The Art Newspaper Russia
Поиск

О классиках без упреков

Первые книги серии «Новые классики» отлично иллюстрированы и написаны их, новых классиков, преданными исследователями и почитателями

В серии «Новые классики», начатой культурным фондом Breus Foundation, первая книга — Екатерины Лазаревой о Борисе Орлове — адресована, как написано в аннотации, «всем желающим». Вторая, Сергея Попова об Эрике Булатове — «как специалистам, так и широкому кругу читателей, интересующихся искусством». Третий том — Ольги Юшковой о Михаиле Рогинском — предложен только «широкому кругу». А четвертый — Екатерины Лазаревой о Викторе Пивоварове — вновь обращается и к «специалистам», и к «любителям». Трудно сказать, осознанны ли эти разночтения и характеризуют ли они жанр каждого выпуска. У Ольги Юшковой много объяснений обстоятельств советского времени, ее работа как раз для «широкого круга», куда «специалисты» могут и не входить (им невмоготу уже читать, как вел себя Хрущев в Манеже на выставке «30 лет МОСХ»).

Но вот обе книги Лазаревой написаны явно в расчете на коллег: там много цитат из текстов разных авторов, так что создается ощущение разговора между своими. Особенно нагружена кавычками книга о Викторе Пивоварове, блестяще охарактеризованном искусствоведами, а также его сыном художником Павлом Пепперштейном, да и им самим опубликовано много прекрасных текстов. «В России, однако же, невозможно написать порядочную абстрактную картину, не сославшись на фаворский свет» — припечатывал Борис Гройс; «влюбленным агентом игры в бисер» называл Пивоварова Михаил Алленов. Трудно удержаться от таких цитат, они придают книге блеск и надежность, но лишают ее непосредственности, возможной даже в разговоре о герое московского концептуализма — «романтического», между прочим.

Сергей Попов, наоборот, не боится открытых чувств и даже позволяет себе восклицания: «Со времени создания предыдущих фигуративных работ прошла всего-то пара лет, но насколько велика разница! Теперь Булатов действительно отказался от экспрессии…» Самая эмоциональная книга серии написана о самом рациональном ее герое. Попов проделал обязательную аналитическую работу, но не скрыл своей любви к художнику, и это, право же, очень симпатично. 

Не такое личное, но тоже переживание искусства есть и в книге о Рогинском. Юшкова цитирует в основном самого художника, а у него высказывания простые и сильные. «Сидел на выставке под „Дверью“. Какая-то женщина спрашивает: „А этот ужас как называется?“ […] И [я] подумал: „Елки, сколько же раз в день она открывает и закрывает дверь? Почему это ужас?“».

Конечно, главное в серии — не разница авторских интонаций, а общее для всех книг профессиональное качество. Везде есть обязательные биографические сведения, анализ работ, объяснение, в чем их новаторство, отношения героев не столько с властью (невыносимое уже общее место), а со своей средой и мировым художественным процессом. Так что серию «Новые классики» нельзя не считать удачей издательской программы Breus Foundation. 

Недостатки — продолжение достоинств. В этих благовоспитанных книгах не найти ничего дерзкого, неожиданного и спорного. Даже старые классики имели кризисы, спады, неудачи, испытывали отчаяние и — будем честны — не всегда вели себя идеально. Новые, получается, безупречны. Разве что у Орлова отмечена некоторая недолгая растерянность в обращении с имперскими формами (замечания эти сделаны не автором, а что-то не понявшими критиками 1990-х), и это придает мерному повествованию хоть тень драматизма. В постперестроечные времена всякий рассказ о художниках, сформировавшихся в андерграунде, строился на их конфликте с советской идеологией. Но и после советской власти жизнь их не кончилась. А вот как найти другие конфликты, драматургию, интригу, чтобы книги были не только правильными, но и захватывающими? Эту задачу пусть хотя бы поставят перед собой авторы следующих выпусков. 

Просмотры: 2751
Популярные материалы
1
Суд признал право Баттервика на мнение о русском авангарде
Итальянский суд оправдал обвиняемого в клевете лондонского арт-дилера и галериста Джеймса Баттервика, усомнившегося в подлинности работ русского авангарда на выставке в Мантуе.
11 февраля 2020
2
Сердца современных художников: символы любви от Фриды до Бэнкси
Из неона, стали, пластика и звуков — смотрите нашу подборку сердец от звезд современного искусства ко Дню святого Валентина.
14 февраля 2020
3
Как ван Гога стоимостью €15 млн купили на деревенском аукционе за £4
Теперь пейзаж с крестьянским домом отправляется в Маастрихт, чтобы стать одним из главных экспонатов ярмарки TEFAF.
10 февраля 2020
4
В Музее русского импрессионизма собрали ретроспективу Юрия Анненкова
Выставка «Революция за дверью» не претендует на исчерпывающую полноту, но получилась весьма репрезентативной: выстроены и хронология, и жанровый диапазон художника.
13 февраля 2020
5
Русский музей поделился планами на 2020 год
125-летие Государственного Русского музея отметят завершением реставрации Михайловского замка и огромной выставкой даров, которая займет все дворцы музейного комплекса
12 февраля 2020
6
«Охотник» Адриана Гение остался в Эрмитаже
Картины румынского художника на недавних аукционах продавались за миллионные суммы, многократно превышающие эстимейт
10 февраля 2020
7
Три века фарфора представлены в Эрмитаже
На выставке, посвященной 275-летию основания Императорского фарфорового завода, полтысячи уникальных предметов систематизированы по стилям.
11 февраля 2020
8
Античную скульптуру освободят из княжеской темницы
Итоги 40-летней борьбы между итальянскими властями и семьей Торлония подведет крупная выставка в 2020 году.
12 февраля 2020
9
Куратор Кейт Бейли: «Важно, чтобы музейный предмет всегда оставался звездой»
Автор знаменитого проекта об истории оперы рассказала нам про будущие «подмостки» в Москве и особенности работы Музея Виктории и Альберта в сегодняшнем мире.
12 февраля 2020
10
В Русском музее вслушиваются в эхо ленинградского экспрессионизма
На выставке представлено более 200 работ 60 художников из петербургских музеев и частных собраний.
11 февраля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru