The Art Newspaper Russia
Поиск

Ярмарка эпохи великого переселения

В Вене открылась ярмарка современного искусства, известная ранее как Viennafair. Теперь у нее новое название — Viennacontemporary, новое место проведения — Marx Halle, новая географическая пропорция галерей. Фактически это новая ярмарка. Опознать ее можно по прежней команде во главе с председателем правления ярмарки Дмитрием Аксеновым (лауреатом премии нашей газеты 2013 года в номинации «Личный вклад»).

Ярмарка не просто поменяла название, а отпочковалась от Viennafair, которая продолжает существовать и пройдет на старом месте в выставочном комплексе Messe буквально через неделю. Как объяснил Дмитрий Аксенов в интервью TANR, главной причиной «развода» (впрочем, полюбовного) стало то, что акционеры Messe не могли заранее гарантировать точные сроки проведения ярмарки, они все время сдвигались, а на фоне жесткой конкуренции европейских ярмарок, когда нужно не совпасть с Frieze или FIAC, долгосрочное планирование имеет принципиальное значение.

В результате Viennacontemporary обосновалась в новом, очень красивом пространстве — в здании промышленной архитектуры конца XIX века с высокими стеклянными сводами — и стала просторнее. Еще и потому, что количество галерей сократилось с 130 в прошлом году до 99 (из 25 стран) в этом.

«У нас было слишком много галерей из Восточной Европы, — говорит арт-директор ярмарки Кристина Штейнбрехер-Пфандт. — Сейчас мы достигли пропорции, к которой всегда стремились: одна треть — местные австрийские галереи, одна треть — галереи из Восточной Европы и одна треть — остальной мир». Сокращение участников произошло и по эстетическим причинам: у ярмарки есть экспертный совет, состоящий в основном из видных австрийских галеристов, который забраковал некоторых прежних участников. Зато появились новые — целых 25. Из Парижа, Лондона, Кельна, Копенгагена, Варшавы и Москвы. Как, например, галерея Iragui. Или совсем молодая российская галерея triangle. Три стенки своего бокса галерея отдала трем художникам: Валерию Чтаку, Георгию Острецову и Людмиле Константиновой (самое дорогое тут — картина Острецова за €35 тыс.).

Viennacontemporary — одна из немногих зарубежных ярмарок, где наши соотечественники представлены если не полно, то достаточно репрезентативно. Заметный стенд у московской «Риджины» с известной фотосерией 1995 года «Если бы немцем был я» Бориса Михайлова и Сергея Браткова (за €95 тыс.). Как уверяет хозяин галереи Владимир Овчаренко, это чуть ли не единственный полностью сохранившийся набор из ограниченного тиража — пара десятков постановочных снимков, где сами авторы выступают в главных ролях. Красивый стенд у московской галереи «Триумф» с рельефами группы Recycle Group, Александра Бродского и картинами Таисии Коротковой, исповедующей старинные приемы живописи — темперой по левкасу (одна из таких картин оценена в €25 тыс.).

Такие цены на общем демократичном фоне ярмарки выглядят внушительно. Так как Viennacontemporary специализируется на молодых, современных или не слишком раскрученных художниках из не самых развитых в смысле арт-сцены стран, то «входной взнос» для того, чтобы стать коллекционером, тут совсем невысок. Например, симпатичные рисунки студентов Венского университета прикладных искусств (в этом году у него отдельный стенд) можно купить за пару сотен евро, а живопись на стенде венского галериста Ханса Кнолля, много работавшего и в России, начинается от €1 тыс.

Это вовсе не значит, что на ярмарке нет звезд. Тут можно встретить работы как австрийских классиков — Вали Экспорт и Германа Нитча, что естественно, — так и работы интернациональных звезд, что тоже естественно: и Марины Абрамович, и Энди Уорхола, и Денниса Оппенгейма, и Ванессы Бикрофт, — но часто это произведения той поры, когда они сами были начинающими (скажем, на фото 1975 года в не слишком ухоженной лохматой девице трудно узнать нынешнюю диву Марину Абрамович). Известный эффектнейшими видеоинсталляциями на городских фасадах Плесси поозорничал, украсив стенд венской галереи Mario Mauroner тремя гигантскими ржавыми унитазами, заставив публику каждый раз вздрагивать от звуков, как из уборной коммуналки (воду в толчках изображает мастерская видеопроекция).

Осмотр ярмарки напоминает приключение, в результате которого можно обнаружить много любопытного. Будь то работы учителя такого художника, как Аниш Капур, Пола Негу, в 1970 году сбежавшего из родного Бухареста в Лондон, на стенде румынской галереи с простым названием «Иван» или скромный сентиментальный стенд галереи Window из Тбилиси с работами грузинских художников эпохи перестройки, когда-то популярных и в Москве. У галереи нет своего пространства, признается галерист Ирена Попиашвили, по совместительству ректор Академии художеств, — есть только витрина в здании на проспекте Руставели, отсюда и название галереи. Сюрпризом выглядит и стена с карандашной раскадровкой эйзенштейновского «Броненосца „Потемкин“». Автор — осевший в Вене молодой болгарин Нестор Ковачев. «Я перемонтировал фильм Эйзенштейна, теперь у него хороший конец», — рассказывает он. Это киноведческое произведение стоит €35 тыс.

Подробнее знакомит с болгарской художественной сценой традиционный для ярмарки Focus, на этот раз посвященный Болгарии. «Мы поставили художникам задачу сделать работы, которые можно повесить на стену, а это, вы знаете, нелегко», — рассказывает Яра Бубнова, выступившая вместе с Веселой Ножаровой при поддержке разных частных фондов куратором проекта, представляющего около двух десятков художников. Но станковые работы затмил отдельно стоящий объект — бар «Болгария» Недко Солакова. Это настоящий бар, активно использовавшийся во время вернисажа, чья стойка повторяет очертаниями силуэт Болгарии на карте. «Очень символическая вещь: на перекрестке культур Болгария играет роль понимающего бармена, который выслушивает чужие истории», — иронизирует Яра Бубнова.

Узнать новые имена помогают и два специальных раздела ярмарки: Reflections, то есть «отражения», — кураторские выставки (в этом разделе, например, участвует берлинец Фолькер Диль с неожиданной ретроспективой киевского минимализма или такой коммерческий тяжеловес, как галерея Thaddaeus Ropac, работающая с международными звездами первого ряда и в этот раз сделавшая выбор в пользу Имрана Куреши с его картинами (€95 тыс.), как будто писанными кровью), и Zona1, где 12 галерей показывают мини-персоналки молодых. Именно в этой зоне быстрее всего появились в день открытия красные кружочки «продано».

Ярмарка особенно гордится своей ВИП-программой для коллекционеров, включающей экскурсии по музеям и визиты в частные коллекции. Так, в этом году на многих произвело впечатление посещение закрытого для публики Rasumofsky Palais, дворца графа Разумовского эпохи Венского конгресса. Нынешний хозяин этого дворца коллекционер Антонис Стахель ошарашил гостей выставкой огромных фотопортретов беженцев из Сенегала, расположенной в наипараднейших залах. «Мы должны думать о тех, кто сегодня бедствует, кому нужна помощь», — сказал он. Гости-коллекционеры согласно закивали. И стало понятно, что искусство из не слишком благополучных уголков мира сможет найти в Вене покровителей, как уже нашли их сенегальские беженцы в коллекции дворца, старушки из российских деревень и мальчики-сироты из наших детских домов (с фотографий Анастасии Хорошиловой).

Материалы по теме
Просмотры: 3992
Популярные материалы
1
Опустошенные: судьба пяти мавзолеев ХХ века
Всероссийский конкурс идей по использованию Мавзолея Ленина на Красной площади отменился, не успев начаться, а мы решили вспомнить о судьбе других зданий, в которых были выставлены забальзамированные тела политических лидеров ХХ века.
17 сентября 2020
2
На ВДНХ за фальшстеной нашли горельеф
Композиция «Праздничный Ленинград» была найдена при реставрации павильона «Оптика».
14 сентября 2020
3
Из другой оперы: художник в роли постановщика
В Мюнхене состоялась премьера оперы Марины Абрамович «Семь смертей Марии Каллас». Это далеко не первый случай, когда художник заходит на территорию оперного искусства.
18 сентября 2020
4
Только личное, ничего из бедекера
Книга Дмитрия Бавильского «Желание быть городом» — это попытка описать большое итальянское путешествие в реальном времени, заодно полемизируя с предшественниками.
18 сентября 2020
5
Мировые арт-ярмарки могут перенести еще на год
В первой половине 2020 года из-за пандемии продажи искусства упали на 36%, и галереи были вынуждены сократить штат в среднем на треть. Оптимизм в отношении следующего года тоже тает на глазах.
14 сентября 2020
6
Строительство Большого Египетского музея завершается
Фараон Хеопс потратил 20 лет на строительство своей Великой пирамиды. С 2002 года, когда был объявлен архитектурный конкурс на новый музей, и до его открытия в следующем году пройдет как раз около двух десятилетий.
16 сентября 2020
7
Библиотека Хантингтона готова представить посветлевшего «Мальчика в голубом»
Реставрация картины заняла полтора года, а сопровождавшую ее небольшую выставку посетило более 200 тыс. человек, которые могли наблюдать за ходом работ.
15 сентября 2020
8
Башне с Уралмаша наконец повезло
Музей архитектуры получил от благотворительного Фонда Гетти грант на обследование Белой башни в Екатеринбурге, памятника конструктивизма.
17 сентября 2020
9
Абель Феррара: «Сибирь — это магическое и мистическое пространство»
Американский режиссер Абель Феррара приехал в Москву на премьеру своего фильма «Сибирь» в кинотеатре «Иллюзион», ставшую закрытием The Art Newspaper Russia FILM FESTIVAL. Он рассказал, что для него значит Сибирь и почему кино так похоже на сон
15 сентября 2020
10
Ретроспектива Хаяо Миядзаки станет первой выставкой в Музее Академии кинематографических искусств
Иммерсивная выставка погрузит посетителей в анимационные миры японского мультипликатора в новом музее, который строится в Лос-Анджелесе по проекту Ренцо Пьяно.
15 сентября 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru