The Art Newspaper Russia
Поиск

Вечные гастроли: есть ли будущее у независимых кураторов

Мир международных биеннале давно уже не знает ни эллина, ни иудея — национальность, образование и родной язык художников и кураторов все чаще остаются за скобками их проектов. TANR попыталась разобраться на примере восьми известных гастролирующих кураторов, как им удается делать проекты от Африки до России и как кочевой образ жизни стал залогом успешности в мире искусства.


Главный куратор Музея современного искусства «Гараж» британка Кейт Фаул спешит из Москвы в Нью-Йорк, где параллельно работает директором Independent Curators International, а заместитель арт-директора PinchukArtCentre бельгиец Бьорн Гельдхоф трудится на благо современного искусства одновременно в Киеве и Баку, где в июне прошлого года был назначен арт-директором Yarat Contemporary Art Space. Рынок современного искусства растет, границы между странами и континентами никого не интересуют, и едва ли не каждый месяц где-то проходит биеннале. Роль куратора становится все более важной и все более условной. Многозадачность кураторов-путешественников поистине впечатляет, а по части продуктивности подобных гастролей складываются самые разные мнения.

Куратор и галерист Пол Шиммель однажды заявил на симпозиуме, что процессы, происходящие в мире искусства в последние годы, «порвали вдребезги» привычные представления о кураторах: «Ключевое изменение в кураторской практике на сегодня — это роль независимого куратора, куратора-путешественника, глобального кочевника».

Кочевой принцип в кураторской практике — явление не новое: еще в 60-х годах прошлого века этот порядок установили такие ключевые фигуры арт-рынка, как швед Харальд Зееман, первый независимый куратор, и итальянец Джермано Челант, который ввел в обиход термин arte povera. На их счету — множество экспериментальных выставок и масштабных биеннальных проектов в Европе и США. Но сегодня, когда люди, страны и континенты все чаще и все замысловатее пересекаются в международных проектах, кураторы поистине стали гастролерами.

Одно из таких воплощений глобализма в современном искусстве — независимый куратор Хоу Ханьжу. Он родом из Китая, живет в Париже и успел провести более 30 масштабных проектов по всему миру — от биеннале в Шанхае в 2000 году и Стамбуле в 2007-м до китайского павильона в Венеции в том же году, биеннале в Лионе двумя годами позже и Оклендской триеннале в Новой Зеландии в 2013-м. Ханьжу, в послужном списке которого должность консультанта в Музее Гуггенхайма, а также членство в глобальном совете Центра искусств Уокера и Совете азиатского искусства, считает свой взгляд на разные формы пересечения культур крайне важным и уверен, что ему есть чем поделиться с Западом: «Мой опыт дает мне возможность смотреть на глобальную ситуацию с другой точки зрения. То, как я говорю о взаимоотношениях искусства, общества и повседневной жизни, очень отличается от того, что предлагает большинство моих коллег в Европе и Соединенных Штатах». Для выходца из Китая с мировым именем работа в самых разных уголках планеты — это возможность говорить об универсальном: в своих проектах Ханьжу, убежденный в необходимости общественной ответственности, поднимает среди прочего темы миграции, принудительного труда, глобального производства и нового урбанизма.

Cлово «куратор» происходит от латинского curare, что означает «заботиться». Но успевают ли знаменитые гастролеры эффективно «заботиться» о своих начинаниях, находясь везде и сразу? Как правило, современные кураторы одновременно задействованы в нескольких проектах, зачастую в разных странах. Помимо этого большинство опытных профи, как, например, Франческо Бонами или Каролин Христов-Бакарджиев, и молодых энтузиастов вроде Надима Саммана пишут во всевозможные издания — от New York Times и Frieze до Erotic Review и 032c. Многие кураторы также издают книги по истории и критике искусства, читают лекции и даже запускают целые курсы в университетах (пример тому — магистерская программа по кураторской практике в Калифорнийском колледже искусств в Сан-Франциско, соучредителем которой стала британка Кейт Фаул).

Кураторы-гастролеры зачастую позиционируют себя как независимых специалистов, но это условный термин. Большинство из них прикреплены к институциям — будь то номинальное представительство либо полноценная служба на долговременной основе или на один сезон. Прославленный куратор и арт-критик Ханс Ульрих Обрист, почетный член Королевского института британских архитекторов, в общем признанный мастер на все руки, во время работы в Музее современного искусства в Париже использовал это пространство как платформу для сотрудничества с учеными, архитекторами и немузейными специалистами, что вылилось в целые серии «путешествующих» выставок в неожиданных местах вроде самолетов и оперных театров. Обрист убивает сразу двух зайцев — институционного и независимого, воспринимает музейное пространство как «временную капсулу» и лабораторию: «Для меня важно, чтобы работа всегда шла как снаружи, так и изнутри, иначе не развивается целостность».

Раньше стремление крупных музеев и галерей к сотрудничеству с заезжими кураторами объяснялось тем, что молодые иностранные фрилансеры зачастую предлагали смелые и радикальные проекты и таким образом вдыхали в программы институций новую жизнь. Сейчас же все идеи находятся в одном глобальном мейнстримовом поле, а действительно радикальные сообщения исходят в основном от независимых художников вроде пионера диджитала в партизанском искусстве Амира Барадарана и акциониста Петра Павленского. Так или иначе, Музей Гуггенхайма, Тейт Модерн и другие крупные музеи продолжают верить в уникальный голос приглашенных кураторов, а в Музее современного искусства в Лос-Анджелесе давно существует постоянная должность специально для независимых кураторов и ученых. В музеях первого эшелона выставки известных кураторов-гастролеров производят общественный резонанс и привлекают внимание СМИ, что, разумеется, поддерживает статус музеев. При этом зачастую институции зовут в гости непрофильных консультантов — от журналистов и арт-критиков до музыкантов и художников-постановщиков.

Франческо Бонами со всей объективностью арт-критика заявляет, что подобные процессы неизбежны и естественны: «В 1980–1990-х система искусства все еще находилась в „детском“ состоянии. Теперь она окрепла, расширилась и превратилась в изысканную форму экономики, в которой кураторы и галеристы следуют особым стратегиям: достижение определенных позиций требует совершения определенных шагов». Для больших институций независимые кураторы — это не только медийная, но и экономическая стратегия. Сотрудничество по такому принципу обходится несколько дешевле, чем работа штатного куратора. Некоторые галеристы нанимают гастролирующих профи именно из этих соображений, чем вызывают осуждение со стороны более благоразумных коллег и жалобы штатных кураторов, недовольных оккупацией рынка именитыми кочевниками.

Некоторые путешествующие кураторы все еще напрямую зависят от своих институций. Бьорн Гельдхоф, который в 2009 году занял должность куратора в PinchukArtCentre, а затем стал заместителем арт-директора, успел побывать куратором четырех выставок в рамках Венецианской биеннале, три из которых — под эгидой центра Виктора Пинчука. В свою очередь, тому же Франческо Бонами работа на посту старшего куратора в Музее современного искусства Чикаго c 1999 по 2008 год вовсе не мешала регулярно представлять независимые кураторские проекты по всему миру.

Сами гастролирующие кураторы, разумеется, более чем довольны положением вещей и в большинстве своем считают бесконечные путешествия важнейшей частью работы. Арт-критик и поэт нигерийского происхождения Оквуи Энвезор еще во время подготовки к выставке Documenta 11 c 1998 по 2002 год объездил самые разные страны, среди которых Китай, Малайзия, Мали, Мексика, Нигерия, Сенегал и Ямайка. Полностью раскрыться и укрепить свой статус кочевника кураторам помогают биеннале и регулярные выставки. В общем зачете по сбору знаменитых кураторов-путешественников лидируют Венецианская биеннале современного искусства, Documenta в Касселе и Стамбульская биеннале. На счету упомянутого Оквуи Энвезора Вторая биеннале в Йоханнесбурге (1996–1997), Международная биеннале современного искусства в Севилье (2006), южнокорейская Биеннале в Кванджу (2008), Триеннале современного искусства в Париже (2012). Он также сокурировал биеннале живописи в Мексике и биеннале скульптуры в Японии, а в прошлом году стал первым куратором африканского происхождения у руля Венецианской биеннале.

Европейской метрополии есть чему поучиться у гуру постколониализма Ханьжу и Энвезора, но часто происходит наоборот: европейские кураторы любят ездить по миру и показывать современное искусство там, где его якобы не видели. Пока в 2008–2009 годах тогда еще 29-летний британец Надим Самман готовится курировать биеннале в Марокко, Кейт Фаул заканчивает свою работу в Центре современного искусства Улленсов в Пекине, так до конца и не приспособившись к особенностям китайской цензуры. Прославленный эксперт Франческо Бонами организует выставки в Катаре, а американка Каролин Христов-Бакарджиев вывозит Documenta 13 из Касселя еще и в Кабул и Каир. Инициативы похвальные, но почему-то вспоминается фильм Саши Барона Коэна «Бруно», где австрийский тележурналист испробовал все возможные способы вернуть себе положительный имидж — от попыток помирить евреев и арабов на Ближнем Востоке до обмена iPod на приемного ребенка из Африки.

С другой стороны, кураторам, прославившимся в качестве гастролеров, не занимать опыта организации масштабных выставок в самых разных экономических условиях и культурных контекстах, так что музеи и галереи по всему миру зовут их к себе вполне заслуженно. Кейт Фаул не случайно пригласили в «Гараж», у нее за плечами немалый путь: еще 20 лет назад совместно с коллегой она создала кураторское предприятие Smith + Fowle в Лондоне, и одним из крупнейших проектов компании cтала подготовка к открытию Новой художественной галереи в Уолсолле, промышленном регионе Англии. А Надим Самман, куратор 5-й Московской международной биеннале молодого искусства, в 28 лет основал в Берлине собственное выставочное пространство Import Projects, чтобы иметь возможность напрямую сотрудничать с художниками, исследующими проблемы экологии, вызовы современной информационной среды и возможности новых медиа. Изрядно поработав с разнообразным художественным материалом и самой широкой аудиторией, звездные кураторы готовы поделиться опытом с другими.

Иногда кураторы-кочевники берут с собой целый табор. Пример тому — путешествующие выставки вроде Cities on the Move (1997–2000) Хоу Ханьжу и Ханса Ульриха Обриста. Выставка, побывавшая в разных городах Европы, делала акцент на способы, которыми азиатские современные художники справлялись с быстротечными изменениями в урбанистическом стиле жизни и ценностях. У Обриста есть и самостоятельный проект Do it, который стартовал в Париже в 1993 году, а одиннадцатью годами позже прошел в «Гараже» и вызвал фурор среди посетителей. Выставка делает ставку на интерактив и инклюзивный подход к работе с аудиторией, предлагая зрителям приобщиться к процессу создания искусства: участвовать в воркшопах, перформансах, рисовать картины и делать инсталляции совместно с художниками.

Сегодня на смену экономике, построенной вокруг громких имен, приходит новая экономика глобальных горизонтальных связей и социальных сетей. Для современного искусства это значит в том числе постепенное вытеснение чисто коммерческих и некоммерческих институций свежими гибридными инициативами. Среди них и artist-run spaces — пространства, управляемые самими художниками, и организации вроде Institute for Public Art, учредившего ежегодную премию в области публичного искусства, в рамках которой кандидатов номинируют эксперты со всего мира, а финальная выставка и награждение каждый год проходят в новой стране — от Китая до Новой Зеландии. Пока кураторы с мировыми именами играют роль звездных продюсеров, продвигая художников или свое собственное видение, сама функция куратора как авторитетной фигуры и всезнающего учителя, а также монументальные арт-институции, дающие им временное пристанище, похоже, постепенно уступают место в искусстве новым формам сотрудничества, готовым трансформироваться согласно вызовам и возможностям современности.


Бьерн Гельдхоф

Институции: PinchukArtCentre в Киеве (заместитель арт-директора), Yarat Contemporary Art Space в Баку (арт-директор)

Страны, в которых работал: Австрия, Азербайджан, Бельгия, Германия, Италия, Украина, Франция, Швеция, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Олафур Элиассон, Аниш Капур, Гэри Хьюм, Кендис Брайц, Джефф Уолл, Линетт Ядом-Боакье, братья Чепмен, Дамиан Ортега, Дэмиен Херст

Кураторская стратегия: любит институции, подчиняется видению художника и социально-политической повестке страны, в которой работает

Чем отличился: участвовал в разработке проекта премии для молодых художников Future Generation Art Prize, учрежденной PinchukArtCentre

Одиозный проект: мультимедийная выставка Яна Фабра «Антропология планеты» в исторической резиденции палаццо Бенцон в Венеции (2007); тема была заявлена довольно туманно — от творческого потенциала мозга до поэтики человеческой природы и лейтмотивов фламандского искусства


Кейт Фаул

Текущее место работы: Музей современного искусства «Гараж» в Москве (главный куратор), Independent Curators International в Нью-Йорке (директор по общим вопросам)

Страны, в которых работала: Великобритания, Китай, Россия, США

Художники, с которыми сотрудничала: Джон Балдессари, Рашид Джонсон, Стерлинг Руби, Роберт Лонго, Фиона Баннер, Ли Лозано, Керри Джеймс Маршалл, Джереми Деллер, братья Чепмен

Кураторская стратегия: во главу угла ставит исследовательскую работу, социальную направленность проекта и его интерактивность, видит важность во взаимодействии с аудиторией как на уровне потребления искусства, так и в долговременной (исторической) и социополитической перспективах

Чем отличилась: продуктивная работа на посту исполнительного директора в ICI (2009–2013)

Одиозный проект: групповая выставка Stray Alchemists (2008) в Центре современного искусства Улленсов в Пекине, впоследствии переименованная по причине того, что китайское правительство не одобрило тиражирование явления «заблудших», то есть отклонившихся от установленного маршрута


Надим Самман

Текущее место работы: выставочное пространство Import Projects в Берлине (учредитель), 5-я Московская международная биеннале молодого искусства (куратор)

Страны, в которых работал: Австрия, Германия, Италия, Марокко, Россия

Художники, с которыми сотрудничал: Олафур Элиассон, Джон Рафман, Даррен Алмонд, Дуг Эйткен, Марина Абрамович, Роберт Полидори, Игорь Макаревич, Елена Елагина, Александр Пономарев

Кураторская стратегия: формирует свой кураторский подход на стыке технологий, идентичности и общества, любит работать с проблемами экологии и информации в интерактивной и игровой форме, смело принимает вызовы современного пространства

Чем отличился: на 14-й Венецианской биеннале архитектуры представил проект павильона Антарктики, созданного по инициативе Александра Пономарева

Одиозный проект: «Сокровище Лимы. Захороненная выставка» на тихоокеанском острове Кокос (2014) — захоронение контейнера дизайнерской работы с творениями более 40 известных художников с последующим созданием закодированной карты, которую предлагалось приобрести всем желающим на благотворительном аукционе


Ханс Ульрих Обрист

Текущее место работы: галерея Serpentine в Лондоне (содиректор, директор по международным проектам), Музей современного искусства «Гараж» в Москве (советник по международным программам)

Страны, в которых работал: Австрия, Албания, Великобритания, Греция, Индия, Италия, Норвегия, Россия, Сенегал, Словения, Франция, Швейцария, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Марина Абрамович, Ричард Принс, Микеланджело Пистолетто, Густав Мецгер, Филипп Паррено, Аниш Капур, Ричард Гамильтон, Кристиан Болтански, Герхард Рихтер

Кураторская стратегия: у Обриста, подкованного в истории культурных институций и кураторских практик, в почете междисциплинарность, предельная интерактивность, динамичное и инклюзивное искусство

Чем отличился: опубликовал собрание интервью с ведущими кураторами ХХ века в книге «Краткая история кураторства» (часть проекта Interview Marathon)

Одиозный проект: серия «марафонов», начавшаяся с Interview Marathon (2006) — суточной сессии интервью с ключевыми деятелями современной культуры; далее следовали марафоны дискуссий, манифестов, экспериментов и поэзии


Оквуи Энвезор

Текущее место работы: Дом искусства в Мюнхене (директор), Международный центр фотографии в Нью-Йорке (куратор)

Страны, в которых работал: Великобритания, Германия, Испания, Италия, Китай, Мексика, Нидерланды, США, Турция, Швеция, ЮАР, Южная Корея, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Дэвид Голдблатт, Стэн Дуглас, Олу Огуибе, Тэрри Смит, Чика Океке-Агулу, Крис Офили, Гай Тиллим

Кураторская стратегия: начинал путь в искусстве с форм, напрямую связанных с языком, — поэзии и арт-критики, а сейчас активнее всего берется за фотографию и архивную работу, в проектах развивает темы постколониализма, политического активизма и нового урбанизма, занимается продвижением африканской диаспоры в искусстве

Чем отличился: стал первым куратором неевропейского происхождения на Documenta 11 (2002) и первым куратором, рожденным в Африке, во главе Венецианской биеннале (2015)

Одиозный проект: выставка «In/Sight. Африканские фотографы с 1940 года до сегодняшнего дня» в Музее Гуггенхайма (1996), в рамках которой балансировал между стилем амбициозных масштабных проектов на злобу дня и музейным форматом, завязанным на истории и архивной работе


Франческо Бонами

Текущее место работы: журнал об искусстве и эстетике TAR (главный редактор)

Страны, в которых работал: Великобритания, Италия, Катар, Словения, США, Франция, Япония

Художники, с которыми сотрудничал: Рудольф Стингел, Мэтью Барни, Пол Маккарти, Маурицио Каттелан, Габриель Ороско, Джефф Кунс, Дуг Эйткен, Дэмиен Херст, Джефф Уолл

Кураторская стратегия: не прислушивается к критике прессы, старается не привязывать себя к какой-либо узкой проблематике, приветствует разнообразие тем и материалов

Чем отличился: открытием новых имен в современном искусстве, таких как Маурицио Каттелан и Дэмиен Херст, и книгой «Я тоже так могу! Почему современное искусство все-таки искусство» (2007)

Одиозный проект: Биеннале Уитни в Нью-Йорке в 2010 году, где большинство отобранных художников составляли женщины, живописцев было куда больше, чем обычно; в проекте участвовали работы всего 55 художников, что значительно меньше, чем на предыдущих биеннале


Каролин Христов-Бакарджиев

Текущее место работы: Галерея современного искусства (GAM) и Музей современного искусства Кастелло ди Риволи в Турине (директор)

Страны, в которых работала: Австралия, Афганистан, Бельгия, Германия, Египет, Италия, США, Турция

Художники, с которыми сотрудничала: Лоуренс Вайнер, Уильям Кентридж, Пьер Юиг, Джоан Джонас, Джузеппе Пеноне, Джанет Кардифф, Джордж Бьюрз Миллер, Тистер Гейтс

Кураторская стратегия: предлагает всем «думать глазами и видеть умом» и сравнивает свою работу с обязанностями регулировщика дорожного движения, верна экофеминистской повестке, ратует за общность искусства и науки, при этом, в отличие от ученых, не любит прямой язык, предпочитает игру свободных ассоциаций и утверждает, что лучший метод в искусстве — «блуждать в противоречиях»

Чем отличилась: стала первой женщиной, возглавившей список 100 самых влиятельных людей в мире искусства по версии Art Review

Одиозный проект: Documenta 13 (2012), в рамках которой одно из главных экспозиционных пространств — городской cад Карлсруэ — было не только заполнено скульптурой, саунд-артом и инсталляциями, но и заселено двумя собаками в рамках проекта Пьера Юига, по словам Каролин, с целью предоставить собакам «свободу выбора» и «возможность политического соучастия»


Хоу Ханьжу

Текущее место работы: Национальный музей искусства XXI века в Риме (художественный директор)

Страны, в которых работал: Австрия, Великобритания, Германия, Дания, Италия, Китай, Люксембург, Новая Зеландия, Сингапур, США, Таиланд, Турция, Финляндия, Франция

Художники, с которыми сотрудничал: Хуан Юнпин, Маурицио Каттелан, Микеланджело Пистолетто, Адель Абдессемед, Карлос Аморалес, Young-Hae Chang Heavy Industries, Гилберт и Джордж, Пол Маккарти, Чэнь Чжэнь

Кураторская стратегия: считает, что кураторам и художникам стоит меньше направлять внимание на себя, свою телесность и сексуальность, и больше — на внешний мир, на контакт с действительностью, отсюда — тяга к архитектурным проектам и масштабным инсталляциям; убежден, что европейская модель современности более не доминирует, и проповедует культурную гибридность

Чем отличился: успел побывать консультантом и советником более десятка институций

Одиозный проект: выставка на тему нового урбанизма Cities on the Move (1997–2000) — совместный «путешествующий» проект Ханьжу и Обриста

Материалы по теме
Просмотры: 4638
Популярные материалы
1
Энгелина Смирнова: «Икона — не только молельный образ»
Древнерусское искусство в последнее время становится темой публичного обсуждения только в катастрофических или сенсационных случаях. Энгелина Смирнова, уважаемый ученый и университетский преподаватель, дает этой ситуации компетентный комментарий.
09 октября 2018
2
Музею Востока исполняется 100 лет
К своему юбилею Государственный музей искусства народов Востока подходит на пике территориального расширения. Осваивая новые для себя пространства, институция одновременно стремится не забывать о присущей ей научной фундаментальности.
10 октября 2018
3
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
4
Как продавать бесценное: уловки успешных арт-дилеров
Искусство продается и покупается, арт-рынок растет, а мы вспоминаем о самых предприимчивых галеристах и их излюбленных тактиках, проверенных десятилетиями.
10 октября 2018
5
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
6
Коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской снова продается
На аукционе Sotheby’s в Лондоне будет представлено более 300 лотов из коллекции великих музыкантов: мебель, ювелирные украшения, произведения русского искусства, книги и музыкальные инструменты.
11 октября 2018
7
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
8
В испанском монастыре порвалось упавшее со стены «Распятие» Тициана
Полотно XVI века сразу же отправили на реставрацию, содействие которой окажут специалисты Музея Прадо.
09 октября 2018
9
Как реставрировались работы Врубеля, Верещагина, Гончаровой, показывает Центр Грабаря
Выставка «Век ради вечного» приурочена к 100-летию Научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря.
11 октября 2018
10
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru