The Art Newspaper Russia
Поиск

Вечные гастроли: есть ли будущее у независимых кураторов

Мир международных биеннале давно уже не знает ни эллина, ни иудея — национальность, образование и родной язык художников и кураторов все чаще остаются за скобками их проектов. TANR попыталась разобраться на примере восьми известных гастролирующих кураторов, как им удается делать проекты от Африки до России и как кочевой образ жизни стал залогом успешности в мире искусства.


Главный куратор Музея современного искусства «Гараж» британка Кейт Фаул спешит из Москвы в Нью-Йорк, где параллельно работает директором Independent Curators International, а заместитель арт-директора PinchukArtCentre бельгиец Бьорн Гельдхоф трудится на благо современного искусства одновременно в Киеве и Баку, где в июне прошлого года был назначен арт-директором Yarat Contemporary Art Space. Рынок современного искусства растет, границы между странами и континентами никого не интересуют, и едва ли не каждый месяц где-то проходит биеннале. Роль куратора становится все более важной и все более условной. Многозадачность кураторов-путешественников поистине впечатляет, а по части продуктивности подобных гастролей складываются самые разные мнения.

Куратор и галерист Пол Шиммель однажды заявил на симпозиуме, что процессы, происходящие в мире искусства в последние годы, «порвали вдребезги» привычные представления о кураторах: «Ключевое изменение в кураторской практике на сегодня — это роль независимого куратора, куратора-путешественника, глобального кочевника».

Кочевой принцип в кураторской практике — явление не новое: еще в 60-х годах прошлого века этот порядок установили такие ключевые фигуры арт-рынка, как швед Харальд Зееман, первый независимый куратор, и итальянец Джермано Челант, который ввел в обиход термин arte povera. На их счету — множество экспериментальных выставок и масштабных биеннальных проектов в Европе и США. Но сегодня, когда люди, страны и континенты все чаще и все замысловатее пересекаются в международных проектах, кураторы поистине стали гастролерами.

Одно из таких воплощений глобализма в современном искусстве — независимый куратор Хоу Ханьжу. Он родом из Китая, живет в Париже и успел провести более 30 масштабных проектов по всему миру — от биеннале в Шанхае в 2000 году и Стамбуле в 2007-м до китайского павильона в Венеции в том же году, биеннале в Лионе двумя годами позже и Оклендской триеннале в Новой Зеландии в 2013-м. Ханьжу, в послужном списке которого должность консультанта в Музее Гуггенхайма, а также членство в глобальном совете Центра искусств Уокера и Совете азиатского искусства, считает свой взгляд на разные формы пересечения культур крайне важным и уверен, что ему есть чем поделиться с Западом: «Мой опыт дает мне возможность смотреть на глобальную ситуацию с другой точки зрения. То, как я говорю о взаимоотношениях искусства, общества и повседневной жизни, очень отличается от того, что предлагает большинство моих коллег в Европе и Соединенных Штатах». Для выходца из Китая с мировым именем работа в самых разных уголках планеты — это возможность говорить об универсальном: в своих проектах Ханьжу, убежденный в необходимости общественной ответственности, поднимает среди прочего темы миграции, принудительного труда, глобального производства и нового урбанизма.

Cлово «куратор» происходит от латинского curare, что означает «заботиться». Но успевают ли знаменитые гастролеры эффективно «заботиться» о своих начинаниях, находясь везде и сразу? Как правило, современные кураторы одновременно задействованы в нескольких проектах, зачастую в разных странах. Помимо этого большинство опытных профи, как, например, Франческо Бонами или Каролин Христов-Бакарджиев, и молодых энтузиастов вроде Надима Саммана пишут во всевозможные издания — от New York Times и Frieze до Erotic Review и 032c. Многие кураторы также издают книги по истории и критике искусства, читают лекции и даже запускают целые курсы в университетах (пример тому — магистерская программа по кураторской практике в Калифорнийском колледже искусств в Сан-Франциско, соучредителем которой стала британка Кейт Фаул).

Кураторы-гастролеры зачастую позиционируют себя как независимых специалистов, но это условный термин. Большинство из них прикреплены к институциям — будь то номинальное представительство либо полноценная служба на долговременной основе или на один сезон. Прославленный куратор и арт-критик Ханс Ульрих Обрист, почетный член Королевского института британских архитекторов, в общем признанный мастер на все руки, во время работы в Музее современного искусства в Париже использовал это пространство как платформу для сотрудничества с учеными, архитекторами и немузейными специалистами, что вылилось в целые серии «путешествующих» выставок в неожиданных местах вроде самолетов и оперных театров. Обрист убивает сразу двух зайцев — институционного и независимого, воспринимает музейное пространство как «временную капсулу» и лабораторию: «Для меня важно, чтобы работа всегда шла как снаружи, так и изнутри, иначе не развивается целостность».

Раньше стремление крупных музеев и галерей к сотрудничеству с заезжими кураторами объяснялось тем, что молодые иностранные фрилансеры зачастую предлагали смелые и радикальные проекты и таким образом вдыхали в программы институций новую жизнь. Сейчас же все идеи находятся в одном глобальном мейнстримовом поле, а действительно радикальные сообщения исходят в основном от независимых художников вроде пионера диджитала в партизанском искусстве Амира Барадарана и акциониста Петра Павленского. Так или иначе, Музей Гуггенхайма, Тейт Модерн и другие крупные музеи продолжают верить в уникальный голос приглашенных кураторов, а в Музее современного искусства в Лос-Анджелесе давно существует постоянная должность специально для независимых кураторов и ученых. В музеях первого эшелона выставки известных кураторов-гастролеров производят общественный резонанс и привлекают внимание СМИ, что, разумеется, поддерживает статус музеев. При этом зачастую институции зовут в гости непрофильных консультантов — от журналистов и арт-критиков до музыкантов и художников-постановщиков.

Франческо Бонами со всей объективностью арт-критика заявляет, что подобные процессы неизбежны и естественны: «В 1980–1990-х система искусства все еще находилась в „детском“ состоянии. Теперь она окрепла, расширилась и превратилась в изысканную форму экономики, в которой кураторы и галеристы следуют особым стратегиям: достижение определенных позиций требует совершения определенных шагов». Для больших институций независимые кураторы — это не только медийная, но и экономическая стратегия. Сотрудничество по такому принципу обходится несколько дешевле, чем работа штатного куратора. Некоторые галеристы нанимают гастролирующих профи именно из этих соображений, чем вызывают осуждение со стороны более благоразумных коллег и жалобы штатных кураторов, недовольных оккупацией рынка именитыми кочевниками.

Некоторые путешествующие кураторы все еще напрямую зависят от своих институций. Бьорн Гельдхоф, который в 2009 году занял должность куратора в PinchukArtCentre, а затем стал заместителем арт-директора, успел побывать куратором четырех выставок в рамках Венецианской биеннале, три из которых — под эгидой центра Виктора Пинчука. В свою очередь, тому же Франческо Бонами работа на посту старшего куратора в Музее современного искусства Чикаго c 1999 по 2008 год вовсе не мешала регулярно представлять независимые кураторские проекты по всему миру.

Сами гастролирующие кураторы, разумеется, более чем довольны положением вещей и в большинстве своем считают бесконечные путешествия важнейшей частью работы. Арт-критик и поэт нигерийского происхождения Оквуи Энвезор еще во время подготовки к выставке Documenta 11 c 1998 по 2002 год объездил самые разные страны, среди которых Китай, Малайзия, Мали, Мексика, Нигерия, Сенегал и Ямайка. Полностью раскрыться и укрепить свой статус кочевника кураторам помогают биеннале и регулярные выставки. В общем зачете по сбору знаменитых кураторов-путешественников лидируют Венецианская биеннале современного искусства, Documenta в Касселе и Стамбульская биеннале. На счету упомянутого Оквуи Энвезора Вторая биеннале в Йоханнесбурге (1996–1997), Международная биеннале современного искусства в Севилье (2006), южнокорейская Биеннале в Кванджу (2008), Триеннале современного искусства в Париже (2012). Он также сокурировал биеннале живописи в Мексике и биеннале скульптуры в Японии, а в прошлом году стал первым куратором африканского происхождения у руля Венецианской биеннале.

Европейской метрополии есть чему поучиться у гуру постколониализма Ханьжу и Энвезора, но часто происходит наоборот: европейские кураторы любят ездить по миру и показывать современное искусство там, где его якобы не видели. Пока в 2008–2009 годах тогда еще 29-летний британец Надим Самман готовится курировать биеннале в Марокко, Кейт Фаул заканчивает свою работу в Центре современного искусства Улленсов в Пекине, так до конца и не приспособившись к особенностям китайской цензуры. Прославленный эксперт Франческо Бонами организует выставки в Катаре, а американка Каролин Христов-Бакарджиев вывозит Documenta 13 из Касселя еще и в Кабул и Каир. Инициативы похвальные, но почему-то вспоминается фильм Саши Барона Коэна «Бруно», где австрийский тележурналист испробовал все возможные способы вернуть себе положительный имидж — от попыток помирить евреев и арабов на Ближнем Востоке до обмена iPod на приемного ребенка из Африки.

С другой стороны, кураторам, прославившимся в качестве гастролеров, не занимать опыта организации масштабных выставок в самых разных экономических условиях и культурных контекстах, так что музеи и галереи по всему миру зовут их к себе вполне заслуженно. Кейт Фаул не случайно пригласили в «Гараж», у нее за плечами немалый путь: еще 20 лет назад совместно с коллегой она создала кураторское предприятие Smith + Fowle в Лондоне, и одним из крупнейших проектов компании cтала подготовка к открытию Новой художественной галереи в Уолсолле, промышленном регионе Англии. А Надим Самман, куратор 5-й Московской международной биеннале молодого искусства, в 28 лет основал в Берлине собственное выставочное пространство Import Projects, чтобы иметь возможность напрямую сотрудничать с художниками, исследующими проблемы экологии, вызовы современной информационной среды и возможности новых медиа. Изрядно поработав с разнообразным художественным материалом и самой широкой аудиторией, звездные кураторы готовы поделиться опытом с другими.

Иногда кураторы-кочевники берут с собой целый табор. Пример тому — путешествующие выставки вроде Cities on the Move (1997–2000) Хоу Ханьжу и Ханса Ульриха Обриста. Выставка, побывавшая в разных городах Европы, делала акцент на способы, которыми азиатские современные художники справлялись с быстротечными изменениями в урбанистическом стиле жизни и ценностях. У Обриста есть и самостоятельный проект Do it, который стартовал в Париже в 1993 году, а одиннадцатью годами позже прошел в «Гараже» и вызвал фурор среди посетителей. Выставка делает ставку на интерактив и инклюзивный подход к работе с аудиторией, предлагая зрителям приобщиться к процессу создания искусства: участвовать в воркшопах, перформансах, рисовать картины и делать инсталляции совместно с художниками.

Сегодня на смену экономике, построенной вокруг громких имен, приходит новая экономика глобальных горизонтальных связей и социальных сетей. Для современного искусства это значит в том числе постепенное вытеснение чисто коммерческих и некоммерческих институций свежими гибридными инициативами. Среди них и artist-run spaces — пространства, управляемые самими художниками, и организации вроде Institute for Public Art, учредившего ежегодную премию в области публичного искусства, в рамках которой кандидатов номинируют эксперты со всего мира, а финальная выставка и награждение каждый год проходят в новой стране — от Китая до Новой Зеландии. Пока кураторы с мировыми именами играют роль звездных продюсеров, продвигая художников или свое собственное видение, сама функция куратора как авторитетной фигуры и всезнающего учителя, а также монументальные арт-институции, дающие им временное пристанище, похоже, постепенно уступают место в искусстве новым формам сотрудничества, готовым трансформироваться согласно вызовам и возможностям современности.


Бьерн Гельдхоф

Институции: PinchukArtCentre в Киеве (заместитель арт-директора), Yarat Contemporary Art Space в Баку (арт-директор)

Страны, в которых работал: Австрия, Азербайджан, Бельгия, Германия, Италия, Украина, Франция, Швеция, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Олафур Элиассон, Аниш Капур, Гэри Хьюм, Кендис Брайц, Джефф Уолл, Линетт Ядом-Боакье, братья Чепмен, Дамиан Ортега, Дэмиен Херст

Кураторская стратегия: любит институции, подчиняется видению художника и социально-политической повестке страны, в которой работает

Чем отличился: участвовал в разработке проекта премии для молодых художников Future Generation Art Prize, учрежденной PinchukArtCentre

Одиозный проект: мультимедийная выставка Яна Фабра «Антропология планеты» в исторической резиденции палаццо Бенцон в Венеции (2007); тема была заявлена довольно туманно — от творческого потенциала мозга до поэтики человеческой природы и лейтмотивов фламандского искусства


Кейт Фаул

Текущее место работы: Музей современного искусства «Гараж» в Москве (главный куратор), Independent Curators International в Нью-Йорке (директор по общим вопросам)

Страны, в которых работала: Великобритания, Китай, Россия, США

Художники, с которыми сотрудничала: Джон Балдессари, Рашид Джонсон, Стерлинг Руби, Роберт Лонго, Фиона Баннер, Ли Лозано, Керри Джеймс Маршалл, Джереми Деллер, братья Чепмен

Кураторская стратегия: во главу угла ставит исследовательскую работу, социальную направленность проекта и его интерактивность, видит важность во взаимодействии с аудиторией как на уровне потребления искусства, так и в долговременной (исторической) и социополитической перспективах

Чем отличилась: продуктивная работа на посту исполнительного директора в ICI (2009–2013)

Одиозный проект: групповая выставка Stray Alchemists (2008) в Центре современного искусства Улленсов в Пекине, впоследствии переименованная по причине того, что китайское правительство не одобрило тиражирование явления «заблудших», то есть отклонившихся от установленного маршрута


Надим Самман

Текущее место работы: выставочное пространство Import Projects в Берлине (учредитель), 5-я Московская международная биеннале молодого искусства (куратор)

Страны, в которых работал: Австрия, Германия, Италия, Марокко, Россия

Художники, с которыми сотрудничал: Олафур Элиассон, Джон Рафман, Даррен Алмонд, Дуг Эйткен, Марина Абрамович, Роберт Полидори, Игорь Макаревич, Елена Елагина, Александр Пономарев

Кураторская стратегия: формирует свой кураторский подход на стыке технологий, идентичности и общества, любит работать с проблемами экологии и информации в интерактивной и игровой форме, смело принимает вызовы современного пространства

Чем отличился: на 14-й Венецианской биеннале архитектуры представил проект павильона Антарктики, созданного по инициативе Александра Пономарева

Одиозный проект: «Сокровище Лимы. Захороненная выставка» на тихоокеанском острове Кокос (2014) — захоронение контейнера дизайнерской работы с творениями более 40 известных художников с последующим созданием закодированной карты, которую предлагалось приобрести всем желающим на благотворительном аукционе


Ханс Ульрих Обрист

Текущее место работы: галерея Serpentine в Лондоне (содиректор, директор по международным проектам), Музей современного искусства «Гараж» в Москве (советник по международным программам)

Страны, в которых работал: Австрия, Албания, Великобритания, Греция, Индия, Италия, Норвегия, Россия, Сенегал, Словения, Франция, Швейцария, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Марина Абрамович, Ричард Принс, Микеланджело Пистолетто, Густав Мецгер, Филипп Паррено, Аниш Капур, Ричард Гамильтон, Кристиан Болтански, Герхард Рихтер

Кураторская стратегия: у Обриста, подкованного в истории культурных институций и кураторских практик, в почете междисциплинарность, предельная интерактивность, динамичное и инклюзивное искусство

Чем отличился: опубликовал собрание интервью с ведущими кураторами ХХ века в книге «Краткая история кураторства» (часть проекта Interview Marathon)

Одиозный проект: серия «марафонов», начавшаяся с Interview Marathon (2006) — суточной сессии интервью с ключевыми деятелями современной культуры; далее следовали марафоны дискуссий, манифестов, экспериментов и поэзии


Оквуи Энвезор

Текущее место работы: Дом искусства в Мюнхене (директор), Международный центр фотографии в Нью-Йорке (куратор)

Страны, в которых работал: Великобритания, Германия, Испания, Италия, Китай, Мексика, Нидерланды, США, Турция, Швеция, ЮАР, Южная Корея, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Дэвид Голдблатт, Стэн Дуглас, Олу Огуибе, Тэрри Смит, Чика Океке-Агулу, Крис Офили, Гай Тиллим

Кураторская стратегия: начинал путь в искусстве с форм, напрямую связанных с языком, — поэзии и арт-критики, а сейчас активнее всего берется за фотографию и архивную работу, в проектах развивает темы постколониализма, политического активизма и нового урбанизма, занимается продвижением африканской диаспоры в искусстве

Чем отличился: стал первым куратором неевропейского происхождения на Documenta 11 (2002) и первым куратором, рожденным в Африке, во главе Венецианской биеннале (2015)

Одиозный проект: выставка «In/Sight. Африканские фотографы с 1940 года до сегодняшнего дня» в Музее Гуггенхайма (1996), в рамках которой балансировал между стилем амбициозных масштабных проектов на злобу дня и музейным форматом, завязанным на истории и архивной работе


Франческо Бонами

Текущее место работы: журнал об искусстве и эстетике TAR (главный редактор)

Страны, в которых работал: Великобритания, Италия, Катар, Словения, США, Франция, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Рудольф Стингел, Мэтью Барни, Пол Маккарти, Маурицио Каттелан, Габриель Ороско, Джефф Кунс, Дуг Эйткен, Дэмиен Херст, Джефф Уолл

Кураторская стратегия: не прислушивается к критике прессы, старается не привязывать себя к какой-либо узкой проблематике, приветствует разнообразие тем и материалов

Чем отличился: открытием новых имен в современном искусстве, таких как Маурицио Каттелан и Дэмиен Херст, и книгой «Я тоже так могу! Почему современное искусство все-таки искусство» (2007)

Одиозный проект: Биеннале Уитни в Нью-Йорке в 2010 году, где большинство отобранных художников составляли женщины, живописцев было куда больше, чем обычно; в проекте участвовали работы всего 55 художников, что значительно меньше, чем на предыдущих биеннале


Каролин Христов-Бакарджиев

Текущее место работы: Галерея современного искусства (GAM) и Музей современного искусства Кастелло ди Риволи в Турине (директор)

Страны, в которых работала: Австралия, Афганистан, Бельгия, Германия, Египет, Италия, США, Турция

Художники, с которыми сотрудничала: Лоуренс Вайнер, Уильям Кентридж, Пьер Юиг, Джоан Джонас, Джузеппе Пеноне, Джанет Кардифф, Джордж Бьюрз Миллер, Тистер Гейтс

Кураторская стратегия: предлагает всем «думать глазами и видеть умом» и сравнивает свою работу с обязанностями регулировщика дорожного движения, верна экофеминистской повестке, ратует за общность искусства и науки, при этом, в отличие от ученых, не любит прямой язык, предпочитает игру свободных ассоциаций и утверждает, что лучший метод в искусстве — «блуждать в противоречиях»

Чем отличилась: стала первой женщиной, возглавившей список 100 самых влиятельных людей в мире искусства по версии Art Review

Одиозный проект: Documenta 13 (2012), в рамках которой одно из главных экспозиционных пространств — городской cад Карлсруэ — было не только заполнено скульптурой, саунд-артом и инсталляциями, но и заселено двумя собаками в рамках проекта Пьера Юига, по словам Каролин, с целью предоставить собакам «свободу выбора» и «возможность политического соучастия»


Хоу Ханьжу

Текущее место работы: Национальный музей искусства XXI века в Риме (художественный директор)

Страны, в которых работал: Австрия, Великобритания, Германия, Дания, Италия, Китай, Люксембург, Новая Зеландия, Сингапур, США, Таиланд, Турция, Финляндия, Франция

Художники, с которыми сотрудничал: Хуан Юнпин, Маурицио Каттелан, Микеланджело Пистолетто, Адель Абдессемед, Карлос Аморалес, Young-Hae Chang Heavy Industries, Гилберт и Джордж, Пол Маккарти, Чэнь Чжэнь

Кураторская стратегия: считает, что кураторам и художникам стоит меньше направлять внимание на себя, свою телесность и сексуальность, и больше — на внешний мир, на контакт с действительностью, отсюда — тяга к архитектурным проектам и масштабным инсталляциям; убежден, что европейская модель современности более не доминирует, и проповедует культурную гибридность

Чем отличился: успел побывать консультантом и советником более десятка институций

Одиозный проект: выставка на тему нового урбанизма Cities on the Move (1997–2000) — совместный «путешествующий» проект Ханьжу и Обриста

Материалы по теме
Просмотры: 3871
Популярные материалы
1
15 новых музеев, которые удивят мир в 2018 году
Какие музеи и галереи совсем скоро появятся в Москве, Лондоне, Париже, Шанхае и над чем работают лауреаты Прицкеровской премии, читайте в подборке The Art Newspaper Russia.
22 января 2018
2
Парижанам не понравилась скульптура Джеффа Кунса в память о жертвах терактов
Монумент «Букет тюльпанов» задумывался как подарок США Франции, однако его возможная установка перед Пале-де-Токио вызвала протест у художников и жителей города. Решение примет Министерство культуры Франции.
22 января 2018
3
Найден неизвестный ранее рисунок ван Гога
Находка помогла атрибутировать другую работу художника.
17 января 2018
4
Три выставки недели
Живописец Павел Корин в Новой Третьяковке, фотографии Бориса Кустодиева в Мультимедиа Арт Музее и «Учреждение культуры» в Stella Art Foundation.
19 января 2018
5
Скончалась Клепальщица Рози со знаменитого плаката We Can Do It!
Наоми Паркер Фралей, позировавшая для постера времен Второй мировой войны, ставшего символом феминизма, умерла в возрасте 96 лет.
23 января 2018
6
Антонио Лигабуэ, любивший зверей и мотоциклы
«Итальянским ван Гогом» называли художника, ретроспектива которого открывается в Музее современной истории России.
23 января 2018
7
Собачья работа в музее
Американские музеи начали тренировать собак для поиска как самих произведений искусства, так и вредящих им насекомых.
23 января 2018
8
Маурицио Каттелан сделает шарфы для музейных фанатов
Итальянский художник, автор золотых унитазов и висящих под потолком лошадей, разрабатывает дизайн шарфов для музейных болельщиков.
24 января 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru