The Art Newspaper Russia
Поиск

«Почему я еще не самый дорогой?» Денис Белькевич отвечает художникам. Пример 3. Олег Доу

Что делать начинающему художнику, чтобы его стоимость неуклонно росла? Как мэтру российского рынка войти в круг лидеров продаж не только в нетрезвой компании на вечеринках Miami Art Basel? Что понимать под стоимостью искусства и как она устанавливается? Еженедельно мы будем брать для разбора российских художников, как признанных, так и молодых, и стараться понять причины их текущего положения на рынке. Сразу определим правила игры. Мы просветим карьеру художника на предмет составляющих его рыночной стоимости: ступень развития карьеры, наличие работ в значимых частных коллекциях и публичных музеях, информационная активность (наличие интернет-сайта, блогов и внимания СМИ), количество и периодичность выставок, участие в конкурсах, резиденциях и грантовых программах. Но в первую очередь мы будем судить о художнике по результатам аукционных продаж как единственном публичном источнике цен.

Второй выход нашего блога, посвященный Валерию Кошлякову, вызвал более ощутимую реакцию: вопреки ожиданиям, в дискуссию вступили не галеристы и представители аукционных домов, а художники. Причем обсуждение было односторонним и однонаправленным: возразить людям, с которыми мы пока говорим на разных языках, оказалось нечем. В частности, российский художник Д. В. (0 публичных продаж, 0 успешных, 0 неудачных) из Берлина негодовал, что «неизвестные ему люди учат художников, как им продаваться». Другой отечественный художник, Г. С. (0 публичных продаж, 0 успешных, 0 неудачных), пообещал в социальной сети «променять полсотни вернисажей на порку автора материала». «Хлопотно и бестолку», посетовал художник М. Б. (0 публичных продаж, 0 успешных, 0 неудачных)… И так далее, но соотношение векторов успешности и желания поговорить очевидно.

Тем временем наш караван идет дальше. В программе подготовки западных (а с недавнего времени и восточных) художников в ведущих художественных вузах есть интересный предмет — искусство самопрезентации. Иногда он идет факультативом, чаще включен в основной курс обучения. Суть его в том, чтобы подготовить творческую единицу к выходу на рынок — от правильного формирования портфолио для получения грантов до правил общения с галереями и поиска менеджера. Начиная с сегодняшнего материала мы будем постепенно делиться этой информацией. Вполне возможно, что она окажется известна всем, — только пользуются ею единицы. Отсюда и результат.

В качестве иллюстрации обратимся к примеру с соседней Украины. Открывшаяся в ноябре 2013 года выставка номинантов на премию PinchukArtCentre сопровождалась легким информационным волнением. Согласно официальному положению о премии она «открывает, признает и долгосрочно поддерживает новое поколение украинских художников», в то время как у 10 из 20 номинантов журналистами на момент отбора были найдены аукционные прецеденты в пределах страны. Более того, коварное молодое поколение буквально погрязло в зарубежных грантах, участии в международных конкурсах и работой за суверенной границей в художественных резиденциях. Привычка выражать недовольство чужими успехами едва не бросила черную тень на замечательную инициативу ведущего мецената Украины. Той же осенью топ-менеджер одного из российских музеев, приехав в Киев, попросил показать ему «злачный гадюшник, где сидят молодые украинские художники», и был крайне удивлен, что таковой отсутствует. Оказалось, украинцы не сидят — они ездят.
Одновременно с описанными событиями, в ноябре прошлого года, российский Forbes опубликовал статью «Новые имена: самые перспективные молодые художники России». Из семи имен, приводить которые не будем, аукционные продажи оказались только у двоих. Причем у художника, о котором сегодня пойдет речь, их 18 — невероятно много для молодого и перспективного. Пример для подражания или случайность? Попробуем разобраться.

«В классической фотографии снимок становится конечным результатом работы фотографа, для меня же снимок — только самое ее начало. Поэтому я предпочитаю говорить о себе не как о фотографе, а как о художнике, а о фотографии как о медиа», — сказал как-то Олег Доу в интервью Ольге Свибловой.
Олег Доу. Самый успешный фотограф среди молодых художников, самый успешный художник среди молодых фотографов. Родился в 1983 году в Москве, окончил Московский институт стали и сплавов по специальности «Программирование в электронике». Заниматься публичным творчеством стал с 2005 года. C 2007 по 2014 год имел 18 персональных выставок в восьми странах мира, среди которых Бельгия, Испания, США, Франция. Участвовал в 28 групповых выставках и предварительных показах международных конкурсов. Работы художника находятся в музеях и частных собраниях в Нидерландах, США, Франции, Швейцарии, Южной Корее. Официально интересы Олега Доу представляют четыре галереи в Бельгии, Бразилии, Испании и Франции. Имеет официальный интернет-сайт www.olegdou.com. Живет в Москве, не женат.

Молодые художники, берите блокноты и записывайте, сейчас начнется самое интересное!
На 5 февраля 2014 года был представлен 18 работами на 19 аукционах, из них:
-    18 международных домов,
-    1 российский дом.
Первые торги молодого художника состоялись в 2006 году, спустя год после начала карьеры: парижский De Maigret в пределах одинакового эстимейта €1,2–2 тыс. реализовал две работы — за €900 и €1,3 тыс. Отметим, что в названии второго произведения — Milimal Black, Moscou — фигурировала столица страны-производителя, что крайне важно, когда ты выставляешь на международные торги неизвестного художника в ожидании западного (а не привезенного тобой за шиворот) коллекционера.

На вторые торги, на венгерском Kisselbach, также было отдано две работы, одна из которых установила публичный рекорд художника, не побитый до сих пор — $43,5 тыс. при эстимейте $2 тыс. Другая работа, с аналогичным эстимейтом, была продана куда скромнее, за $4,3 тыс. (однако налицо двукратное превышение оценочной стоимости, и из двух лотов она шла первой). Вы когда-нибудь слышали название этого аукционного дома из Будапешта? А применительно к российским художникам? А он тем не менее сделал Олегу Доу такую необходимую статистику — учитесь! Хочется провести аналогию с миром бокса, где потенциальных чемпионов подводят к решающим боям через посредственных соперников, чтобы впечатлить массы количеством нокаутов в карьере.

Решающие бои Олега Доу начались в 2008 году на Sotheby’s в Лондоне. Дуплет с одинаковым эстимейтом £4–6 тыс. ушел за £7,5 тыс. и £8,1 тыс. соответственно. В том же году знакомый нам венгерский дом Kisselbach попытался повторить успех прошлого сезона, за $10,7 тыс. реализовав работу с эстимейтом $3,7 тыс.
Тогда же, по мнению менеджмента художника (вы все еще сомневаетесь, что он присутствовал?), пришло время брать штурмом второго аукционного гиганта, Christie’s. Неуступчивая публика с Кинг-стрит не нашла повода для превышения эстимейтов (£5–6 тыс. и £6–7 тыс.), в итоге работы были реализованы за £6 тыс. и £6,8 тыс. А вот здесь наступает очень интересный момент. Спустя сезон, в июне 2009 года, одна из фотографий — «Шея» из серии «Обнаженные лица» — была повторно выведена на торги Christie’s вместе с тиражной копией самой первой работы Доу в аукционной среде — «Я ненавижу глупых людей». Результат ожиданий не оправдал: вторая работа не продалась вовсе, а «Шея» при повторной продаже ушла по нижней границе эстимейта за £2 тыс. Резонно возникает вопрос: как случилось, что владелец работы, годом ранее приобретя ее за £6 тыс. при оценочной стоимости £4–6 тыс., выводит ее на тот же Christie’s, сознательно уменьшая оценку до £2–3 тыс.? По мнению одного из ведущих российских специалистов в аукционном деле, пожелавшего остаться неизвестным, этот пример говорит о начавшемся экономическом кризисе, который одновременно побудил владельца срочно монетизировать работу (обратить ее в «быстрые деньги»), а аукционный дом — снизить эстимейт ввиду прогнозируемого кризиса продаж. На эту версию замечательно ложится и факт непродажи второй работы Олега Доу.

Однако предлагаю посмотреть на ситуацию с другой возможной стороны. Июньские русские торги Christie’s 2009 года среди 250 лотов зафиксировали 127 продаж, что неплохо для кризисного периода и совсем хорошо для русского искусства во время экономического спада (по статистике в обычное время реализовывается до 60% лотов). Явного избавления от ненужных предметов автор на тех торгах не заметил: современные художники вообще были представлены одним Олегом Доу, а из мастеров первой половины ХХ века выделялись лишь Александра Экстер и, с унылым пейзажем, Константин Коровин. Большинство работ ушло либо в пределах эстимейта, либо чуть выше его верхней границы, причем оценочная стоимость действительно была слегка занижена. Непонятной остается лишь логика, снизившая эстимейт прошлой продажи Олега Доу в три раза. Допустим, я коллекционер, желающий вернуть вложенные годом ранее в работу деньги. Установив оценку ниже предыдущей, я расписываюсь в том, что: 1) произведение искусства стоит дешевле и 2) фактически гарантирую низкую стоимость продажи. Превысив эстимейт прошлого сезона, я как минимум даю понять, что: 1) работа выросла в цене, 2) а в случае, если новый владелец не появится, имею возможность вернуться на торги с тем же эстимейтом после кризиса. Второй сомнительный момент связан с понятием reserved price — оговоренной с владельцем цене, при достижении которой работа продается в отсутствие дальнейшего торга. Как правило, Christie’s устанавливает резервную цену на отметке 2/3 пути между стартовой стоимостью и нижней границей эстимейта. Получается, что некий владелец готов был отдать работу за £1,6 тыс.? Притом что доставить в Лондон фотографию на пластике размером 100 х 100 см теоретически можно без транспортной компании, в личном багаже, не вышел бы он в ноль.

Есть подозрение, что «история с нелогичным коллекционером», как назвал бы ее Артур Конан-Дойль, заключается в другом — демонстрации художнику его перспектив на рынке без менеджерской поддержки. Такое случается, когда после неких значительных выставочно-продажных успехов творческая личность временно забывает о существовании личности организаторской. Художника везут на аукцион, где одна работа не продается вовсе, а другой постыдно занижают эстимейт: вот твоя рыночная стоимость. Продолжим аналогию с боксом: иногда тренер намеренно бросает подопечного под серьезного противника, чтобы тот после нокаута привел мысли в порядок, потому что без больших поражений не бывает больших побед. Как правило, спортсмен после этого возвращается к работе, полный творческой энергии и качественной злости на мир — словом, готовый к продолжению намеченной менеджером работы. Впрочем, это всего лишь литературная вставка. Решать предлагаем читателю.

Однако после 2009 года аукционная история Олега Доу вышла неоднозначной: из семи международных торгов четырежды работы проданы не были. Перечислим лишь оценочную стоимость: €8–10 тыс., не продана (Auctione Vente, Версаль); $14–16 тыс., не продана («Золотое сечение», Киев); £3–5 тыс. и £5–7 тыс., не проданы (Phillips de Pury, Лондон). Работы реализованы: за £13,7 тыс. при эстимейте £5–7 тыс. (Phillips de Pury, Лондон); $27,5 тыс. при эстимейте $15–20 тыс. (Phillips de Pury, Нью-Йорк). Последняя продажа зафиксирована в 2013 году — $10 тыс. при эстимейте $8–12 тыс. (Phillips, Нью-Йорк).

Одиноким гостем на этом фоне смотрится российское участие в первом аукционе Vladey в Москве в мае 2013 года. Владеть скульптурой Олега Доу из фарфора, бисквита и золота с оценочной стоимостью €15–20 тыс., однако, никто не захотел. Но мы отметим первую в аукционном списке скульптуру, до того автора представляли работы в жанре фотографии.

Итого имеем: средний эстимейт на зарубежных торгах непрерывно увеличивался, к настоящему моменту составив €10–15 тыс.; 6 боев из 19 окончились для боксера поражением (работа не продана), 7 технических нокаутов (продаж выше эстимейта), 6 побед по очкам (в пределах эстимейта). Спортсмен находится в стадии развития международной карьеры с положительной динамикой.

Теперь наложим на достижения Олега Доу нашу условную матрицу «молодого художника», о которой говорилось в начале материала. Итак, по мировым стандартам, к которым не грех приблизиться и российским, для успешного развития творческая единица должна соответствовать следующим критериям.

1.    Возраст 25–40 лет.
Соответствие: полное.

2.    Нахождение своего пути в искусстве, планомерное развитие карьеры.
Соответствие: полное.

3.    Новаторство и интеллектуальная сила творчества.
Соответствие: неполное.

4.    Способность художника внятно донести свои идеи (personal statement).
Соответствие: для российского художника очень внятное. Достаточно прочесть интервью, взятое Ольгой Свибловой, в котором Олег Доу предположил, а затем и логически обосновал, что Свибловой на самом деле нет. Впрочем, это смело можно отнести и к предыдущему пункту, «новаторство».

5.    Присутствие работ художника в значительных частных коллекциях.
Соответствие: Jeju Museum of Art (Южная Корея), Kaminsky Family Foundation (США), Institut Culturel Bernard Magrez (Франция), The Samawi Collection (ОАЭ), 21 Museum (США), FRAC Reunion (Франция); частные и семейные коллекции в Нидерландах, США, Швейцарии — всего более 400 работ в частных руках.

6.    Постановка регулярного выставочного процесса (персональных и групповых выставок): одна персональная выставка в год, два групповых или неожиданных коллаборационных проекта.
Соответствие: полное. Желающих убедиться отправляем на официальный сайт художника.

7.    Вовлечение и общение в профессиональной среде.
Соответствие: есть сомнения?

8.    Генерация информационных поводов и грамотная работа со СМИ.
Соответствие: полное. Сюда же плюсуем фотогеничность и умение появляться в большинстве репортажных съемок.

9.     Продвижение и поддержание информационного присутствия в Интернете (сайт, блоги и социальные сети).
Соответствие: полное. Сайт с регулярными обновлениями, социальные сети активны, публичного блога нет — он ему нужен?

10.    Введение художника в аукционную обойму — покупка и продажа на ведущих мировых торгах.
Соответствие: полное. Добавим, что Олег Доу с продажей работы за $43,5 тыс. на текущий момент является самым дорогим российским художником до 32 лет.

11.    Участие в конкурсных и грантовых программах, работа в резиденциях.
Соответствие: 2009 год — премия лучшему молодому фотографу Arte Laguna Art Рrize, 2008 год — премия фотографу года International Photography Awards, 2007 год — премия за фотографию года International Color Awards.

12.     Представление интересов на уровне российских и международных галерей.
Соответствие: Бразилия, Рио-де-Жанейро, Laura Marsiaj Gallery; Бельгия, Брюссель, Espace ART22; Испания, Барселона, Senda Gallery; Франция, Париж, RTR Gallery. В России работы Олега Доу до официального закрытия представляла галерея «Айдан». Однако перемена мест слагаемых… думаю, знакомый с рынком читатель нас поймет.

13.    Подготовка монографий и каталогов выставок.
Соответствие: видимо, в стадии подготовки.

14.    Формирование оборотного фонда работ художника.
Соответствие: неизвестно. Однако постараемся определить это по косвенным признакам. За творческую жизнь художник создает от 200 до 2 тыс. работ. У Олега Доу за восемь лет насчитывается более 80 произведений, с учетом тиража — более 500. Из них 400 находятся в частных собраниях, соответственно, около 100 работ доступны к продаже в любой момент. О новых поступлениях в последнее время официально не сообщалось.

В ближайших выпусках нашего блога мы пропустим вперед признанных российских художников, а затем снова вернемся к молодым. Речь пойдет о том, каким образом формировать собственное портфолио, чтобы быть заметным не только с бокалом шампанского на московских арт-тусовках, но и намного дальше.
Тем же молодым авторам, кто после прочтения данного материала будет возмущен недостижимостью результата сегодняшнего художника, рекомендуем не фыркать, а напряженно работать. Приведенный пример по сути единственный, но он показателен. Менеджмент и пробивное лобби Олега Доу — как суслик из культового фильма «ДМБ»: его не видишь, а он есть.

Просмотры: 4939
Популярные материалы
1
Пропавшие в годы войны портреты вернулись в Гатчину
Это самая крупная с 1945 года находка картин, пропавших в войну из пригородных дворцово-парковых комплексов.
20 июня 2018
2
Мировые арт-парки с русским искусством
Коллекционирование крупномасштабных инсталляций и скульптуры — дело сложное и затратное, но собирателей это не останавливает, и подтверждение тому — частные арт-парки по всему миру.
20 июня 2018
3
Таинственная художница Михаэлина Вотье обрела плоть
Профессор Катлейне ван дер Стихелен рассказывает о своей уникальной героине и первой ретроспективе прежде неизвестной художницы XVII века в музее MAS в Антверпене.
18 июня 2018
4
Не про футбол: 10 выставок лета
Совсем скоро редакция TANR отправится на каникулы, и, пока сайт не будет обновляться, предлагаем посмотреть самые интересные выставки этого лета и узнать о них побольше из наших текстов.
21 июня 2018
5
В Третьяковке представят ранее неизвестные работы скульптора Паоло Трубецкого
Половина выставленных работ происходит из собрания Давида Якобашвили — они выполнены в Италии, Франции и США и впервые экспонируются в России.
20 июня 2018
6
Личные вещи Фриды Кало привезли из Мехико в Лондон
В Музее Виктории и Альберта выставлены одежда и автопортреты мексиканской художницы, хранившиеся в тайном шкафу на протяжении 50 лет после ее смерти.
19 июня 2018
7
Дом Наркомфина: от руин — к памятнику ЮНЕСКО
Завершился первый этап реставрации знаменитого дома Наркомфина, расположенного в Москве на Новинском бульваре. Ожидается, что восстановительные работы в здании, спроектированном архитекторами-конструктивистами Моисеем Гинзбургом и Игнатием Милинисом, полностью завершатся через год.
19 июня 2018
8
На базе коллекции Георгия Костаки создадут исследовательский центр русского авангарда
Государственный музей современного искусства в Салониках «перезагружает» наследие великого коллекционера.
22 июня 2018
9
В Пти-пале покажут импрессионистов в изгнании
Как вынужденное пребывание в Лондоне пошло на пользу французским художникам.
18 июня 2018
10
Герхард Рихтер создал маятник Фуко для церкви в Мюнстере
Инсталляция, подаренная художником муниципалитету, посвящена «маленькой победе науки».
19 июня 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru