The Art Newspaper Russia
Поиск

Гении места. Русские художники в столице искусств

«В последние годы на афишах крупнейших парижских музеев все чаще сверкают имена звездной плеяды, так называемой второй русской парижской школы. И сквозь призму творений этих корифеев пробивается перезвон из старых парижских кабаре»

Андрей Ланской. "Серые цвета", 1960 г. / ТАСС

Андрей Ланской. "Серые цвета", 1960 г. / ТАСС

Гости Парижа истово совершают положенное музейное паломничество — посещают величавый Лувр, грандиозный Орсе. Более любознательные спешат к Даме с единорогом в Музей Клюни. Но есть иные места. Укрытые от посторонних взоров в неприметных улочках за живой изгородью, дома, где жили и творили мастера, прибывшие в столицу искусств со всех земных широт. И из России тоже.

Эти мастерские сами по себе объекты поклонения великому духу искусства. С чего начать? Например, с ателье Мари Васильефф — Марии Васильевой, прозванной музой Монпарнаса. Об этом живописном уголке на авеню дю Мен в доме № 21 вот уже почти столетие говорят нежно и с теплотой. Здесь в первозданном виде сохранились подлинные художественные мастерские. По сей день в них трудятся живописцы: так повелось еще с начала прошлого века, когда бесшабашная богема свила гнездо на Монпарнасском холме.

Были среди них и русские перелетные птицы: Натан Альтман и Александр Архипенко, Осип Цадкин и Марк Шагал, Михаил Кикоин, Жак Липшиц, Хаим Сутин… Эти будущие великие (тогда нищие и молодые) писали картины, соскребая с холста старый слой краски, поскольку на новый холст денег не было. Проданный шедевр одного становился праздником для всех. Его обычно справляли в «кантине» художницы-кубистки Мари Васильефф.

Ученица Анри Матисса, Мария Васильева приехала во Францию из Смоленска в 1907 году. В 1910-м она основала Вольную русскую академию художеств — первую русскую школу искусств в Париже.

Васильева была поистине гением места. Свою «кантину», или, проще говоря, столовку для друзей-художников, она содержала на деньги, вырученные от продажи кукол, которые мастерила для модных лавок. В «кантину» ходил весь артистический Париж: Жорж Брак, Ман Рэй — «человек-луч», а еще Шагал, Сутин, Цадкин, и писатель Блез Сандрар, и великая Кики Монпарнасская. В разгар лета гости пили и ели в саду, а зимой — под стеклянной крышей мастерской.

В 1963 году Мария Васильева мирно скончалась в доме для престарелых художников в любимом импрессионистами городке Ножен-сюр-Марн. Но лишь в 1999‑м в ателье Мари Васильефф открылся Музей Монпарнаса. Правда, два года назад туда вселился Музей почты — говорят, временно.

В последние годы на афишах крупнейших парижских музеев все чаще сверкают имена звездной плеяды, так называемой второй русской парижской школы. И сквозь призму творений этих корифеев пробивается перезвон из старых парижских кабаре. Кое-какие из них сохранились и сейчас. В их числе «Распутин» на улице Бассано. Там и сегодня все тот же барочно-декадентский декор от русского дизайнера Эрте (Романа Тыртова), и все так же бьет ключом вольное веселье. И будто все еще щиплет струны на эстраде музыкант-абстракционист Серж Поляков. Это про него Василий Кандинский говорил: «Я делаю ставку на Полякова». А критик Шарль Эcтьенн написал: «Его работы — это превращение энергии цвета в материю... Разглядывая картины и гуаши Полякова, зритель почти физически ощущает их вибрацию. Это некий сгусток энергии, квадратура круга, алхимия, музыка сфер».

На Монпарнасе, на улице Гранд-Шомьер в доме № 18, вблизи Вольной русской академии художеств, высится павильон с колоннами и стрельчатыми арками окон на фасаде серого цвета. Там до самой смерти жил и работал выпускник петербургского Пажеского корпуса граф Андрей Михайлович Ланской.

19-летний Ланской оказался в Париже в 1921 году и начал заниматься живописью «с первой же ночи», проведенной на Монпарнасе. Он поступил в Академию де ла Гранд-Шомьер и посещал мастерскую кумира юности — Сергея Судейкина. Его картины, начиная с самых первых, высоко оценила французская критика. Однако знаковым новатором-беспредметником Ланской стал после 1937 года, как считается, под влиянием идей Кандинского и Пауля Клее.

В 1945 году Ланской становится одним из основателей абстрактного экспрессионизма. Его палитра — колористическая феерия. «Композиции Ланского подобны лесу или готическому собору», — писал о художнике знаток авангарда Жан-Клод Маркаде. Его мистический светоцвет будто льется сквозь соборный витраж. И это понятно: Андрей Ланской был глубоко верующим человеком. Тому доказательство — серия его гуашей к Книге Бытия (начало 1960-х).

Учеником Ланского себя называл Николя де Сталь (барон Николай Владимирович Стааль-фон-Гольштейн). Но ученик превзошел учителя. «Мы никогда не пишем того, что видим или полагаем, что видим; мы пишем с тысячей вибраций тот шок, что получили или должны получить… Палитра — это тембр, звук, голос», — говорил Николя де Сталь.

Ребенком вместе с семьей он покинул Россию, а став старше, пошел учиться живописи в Королевскую академию художеств в Брюсселе. В 1940-м де Сталь обосновался в Ницце, где начал экспериментировать с цветом и формой, придя в итоге к чистой абстракции. С этого момента начинается его истинное творчество.

В сентябре 1943 года он возвращается в Париж и селится в двухэтажной мастерской на скромной и тихой улице, которую мастеру суждено было увековечить. В помещении с уходящим ввысь потолком художник создает свою вселенскую Улицу Гоге. Для ее создания де Сталь отказывается от «отжившего» мольберта. Он пишет, распластавшись на холсте прямо на полу. И даже при первом взгляде на знаменитую картину понимаешь: Улица Гоге — квинтэссенция абстрагированного состояния реальных предметов, истинное построение из красок.

Эпилог жизни художника трагичен и загадочен. В 1955-м, на пике славы, Николя де Сталь — гений, красавец, аристократ — покончил с собой, выбросившись из окна своей мастерской в Антибе на Лазурном берегу.

Существует стойкое убеждение: два гения под одной крышей не уживутся. И в этом плане скорее исключение, чем правило, нерушимый духовный союз художников Михаила Ларионова и Наталии Гончаровой.

С 1915 года Ларионов и Гончарова вели жизнь бродячих комедиантов. А в 1919-м, приехав в Париж, поселились под самой крышей дома на перекрестке улиц Сены и Калло. В этом доме в сердце Латинского квартала исстари существует пивнушка «Палетт» («Палитра») — исконный привал богемы. Быта как такового у супругов не было. Обедали, само собой, в «Палетт». У Гончаровой при этом был свой «затвор» — мастерская-келья на близлежащей улице Висконти. Впрочем, сама она отнюдь не была затворницей: выполняла заказы для Иды Рубинштейн, занималась дизайном у Коко Шанель.

«…Вся природа — художественна. Фундамент жизни — любовь; идея союза лежит в основе всего», — писал Ларионов в одном из манифестов лучизма, придуманного им. Идя след в след за мужем, Гончарова сама становится подлинным «отражателем лучей», увлекаясь одновременно французским кубизмом и итальянским футуризмом. В 1913 году, до Черного квадрата Малевича, она создает свою «затягивающую» абстракцию Пустота.

Ларионов и Гончарова пережили немецкую оккупацию, оставаясь в Париже, все в том же доме на углу Сены и Калло. В 1961‑м Гончарова тяжело заболела и уже не выходила из квартиры. Через год она умерла. Ларионов пережил ее на полтора года: он ушел из жизни 10 мая 1964-го. Оба покоятся на кладбище Иври в пригороде Парижа.

Русскую живопись не спутать ни с чем. От работ русских художников, вне зависимости от манеры, времени, места, где они творили и творят, будь то Париж, Барселона, Нью-Йорк, исходит необъяснимая и неповторимая вибрация, не восхититься которой просто невозможно.

Материалы по теме
Просмотры: 5584
Популярные материалы
1
Как Игорь Топоровский продавал картины и кто их покупал
Российские полицейские объявили о разоблачении участников группы, поставлявшей подделки для Игоря Топоровского, но не назвали ни одного имени. Наша газета может рассказать о некоторых подробностях впервые.
19 февраля 2020
2
Ретроспектива Татьяны Назаренко открывается в Московском музее современного искусства
Выставка показывает, как со временем меняется художник, безусловный классик российского и советского искусства, и в чем остается верным себе.
20 февраля 2020
3
Шпалеры Рафаэля показывают в Сикстинской капелле
В честь 500-летия со дня смерти Рафаэля Музеи Ватикана всего на неделю вывесили в Сикстинской капелле специально созданные для нее шпалеры.
18 февраля 2020
4
Алексей Трегубов: «„Русская сказка“ — это путешествие с непредсказуемым финалом»
В Третьяковке 22 февраля открывается выставка «Русская сказка. От Васнецова до сих пор». Не ограничившись показом произведений на сказочные сюжеты, музей создает волшебное пространство. Подробностями с нами поделился сценограф Алексей Трегубов.
17 февраля 2020
5
Музей Людвига решился показать свои подделки русского авангарда
История с коллекционерами Топоровскими, подозреваемыми в продаже фальшивого русского авангарда, имеет и плюсы: музеи решили серьезно отнестись к перепроверке фондов.
17 февраля 2020
6
С наследием Рерихов разберется спецкомиссия во главе с Михаилом Пиотровским
Директора крупнейших российских музеев направили письма президенту с просьбой разобраться в конфликте вокруг филиала Музея Востока — Музея Рерихов
20 февраля 2020
7
Российский художник Петр Павленский арестован в Париже
Он планирует создать сайт «политического порно», разоблачающий власти.
17 февраля 2020
8
В Турине проходит ретроспектива Андреа Мантеньи
В туринском палаццо Мадама корифей Раннего Возрождения предстает в кругу коллег и прочих именитых современников.
18 февраля 2020
9
В мемориальной квартире Пушкина нашли уникальный пейзаж
Пейзаж неизвестного художника из Мемориального музея-квартиры А.С.Пушкина на Мойке, 12 атрибутировали кисти голландского художника Геррита Маса, работы которого являются мировой редкостью.
20 февраля 2020
10
Картины Николая Рериха возвращаются из Сербии
Взамен Россия отдает Сербии лист древнего Мирославова Евангелия.
21 февраля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru