The Art Newspaper Russia
Поиск

Витиеватая история. Русские кружева

Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства объявил 2016 год Годом кружева. По словам Елены Титовой, директора музея, «русские кружева XVIII–ХХI веков не имеют аналогов в мировой практике, технике их изготовления, особенностях построения орнаментов, развитии сюжетов». С 26 марта в ВМДПНИ откроется выставка «Кружево напоказ». В проекте принимают участие Государственная Третьяковская галерея, Государственный музей-заповедник «Царицыно», Московский музей-усадьба «Останкино», Музей В.А.Тропинина, Московский музей дизайна и другие крупные музеи, а также галерея «Три века» и Alexandre Vassiliev Foundation

«Круживо сажено, низано жемчугом», «кружева низаны перьями», «круживо с пухом и с горностаем», «волоченое золото и серебро немецкое», «сканое и пряденое с шелком» — первые кружева, появившиеся в России, были предметом роскоши, ими украшали царскую одежду, церковные атрибуты и облачение. Сохранилось описание выходов Ивана Грозного: уже в XVI веке его «ферезь», то есть платье, украшали «кружево немецкое, золото, зубцы». В те времена немецким называли все иностранное: кружево было привозным. Мода на него пришла в Россию из Западной Европы, где сначала в Италии, а затем во Фландрии начали плести драгоценные ткани. Кружева ввозились через Архангельск, причем на вес. Дошли записи о том, как в 1672 году ввезли «два пуда и восемь фунтов золотых и серебряных кружев и галунов и два ларя с золотыми и серебряными кружевами из Голландии».

В России плести кружева начали в XVII веке. В московской Мастеровой палате, обслуживавшей царский двор, в 1675 году трудилось десять кружевниц. Изначально за образец брали иностранные рисунки, но вскоре появились и свои художники при дворе. Да и сама царевна Ирина, сестра Алексея Михайловича, была не чужда рукоделию: сохранилось 15 принадлежавших ей костяных коклюшек. В самые дорогие кружева вплетали драгоценные камни. Так, у полотенца, подаренного царицей Прасковьей Федоровной, супругой Ивана V, патриарху Адриану в 1696 году, контуры цветочных узоров вышиты жемчугом, а в цветы и листья вплетены сверленые изумруды.

Кружева вскоре стали носить и высшие сословия — дворяне, бояре и купцы тратили на них немалые деньги. Причем кружевами украшали не только платье, но и шубы, обивку карет, завесы, пологи и даже конские чепраки.

По легенде Петр I вывез 30 брабантских мастериц в Новодевичий монастырь для обучения 250 девочек-сирот. Можно сказать, что с этого момента в России началась настоящая история кружев. Русские кружевницы быстро освоили заграничные «малины» и «валансьены». Причем нередко отечественные кружева продавали как импортные, чтобы увеличить их стоимость. При дворянских и помещичьих усадьбах открылись кружевные мастерские, в которых работали крепостные. Плели кружева и свободные горожанки. Постепенно начинают возникать различные школы кружевоплетения, прежде всего в Вологде, Ельце, Ростове, Рязани, Галиче. Наши мастерицы плели и исконно русские узоры: птица сирин, павы, двуглавые орлы, грифоны — эти архетипические мотивы были заимствованы из народных вышивок и резьбы. А уже в первой половине XIX века открылись первые кружевные мануфактуры.

Кружева прижились не только в женском, но и в мужском костюме. С середины XVIII века мужские рубашки отделываются кружевом на рукавах и воротнике. На портрете Николая Тишинина (1755) работы Ивана Вишнякова можно увидеть пример «венчального» мужского платья с кружевными галстуком, манжетами и оборками сюртука. Постепенно нитяными кружевами начинают украшать сюртуки и даже треуголки, как на портрете будущей императрицы, а тогда великой княгини Екатерины Алексеевны (1740-е) работы Георга Гроота.

Чуть позже пришла мода на кружевные накидки с воротниками, которые завязывались лентами под подбородком, их носили с чепцом. В 1830–1840-е приобретают популярность большие кружевные шарфы и шали. Они стоили баснословно дорого и часто заменялись вышитыми по тюлю, как у невесты с картины Павла Федотова Сватовство майора (1848).

Весь XIX век носили кружевные воротники, их фасоны довольно быстро менялись. В конце столетия вошли в моду предметы туалета, целиком выплетенные из кружева: туники, пальто, юбки, жакеты. В эпоху модерна на пике моды оказались черные кружева «шантильи», из которых не только шили платья, такие как на портрете Евфимии Носовой (1911) работы Константина Сомова, но и делали перчатки, веера и зонтики.

В конце XIX века «русские гипюры» начинают ценить в Европе. На Всемирной выставке в Вене в 1873 году елецкие кружева получили высокую оценку экспертов. К началу ХХ века в 17 губерниях работало уже 100 тыс. мастериц. Открываются школы кружевниц, куда приезжают учиться девушки со всей страны, чтобы потом организовать мастерские в своих родных местах. Самой известной из них стала Мариинская школа, основанная в 1883 году в Петербурге. Школе покровительствовала сама императрица Мария Федоровна, супруга Александра III; сюда принимались ученицы с выплатой стипендии, обеспечением жильем и питанием.

Крепостные с коклюшками

К середине XVIII века у многих состоятельных помещиков имелись свои мастерские с крепостными кружевницами. Карта распространения кружевного промысла охватывала практически всю европейскую часть России. Труд крепостной мастерицы был отнюдь не легким. Девочек отдавали обучаться ремеслу с 5–6 лет, а в 11 они уже плели взрослые заказы. Рабочий день кружевницы длился по 10–12 часов. Плетеи довольно рано теряли остроту зрения, после чего им даровали вольную. Крепостная мастерица не могла распоряжаться даже своей личной жизнью: помещицы бдительно следили за судьбой лучших кружевниц, не позволяя им выходить замуж.

Одновременно работали и вольные мастерицы, причем именно их кружева считаются наиболее качественными. А после отмены крепостного права значительно пополнились ряды профессиональных кружевниц, работавших на заказ. Хотя кружева были предметом роскоши, их производство не приносило сверхприбыли самим плетеям. В конце XIX века кружевница, плетущая дешевые мерные кружева, могла заработать 6 коп. в день. За плетение более качественных кружев можно было получить 12 коп., но и на эти деньги было сложно существовать. Мастерицы работали до 16 часов в день, чтобы свести концы с концами, но даже лучшие из них зарабатывали не более 10 руб. в месяц. Оплата квартиры в месяц составляла 3 руб., на чай и сахар тратили 1 руб. 50 коп., 6 руб. 50 коп. оставалось на пищу и одежду. Большая часть дохода доставалась перекупщикам. Если кружевница продавала десяток аршин узкого кружева за 15 коп., то скупщица перепродавала его в магазин за 30 коп., а магазин доводил цену до 40 коп. и дороже. В итоге цена кружева вырастала более чем вдвое.

Советские плетеи

Кружевной промысел был мощно поддержан советской властью как проявление народного творчества. Уже в 1917 году началось образование промысловой кооперации, а вскоре появились и артели. Если в 1919 году в 93 организациях Вологодской губернии состояло 5 тыс. кружевниц, то через год их было уже свыше 42 тыс. Первые профессиональные школы открылись в Вологде, Ельце и Советске (бывшей Кукарке). Кружевниц стало выпускать и Московское художественно-промышленное училище имени Калинина.

В середине 1920-х годов советские кружевницы плели товар на экспорт. Благодаря участию в международных выставках русские кружева, созданные вручную, ценили за границей, где в XX веке машинный труд почти вытеснил ручной. В 1925 году на Всемирной выставке в Париже вологодские кружевницы получили золотую медаль, а в 1937-м — Гран-при. Там же золотой медалью наградили елецкие кружева, а рязанские — почетным дипломом.

В 1930-е государство серьезно взялось за ремесла, организовав целые институты, занимающиеся вопросами народного творчества. В 1932 году открылся НИИ художественной промышленности, объединивший художников, технологов, экономистов и научных сотрудников, в том числе работавших с кружевами. В 1935-м при Вологодском, Елецком и Рязанском промысловых союзах были организованы художественные лаборатории, куда вошли художники, техники-копировщики и опытные плетеи. Рисунки-сколки начали печатать в промыш­лен­ных мас­штабах.

В 1960 году промысловая кооперация была ликвидирована. На место артелей приходят комбинаты и фабрики. Крупнейшая — «Снежинка» — была создана в Вологде. В Ельце открылся комбинат «Елецкие кружева», в Кирове — Кировская фабрика кружевных изделий имени 8 Марта, в Михайлове — артель «Труженица». И хотя там было введено машинное производство, параллельно сохранялся и ручной труд в надомной форме. Мастерицы начинают плести тематические панно, чаще всего к юбилеям или ключевым событиям. В 1930-е годы в кружевах появляются изображения аэропланов, парашютов, дирижаблей и даже буденновских конников. Советские кружевницы творят невозможное, выполняя даже кружевные портреты Сталина, Ворошилова. Экзотикой сегодня выглядит агитационное кружево, например, с девушкой-трактористкой и крестьянином с сохой. На Всесоюзной сельскохозяйственной выставке был показан кружевной диптих 1939–1940 годов, одна часть которого представляла карту Кировской области с изображением злаков, овощей и домашних животных, другое панно — свиток с полем льна, на котором в восьмиугольниках были показаны флора и фауна.

В 1960-е годы в кружевах развивается тема космоса: кружевные ракеты, спутники, космонавты. Над космическими панно в это время работает выдающаяся художница Анна Кораблева; ее Русские мотивы завоевали Гран-при Всемирной выставки в Брюсселе. Советские панно этих лет нередко достигали гигантских размеров: 3, 4 и даже 6 м в длину; над ними трудилось множество мастериц.

И снова роскошь

После распада СССР самое большое производство сохранилось в Вологде: фабрика «Снежинка» здравствует до сих пор. Действуют и фабрика «Труженица» в Михайлове, и «Елецкие кружева». Мастерицы выплетают воротники, скатерти, кружево для белья, сувенирную продукцию. Цены на рукотворные кружева остаются чрезвычайно высокими. Цена на салфетку и воротник может доходить до 10 тыс. руб., жакеты, пелерины стоят до 200 тыс. руб., манто — более 200 тыс. руб., шуба — около 500 тыс. руб. Кружева все более относятся к сфере моды, чем искусства. Не зря модные дома представляют коллекции, в которых кружева снова начали играть ведущую роль.


Центры русского кружева­

Вологда: белые звездочки

Вологда — один из крупнейших российских центров плетения кружева. Вологодским часто называлось русское кружево вообще. Начало промысла отсчитывают с 1820 года, когда помещица Засецкая организовала в селе Ковырино крепостную мастерскую, где плели тончайшее кружево для отделки платьев и белья, изначально взяв за образец иностранные узоры.

Вологодские мастерицы создали большое количество уникальных орнаментов. На их развитие большое влияние оказали узоры резьбы по дереву и старинные вышивки, особенно ажурная вышивка «вологодское стекло» со «снежинками» и «паучками» на сквозных фонах. «Меленка», «ключики», «черепашка», «веерок», «фарфорики», «гусиные лапки», «морозы», «звездочки», «устьянская терка» — вологодские узоры имели колоритные названия. Если обычное русское кружево было в основном цветным, в Вологде преобладали белые кружева.

В 1840-х годах вологодская кружевница Анфия Брянцева изобрела своеобразную технику плетения, которая получила название «вологодский манер». По наитию она воспроизвела сцепное кружево, копируя попавший ей в руки образец, заменив «густые города» численной техники на сквозную решетку. Ее дочь Софья стала «первой кружевницей Вологды», а в 1840–1860-х годах вместе с матерью открыла школу кружевниц, выучив за все время ее существования 800 человек.

Со строительством в конце XIX века железной дороги, связавшей Вологду с Ярославлем, а затем и с Петербургом, появляются новые возможности для расширения промысла. Если в 1893 году в Вологде работало 4 тыс. мастериц, то в 1912-м их численность доходила до 40 тыс., что составляло 40% всех кружевниц России.

Балахна: красные розы

В Балахне, расположенной в Нижегородской области на берегу Волги, кружевной промысел возник с появлением в России в XVIII веке нитяного кружева. Здесь создали его особый вид — «балахонский манер», в котором были переработаны традиции бельгийского и французского кружева. Своеобразность «балахонского манера» заключалась в контрасте легких тюлевых решеток и пышных узоров в виде букетов из цветов и листьев, плодов граната и гроздьев винограда. Орнамент почти всегда очерчен толстой шелковой нитью, сканью. В одном изделии могло сочетаться несколько видов решеток, благодаря чему достигался особый эффект игры светотени. Тончайшее балахнинское кружево плелось в многопарной технике,  число коклюшек порой доходило до 300 пар.

Самый известный рисунок — «балахонская роза». Шелковые косынки с узорами из виноградных гроздьев, ажурные шарфы, платья из кремового и черного шелка очень ценились в России и за границей. Балахнинские кружева сравнивали с самыми дорогими брабантскими, не зря их носили даже монархи. Причем не только Екатерина II заказывала мастерицам шелковые кружева с красными розами, но и свадебное платье английской королевы Виктории было отделано балахнинскими кружевами.

В XIX веке кружевоплетением занималась половина всего женского населения Балахны и окрестных деревень. Однако из-за дороговизны шелка уже в начале XX века кружевной промысел в Балахне постепенно начал угасать.

Елец: гречишка и валансьен

Самым ранним образцом елецкого кружева считается плетеное из серебряной нити полотно, обнаруженное в 1990-х годах в ходе археологических раскопок. Надпись на нем «сей плат сшита диаконова дочь Александра Иванова 1801 года» указывает на то, что уже в начале XIX века в Ельце плели кружева. Однако официальной датой рождения кружевного промысла здесь считается 1813 год, когда в имении князя Куракина была создана первая мастерская с 80 кружевницами. Постепенно в промысел были вовлечены все более широкие слои населения: кружева плели государственные крестьяне, мещане, монахини Знаменского монастыря. Первоначально рисунки приходили из Вологды, откуда их привозили скупщицы кружев, ставшие основными заказчиками.

В Ельце плели сложнейшее многопарное кружево, которое требовало нескольких сотен коклюшек. Его изготавливали как из разноцветных шелковых, так и из хлопчатобумажных нитей. В особых заказах использовалась канитель, золотые и серебряные нити.

В елецком кружеве встречаются оригинальные узоры «гречишка», «жемчужка», «паучки», «вороний глаз», «павлинка», «речёнка». Елецкое кружево обычно было белого, реже — черного цвета. Иногда вводилась цветная скань.

В конце XIX века в Ельце возник и особый род тонкого бельевого кружева — «русский валансьен». Спрос на него был столь велик, что его не успевали выплетать. «Елецкий валансьон», как его еще называли, продавали и за границу. Считалось, что елецкий вид не хуже французского, однако имел ряд отличий. Во французском валансьене фон и узор выплетен одинаково тонкими нитями — в елецких кружевах контур узора обводился толстой нитью, да и фоновые сетки были более разнообразны.

В 1880 году в Ельце насчитывалось 10 тыс. кружевниц, в 1912-м — 30 тыс. До Первой мировой этот город занимал первое место в России по объему производства кружев, и только с началом войны промысел пришел в упадок.

Калязин, Торжок: сыпчатое

Считается, что в Калязине раньше, чем в других городах, возник кружевной промысел: уже в конце XVII века здесь плели кружева на продажу. В концу XIX века в городе насчитывалось 2 тыс. мастериц, большинство из которых были мещанками. В Калязине плели 20 оригинальных узоров, одним из самых ранних считается «старорусский калязинский» — сетчатый геометрический орнамент. Также был популярен узор «сыпчатое» — цепочка из косых клеток с разными наполнениями из рисунков «паучки», «пять дырочек», «денежки». Плели и тюлевое кружево с цветочными орнаментами, сходными с елецкими. Один из самых типичных калязинских узоров состоял из цветка семилистника и птиц по краям — в XVIII веке его плели без сколка. Калязинский тип сцепного кружева использовали для подзоров и декоративных полотенец. В ход шел не только лен, но и цветные шелка и металлическая пряжа. В соседнем Торжке развивался оригинальный тип сцепного кружева, мотивы которого происходили из традиционных сюжетов местного двустороннего шитья. Женские фигуры, держащие поводья коней, олицетворяли мать-землю и посланников солнца, иногда они чередовались с изображением кораблей и двуглавых орлов.

Рязань, Михайлов: вавилоны

В Рязанской губернии сложилось несколько типов кружев, самыми оригинальными из которых были рязанское и михайловское. В самой Рязани плели тонкое многопарное кружево. Наиболее известные узоры — «травчатое», «ветка травчатая» и «ветка с виноградом». Здесь плели как растительные узоры, так и геометрические, были популярны и зооморфные мотивы — павы и двуглавые орлы. В XVIII–XIX веках использовали цветные льняные и шелковые нити с шелковой и золотно-серебряной сканью.

Однако самое оригинальное кружево сложилось в городе Михайлов и его окрестностях. В 1820–1840-е годы тут стала преобладать сцепная техника, которую называли «выкладывать вавилоны». Этими «вавилонами» обрисовывались кусты, деревья, птицы, фигуры львов и других зверей, фантастические животные, включая птицу сирин.

Но самым распространенным типом кружев все же было численное. Его до сих пор называют «михайловским». В михайловском численном кружеве, плетеном без сколка, проявился народный вкус во всем своеобразии. Для его плетения использовали всего десять пар коклюшек, что значительно упрощало технику. Михайловское кружево было многоцветным, ярким, жизнерадостным. Во второй половине XIX века его вывозят за границу —  в Турцию и Иран, а также в столицы, Петербург и Москву, где вошел в моду неорусский стиль. В 1880 году насчитывалось 2 тыс. михайловских кружевниц, в 1912-м — уже 10 тыс.

26.03 — 20.11
Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства
Материалы по теме
Просмотры: 11239
Популярные материалы
1
«Спаситель мира» Леонардо да Винчи продан за $450,3 млн на Christie's
Картина великого мастера эпохи Возрождения из скандальной коллекции миллиардера Дмитрия Рыболовлева официально стала самым дорогим произведением искусства в мире.
16 ноября 2017
2
«Любовники» Марка Шагала проданы за рекордную сумму покупателю из России
Картина 1928 года за $28,5 млн — аукционный рекорд для художника и самый дорогой лот торгов импрессионизма и модернизма Sotheby’s, суммарная выручка которых составила $269,7 млн.
15 ноября 2017
3
Эль Лисицкий: человек эпохи нового Ренессанса
Грандиозная выставка Эль Лисицкого займет сразу два музейных пространства — Третьяковку и Еврейский музей и центр толерантности.
14 ноября 2017
4
Алла Розенфельд: «Современным русским искусством в Европе интересуются больше, чем в Америке»
Историк искусства и куратор рассказала TANR о конференции, посвященной восприятию русского искусства за рубежом, и собственном взгляде на пути, которыми русский нонконформизм приближается к западному зрителю.
14 ноября 2017
5
Спасенная после похищения акварель Врубеля вернется в Армению
Владимир Путин передал президенту Армении Сержу Саргсяну отреставрированную акварель Михаила Врубеля «Ангел с душой Тамары и Демон». Произведение на время приедет Москву в 2020 году, на выставку художника в Третьяковской галерее.
16 ноября 2017
6
Лувр нашего времени
Не роскошный, а интеллектуальный и изысканный. Ольга Кабанова по просьбе TANR поделилась своими личными впечатлениями от посещения нового музея в Абу-Даби.
16 ноября 2017
7
Павильон России на время Архитектурной биеннале станет железнодорожной станцией
В национальном павильоне на 16-й Архитектурной биеннале в Венеции, которая пройдет с 26 мая по 25 ноября 2018 года, покажут проект «Станция „Россия“».
15 ноября 2017
8
Валерий Юрлов: «Могу вдруг отказаться от всего, что сделал»
Нынешней осенью 85 лет исполнилось Валерию Юрлову — одному из первых абстракционистов в послевоенном искусстве советского времени. Приводим монолог, который он произнес в ответ на просьбу TANR рассказать о важном для себя.
13 ноября 2017
9
Картина Винсента Ван Гога ушла с молотка в Нью-Йорке за $81,3 млн
Вечерние торги импрессионизма и модернизма Christie’s принесли $479,3 млн.
14 ноября 2017
10
Коллекция Музея Виктории и Альберта пополнилась социальным жильем
Лондонский музей приобрел часть жилого комплекса «Робин Гуд Гарденс», яркого образца модернистской архитектуры, который планируется снести.
13 ноября 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru