное объединение показывает и продает современное искусство в здании отеля в самом центре Москвы. Как и зачем — рассказали его основательницы.
21 февраля 2019
5
Почти как при Фамусове
В марте Музей современной истории России открывает для публики воссозданные интерьеры бывшего Английского клуба.
20 февраля 2019
6
В мюнхенской Пинакотеке модернизма вспоминают Баухаус
Столетие Баухауса, отмечаемое во всем мире, дало музею повод показать все свое собрание дизайна.
19 февраля 2019
7
Коллекцию Третьяковки пополнили две картины основателя «Группы девяти» Михаила Никонова
По словам директора Третьяковской галереи Зельфиры Трегуловой, пополнение собрания музея сейчас возможно только за счет даров коллекционеров и приобретений благотворителей.
19 февраля 2019
8
Музей Метрополитен вернет Египту украденный саркофаг
Руководство музея признало, что стало жертвой мошенничества, и намерено пересмотреть процедуру включения в собрание древностей.
18 февраля 2019
9
Наше абстрактное искусство: теперь конкретно
Здание клуба фабрики «Буревестник» в Сокольниках, возведенное по проекту Константина Мельникова в конце 1920­-х годов, открывается весной после трехлетней реставрации и реконструкции. Отныне здесь будет располагаться частный художественный музей.
21 февраля 2019
10
«Страна одноразовых вещей» Ивана Языкова открылась в Музее Москвы
Выставка представляет микродрамы и ведуты о современной жизни, кропотливо созданные вручную.
19 февраля 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru