The Art Newspaper Russia
Поиск

Горы, мечети, арак и современное искусство

Во Владикавказе завершился X юбилейный симпозиум «Аланика». На международной конференции кураторы, искусствоведы и художники обсудили главные тенденции современного искусства на Кавказе и в других регионах России

Присутствие истории во Владикавказе, где отмечали десятую годовщину форума современного искусства, чувствуется во всем. В грозно смотрящих свысока горных вершинах, в домах небольшого, не выше трех этажей, тихого города, где по балконам, витым, решетчатым, украшенным, как орнаментом, ссохшимися ветвями винограда, можно изучать фантазию его архитекторов, в рассказах жителей о своих древних предках-аланах. В этой атмосфере в разных уголках города открылись выставки избранных произведений искусства, создававшихся в лаборатории-резиденции с момента ее основания в 2007 году. Благодаря усилиям Галины Тебиевой, руководителя форума «Аланика» со всеми его лабораториями, арт-резиденциями и конференциями, изолированность осетинского искусства от культурных тенденций страны преодолевалась. Внимание российских и мировых художников к культуре этого региона стало расти, и в 2010 году здесь появился Северо-Кавказский филиал Государственного центра современного искусства, директором которого была назначена Тебиева.

Кураторство юбилейной программы «Аланики» взял в свои руки Евгений Уманский (он вместе с Еленой Цветаевой был куратором симпозиума в 2011–2012 годах). Место, которое в первую очередь показали журналистам, хранит тяжелую память о себе — это Беслан. У мемориала рядом со школой не исчезают цветы, под фотографиями погибших — детские игрушки, стихи, надписи тех, кто всегда помнит и скорбит. Во Дворце культуры Беслана, где разместилась посвященная трагедии выставка, иссиня-голубой купол. Проходящий через него свет делает всех гостями потустороннего мира, где эхо трагедии воплотилось в искусстве: в маленьких бутылочках улетают от матерей Беслана и художницы Диляры Акай куда-то ввысь послания с фотографиями самых любимых; колонной памяти устремляется вверх стена из парт Евгения Уманского; вся в углях, черная земля в ассамбляжах Владимира Мигачева — это то, что остается после трагедии, а еще остается память, которая углями прожигает воспоминания выживших. В записи театральной постановки режиссера Карины Бесоловой, в основу которой легли дневники выжившей в бесланской трагедии 2004 года Агунды Ватаевой, герои пытаются выйти из внутреннего мира страхов — и не могут.

Отголоски болезненной темы видятся и в экспозициях «Аланики», не выходящих за черту Владикавказа. На третьем этаже Национальной научной библиотеки в темном зале мигает видео британки Марии Маршал, в нем мимо алтаря разрушающейся церкви, напоминающей бесланский мемориал, проносится футбольный мячик. А на первом этаже звучат и отзываются эхом детские голоса. Это звуковая инсталляции серба Деяна Калуджеровича. Классики, символ дворового веселья, нарисованы на черной школьной доске.

О надежде и о будущем

Особое качество жителей Владикавказа, воспринятое и художниками-участниками «Аланики», — несмотря ни на что, встречать будущее с улыбкой, широкой и согревающей. Смех не просто лучшее лекарство, не только основа кавказского тоста, но и жизнеутверждающий девиз, который помогает двигаться дальше. В фотопроекте Сергея Браткова настоящий джигит сжимает в руке именно кисточку, потому что «художник — лучший выбор современной девушки». При этом главным достоинством художника остается огромный «мерлеп» (на аварском значит и гору и нос) — из них, деревянных, в инсталляции Таус Махачевой можно целый рельеф выложить. Здорово, если герой в папахе владеет еще и осетинской народной медициной. Секретами целительства кто-то успел поделиться с калининградцем Олегом Бляблясом, который в своих рисунках демонстрирует, что любой укус можно вылечить настойкой жуков на традиционном напитке — араке.

Избранные за десять лет существования форума работы отличаются и техникой исполнения, и темами (они каждый год менялись с приходом нового куратора), и местом, для которого создавались, поэтому цельного выставочного проекта изначально не ожидалось. Стоит добавить, что во Владикавказе нет не только отдельной площадки для демонстрации современного искусства, но и условий для его хранения — и об этом куратор Евгений Уманский не забывал напоминать на конференции, где обсуждались планы и подводились итоги прошлых форумов. Здание бывшего выставочного центра «Иртекс» в парке им.Коста Хетагурова, переданное Северо-Кавказскому филиалу ГЦСИ в 2010 году, укутанное зеленой сеткой, замерло между этапами реконструкции, которая, если повезет, может завершиться в будущем году.

Тем не менее рассеянные по Владикавказу произведения, словно транспортные остановки из фотопроекта Джамшеда Холикова, оказались своеобразной точкой между прошлым и будущим, отразили общие для всех художников переживания — размышления о национальной идентичности, энергии места, будущем кавказского города и характере его гостеприимного народа. Между тем это будущее меняется прямо на глазах, главное — верить. Спецпроект Сабины Шихлинской — посвященная несвободе и мечтам о счастье неоновая выставка «Иллюзии» в недействующей много лет мечети (впоследствии планетарии) — так потрясла зрителей, что прямо на открытии представители властей задумались о постоянном использовании площадки для выставок современного искусства.

От практики к теории

С 9 по 13 ноября в Национальной научной библиотеке проходила конференция, на которой эксперты, в их числе Леонид Бажанов, Екатерина Иноземцева, Владислав Мизин, Виталий Пацюков, Алиса Прудникова, Елена Цветаева и другие исследователи искусства, обсуждали будущее «Аланики», а также проблемы актуализации культурного наследия, развитие культурного пространства Кавказа и самые успешные проекты филиалов ГЦСИ.

У регионов схожие с Владикавказом проблемы. В Калининграде ждет реставрации башня «Кронпринц», при этом ее продолжают использовать для паблик-арта (одной из последних там стала инсталляция Лорано Перно «Нет в мире больше чудес»). В Нижнем Новгороде проводится фестиваль «Новый город: древний». Уличные художники не ждут, пока старинная деревянная архитектура сгниет до конца или окажется снесенной, а привлекают к ней внимание общественности своими работами, выставляя документации в музее. Екатеринбург входит в тройку главных в России городов для культурных инвестиций, однако найти спонсоров знаменитой Уральской индустриальной биеннале современного искусства, по словам Алисы Прудниковой, становится все сложнее. Тем не менее с помощью краудфандинга в конце лета этого года отремонтировали музейный дворик. Один из первых фестивалей стрит-арта «Стенограффия» прошел именно в Екатеринбурге. В городе уже привыкли к необычным интервенциям наподобие желтых торшеров у здания мэрии или развешенных по остановкам ковров, прячущих пеструю рекламу: о смысле этих практик художники постоянно рассказывают на лекциях в Уральском филиале ГЦСИ. Кстати, во Владикавказе существует свой, возникший меньше года назад кластер уличных художников «Портал», о котором знают немногие местные. Рядом с Парком имени Коста Хетагурова, на задворках законсервированной стройки независимые художники создают арт-объекты, граффити, скульптуры и инсталляции.

После выступлений сотрудников ГЦСИ, а также международных гостей — куратора биеннале в турецком Чанаккале Дэниз Эрбаш, куратора из Белоруссии Ольги Рыбчинской, руководителя галереи «Арсенал» в польском Белостоке Моники Шевчик — собравшиеся ответили на главный вопрос юбилейной конференции: каково будущее «Аланики»? Среди реальных возможностей — развитие паблик-арта и уличного искусства Владикавказа, отношений с соседями — Азербайджаном, Грузией, Дагестаном, выстраивание образовательной программы и взаимодействия с учебными заведениями, наконец, продолжение форума молодых художников «Art Кавказ Next», у которого в этом году тоже юбилей: ему исполнилось пять лет.

Выставки «Аланика. Метод эксперимента» открыты во Владикавказе до 30 ноября.

Материалы по теме
Просмотры: 2421
Популярные материалы
1
Марсель Дюшан: «Я хотел найти точку безразличия»
Мы публикуем на русском языке отрывки из уникального телевизионного интервью Марселя Дюшана, которое он дал ведущей Джоан Бейквелл в прямом эфире телеканала ВВС 5 июня 1968 года. Это было 50 лет назад, за несколько месяцев до кончины художника
13 июля 2018
2
Музей может обидеть каждый
Обсуждение проблемы нелегальных экскурсий прошло в Третьяковке вяло, но скандал в соцсетях должен на нем закончиться. Невозможно больше скандалить.
16 июля 2018
3
Айке Шмидт: «Уффици изначально был задуман как универсальный музей»
Директор Галереи Уффици Айке Шмидт, первый иностранец на этом посту, рассказывает о внедренных им в легендарный музей новшествах и о том противодействии, которое они встречают.
16 июля 2018
4
Российский предприниматель Владимир Щербаков подал иск против швейцарского арт-дилера
В Женеве началось следствие по уголовному делу о продажах по завышенным ценам десятков произведений искусства, в том числе Пикассо и Матисса, в ходе которых посредник присвоил €38 млн.
13 июля 2018
5
Полторы комнаты Бродского превращаются в полторы квартиры
Сделан решительный шаг на пути создания музея Иосифа Бродского: выкуплена квартира, соседняя с мемориальной, что дает возможность открыть музей.
18 июля 2018
6
Фабрицио Плесси: «Я обладаю чувством потока, я текучий, подвижный, толерантный, открытый»
79-летний пионер медиаарта Фабрицио Плесси, выставки которого открыты сейчас в Москве, в ГМИИ им. Пушкина, и в Венеции, может позволить себе критиковать и старое, и современное искусство. Подробности — в интервью TANR
17 июля 2018
7
Музеи Кремля отправят в Лондон «Военное» яйцо Фаберже с сюрпризом
Проект «Последний царь: кровь и революция», посвященный 100-летию со дня расстрела российской императорской семьи, представит лондонский Музей науки.
17 июля 2018
8
Биеннале современного искусства в квадрате
Четыре биеннале современного искусства нынешнего лета позволяют совершить кругосветное путешествие: Рига - Палермо - Берлин - Лос-Анджелес.
16 июля 2018
9
Венецианская биеннале в 2019 году пройдет под знаком проклятия
Темой главной выставки стало псевдокитайское изречение «Не дай вам бог жить в эпоху перемен».
16 июля 2018
10
Дмитрий Цаплин: скульптор, не вписавшийся в эпоху
Дмитрий Цаплин имел больший успех в Европе, чем в СССР, а в наши дни его наследие стало жертвой криминала. После долгих мытарств уцелевшие работы оказались в Третьяковской галерее. Вопрос — надолго ли?
18 июля 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru