The Art Newspaper Russia
Поиск

Неблагородный отец русского футуризма

Владимир Поляков написал первое полноценное искусствоведческое исследование о Давиде Бурлюке, авторе 16 тыс. картин, постоянно менявшем свою творческую манеру

Поляков В. В. Художник Давид Бурлюк. М.: Сканрус, 2016.

Поляков В. В. Художник Давид Бурлюк. М.: Сканрус, 2016.

Одна из глав книги Владимира Полякова Художник Давид Бурлюк начинается как современная эсэмэска: «давид давидович бурлюк поэт художник лектор» — именно так, «убедительным шрифтом без заглавных букв и знаков препинания» была обозначена на визитке Давида Бурлюка (1881 - 1967) его профессиональная принадлежность. Право же, он был настоящим футуристом, ведь визитку он заказал 100 лет назад. Небольшая, но подробная монография описывает творческую жизнь художника, чье имя, казалось бы, хорошо известно. Однако, как отмечает автор во вступлении, «не только рядовой зритель, но и далеко не каждый специалист вспомнит названия его работ. Бурлюк „как таковой“ — одновременно и имя, и как бы название произведения».

О человеке-произведении написано достаточно, о его живописи — меньше. Новая книга восполняет этот пробел, и иллюстрации в ней можно считать наиболее полным собранием воспроизведений работ художника, хранящихся в центральных и провинциальных музеях мира, частных собраниях и архивах. О полном речи быть не может: Бурлюк утверждал, что написал 16 тыс. картин. И хотя верить ему нельзя, все равно плодовит он был очень и до конца своих дней.

Монография Полякова о Бурлюке исключительно добродетельна, в ней нет и следа главного порока жанра — идеализации художника. Автор трезв в оценках и характеристиках произведений. Что особенно важно, поскольку монография заказана Полякову Анатолием Беккерманом, американским галеристом и коллекционером русского искусства, поклонником Бурлюка. Можно предположить, что этим и вызвана подчеркнуто беспристрастная интонация текста, даже излишне холодная для столь темпераментного героя.

Поляков на всем протяжении книги остается ученым-искусствоведом, беспристрастным исследователем именно произведений художника, а не биографом одного из главных, фантастически колоритных деятелей русского авангарда. Подробно и обстоятельно он рассказывает о том, что, когда и как делал этот художник — в родной Чернянке, в Европе и России, на гастролях в Японии и в эмиграции в Америке. Подчеркивая иностранное влияние, отмечая самобытность, разбирая технику и приемы, уточняя даты и датировки, проверяя известные факты и приводя новые. Проверять пришлось прежде всего самого Бурлюка, мастера выдумывать, особенно собственную биографию, ничуть не заботясь о правдоподобии. В выводах и оценках Поляков предельно осторожен, обосновывает свои утверждения коротко, но убедительно. Приходится соглашаться даже не с самыми близкими сердцу читателя. Описывая и разбирая произведения Бурлюка, стойко выдерживая исследовательский нейтралитет, Поляков все же не сумел избежать перехода на личность. Его герой менял манеру и стили с одной целью — угодить публике, проявляя в этом незаурядный талант. В этих изменениях, считает автор, он был верен своей природе, чем нам и ценен. «Современников поражал протеизм художника, на протяжении шестидесятилетнего творческого пути бывшего и „русским Сислеем“, и „отцом русского футуризма“, и „певцом кобылиц“, и „американским Ван Гогом“! Сегодня становится ясно, что Бурлюк явил собой — одним из первых в русском искусстве — новый тип универсального художника, чья личность не сводится ни к одной из его многочисленных личин. Не маяком, указующим единственно верный путь в искусстве, ощущал он себя, но — сейсмографом, чутко улавливающим малейшие изменения». В конце книги Поляков не устоял и пропел оду своему герою. Которого, будем честны, мир ценит именно в качестве отца русского футуризма, пусть и не единственного.

Материалы по теме
Просмотры: 5895
Популярные материалы
1
О евреях, юдофобах и юдофилах
На выставке «Найди еврея» людям старшего поколения есть что вспомнить, а молодым — о чем узнать.
23 сентября 2020
2
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
3
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
4
Новый культурный центр «О» создадут в Вологде
Постоянная экспозиция будет основана на коллекции Германа Титова, а временные выставки планируется делать с участием крупнейших музеев.
21 сентября 2020
5
Скандальный банан Каттелана отправляется в Гуггенхайм
«Для нашего хранилища это не большая нагрузка», — шутит директор музея.
21 сентября 2020
6
Труды и дни неизвестного гения
Вышли в свет первые два тома дневниковых записей художника Вильгельма Шенрока. В общей сложности таких томов ожидается десять.
18 сентября 2020
7
Как опыт предыдущих кризисов помогает предсказывать будущее арт-рынка
Нас всех ждет глубокая рецессия, но самые богатые продолжат покупать Кунса.
23 сентября 2020
8
Реформы по алфавиту
В британском фонде National Trust, поместья которого посещает 28 млн человек в год, назрел конфликт между кураторами и менеджерами.
23 сентября 2020
9
Андрей Ерофеев: «Уход в лес — это бегство от несвободы, от принуждения»
По поводу открытия проекта галереи JART «ЧА ЩА» на курорте «Пирогово» куратор Андрей Ерофеев рассказал нам о природно-художественном целом выставки, появлении нового искусства и связи с прошлыми арт-фестивалями на берегу Пироговского водохранилища.
22 сентября 2020
10
Обнаруженная рукопись Поля Гогена открывает тайны художника
Лондонская Галерея Курто приобрела оригинал рукописи с 20 иллюстрациями, написанной художником в полинезийской хижине, и планирует выставить его в следующем году.
23 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru