The Art Newspaper Russia
Поиск

Ярмарка эпохи великого переселения

В Вене открылась ярмарка современного искусства, известная ранее как Viennafair. Теперь у нее новое название — Viennacontemporary, новое место проведения — Marx Halle, новая географическая пропорция галерей. Фактически это новая ярмарка. Опознать ее можно по прежней команде во главе с председателем правления ярмарки Дмитрием Аксеновым (лауреатом премии нашей газеты 2013 года в номинации «Личный вклад»).

Ярмарка не просто поменяла название, а отпочковалась от Viennafair, которая продолжает существовать и пройдет на старом месте в выставочном комплексе Messe буквально через неделю. Как объяснил Дмитрий Аксенов в интервью TANR, главной причиной «развода» (впрочем, полюбовного) стало то, что акционеры Messe не могли заранее гарантировать точные сроки проведения ярмарки, они все время сдвигались, а на фоне жесткой конкуренции европейских ярмарок, когда нужно не совпасть с Frieze или FIAC, долгосрочное планирование имеет принципиальное значение.

В результате Viennacontemporary обосновалась в новом, очень красивом пространстве — в здании промышленной архитектуры конца XIX века с высокими стеклянными сводами — и стала просторнее. Еще и потому, что количество галерей сократилось с 130 в прошлом году до 99 (из 25 стран) в этом.

«У нас было слишком много галерей из Восточной Европы, — говорит арт-директор ярмарки Кристина Штейнбрехер-Пфандт. — Сейчас мы достигли пропорции, к которой всегда стремились: одна треть — местные австрийские галереи, одна треть — галереи из Восточной Европы и одна треть — остальной мир». Сокращение участников произошло и по эстетическим причинам: у ярмарки есть экспертный совет, состоящий в основном из видных австрийских галеристов, который забраковал некоторых прежних участников. Зато появились новые — целых 25. Из Парижа, Лондона, Кельна, Копенгагена, Варшавы и Москвы. Как, например, галерея Iragui. Или совсем молодая российская галерея triangle. Три стенки своего бокса галерея отдала трем художникам: Валерию Чтаку, Георгию Острецову и Людмиле Константиновой (самое дорогое тут — картина Острецова за €35 тыс.).

Viennacontemporary — одна из немногих зарубежных ярмарок, где наши соотечественники представлены если не полно, то достаточно репрезентативно. Заметный стенд у московской «Риджины» с известной фотосерией 1995 года «Если бы немцем был я» Бориса Михайлова и Сергея Браткова (за €95 тыс.). Как уверяет хозяин галереи Владимир Овчаренко, это чуть ли не единственный полностью сохранившийся набор из ограниченного тиража — пара десятков постановочных снимков, где сами авторы выступают в главных ролях. Красивый стенд у московской галереи «Триумф» с рельефами группы Recycle Group, Александра Бродского и картинами Таисии Коротковой, исповедующей старинные приемы живописи — темперой по левкасу (одна из таких картин оценена в €25 тыс.).

Такие цены на общем демократичном фоне ярмарки выглядят внушительно. Так как Viennacontemporary специализируется на молодых, современных или не слишком раскрученных художниках из не самых развитых в смысле арт-сцены стран, то «входной взнос» для того, чтобы стать коллекционером, тут совсем невысок. Например, симпатичные рисунки студентов Венского университета прикладных искусств (в этом году у него отдельный стенд) можно купить за пару сотен евро, а живопись на стенде венского галериста Ханса Кнолля, много работавшего и в России, начинается от €1 тыс.

Это вовсе не значит, что на ярмарке нет звезд. Тут можно встретить работы как австрийских классиков — Вали Экспорт и Германа Нитча, что естественно, — так и работы интернациональных звезд, что тоже естественно: и Марины Абрамович, и Энди Уорхола, и Денниса Оппенгейма, и Ванессы Бикрофт, — но часто это произведения той поры, когда они сами были начинающими (скажем, на фото 1975 года в не слишком ухоженной лохматой девице трудно узнать нынешнюю диву Марину Абрамович). Известный эффектнейшими видеоинсталляциями на городских фасадах Плесси поозорничал, украсив стенд венской галереи Mario Mauroner тремя гигантскими ржавыми унитазами, заставив публику каждый раз вздрагивать от звуков, как из уборной коммуналки (воду в толчках изображает мастерская видеопроекция).

Осмотр ярмарки напоминает приключение, в результате которого можно обнаружить много любопытного. Будь то работы учителя такого художника, как Аниш Капур, Пола Негу, в 1970 году сбежавшего из родного Бухареста в Лондон, на стенде румынской галереи с простым названием «Иван» или скромный сентиментальный стенд галереи Window из Тбилиси с работами грузинских художников эпохи перестройки, когда-то популярных и в Москве. У галереи нет своего пространства, признается галерист Ирена Попиашвили, по совместительству ректор Академии художеств, — есть только витрина в здании на проспекте Руставели, отсюда и название галереи. Сюрпризом выглядит и стена с карандашной раскадровкой эйзенштейновского «Броненосца „Потемкин“». Автор — осевший в Вене молодой болгарин Нестор Ковачев. «Я перемонтировал фильм Эйзенштейна, теперь у него хороший конец», — рассказывает он. Это киноведческое произведение стоит €35 тыс.

Подробнее знакомит с болгарской художественной сценой традиционный для ярмарки Focus, на этот раз посвященный Болгарии. «Мы поставили художникам задачу сделать работы, которые можно повесить на стену, а это, вы знаете, нелегко», — рассказывает Яра Бубнова, выступившая вместе с Веселой Ножаровой при поддержке разных частных фондов куратором проекта, представляющего около двух десятков художников. Но станковые работы затмил отдельно стоящий объект — бар «Болгария» Недко Солакова. Это настоящий бар, активно использовавшийся во время вернисажа, чья стойка повторяет очертаниями силуэт Болгарии на карте. «Очень символическая вещь: на перекрестке культур Болгария играет роль понимающего бармена, который выслушивает чужие истории», — иронизирует Яра Бубнова.

Узнать новые имена помогают и два специальных раздела ярмарки: Reflections, то есть «отражения», — кураторские выставки (в этом разделе, например, участвует берлинец Фолькер Диль с неожиданной ретроспективой киевского минимализма или такой коммерческий тяжеловес, как галерея Thaddaeus Ropac, работающая с международными звездами первого ряда и в этот раз сделавшая выбор в пользу Имрана Куреши с его картинами (€95 тыс.), как будто писанными кровью), и Zona1, где 12 галерей показывают мини-персоналки молодых. Именно в этой зоне быстрее всего появились в день открытия красные кружочки «продано».

Ярмарка особенно гордится своей ВИП-программой для коллекционеров, включающей экскурсии по музеям и визиты в частные коллекции. Так, в этом году на многих произвело впечатление посещение закрытого для публики Rasumofsky Palais, дворца графа Разумовского эпохи Венского конгресса. Нынешний хозяин этого дворца коллекционер Антонис Стахель ошарашил гостей выставкой огромных фотопортретов беженцев из Сенегала, расположенной в наипараднейших залах. «Мы должны думать о тех, кто сегодня бедствует, кому нужна помощь», — сказал он. Гости-коллекционеры согласно закивали. И стало понятно, что искусство из не слишком благополучных уголков мира сможет найти в Вене покровителей, как уже нашли их сенегальские беженцы в коллекции дворца, старушки из российских деревень и мальчики-сироты из наших детских домов (с фотографий Анастасии Хорошиловой).

Материалы по теме
Просмотры: 3000
Популярные материалы
1
Энгелина Смирнова: «Икона — не только молельный образ»
Древнерусское искусство в последнее время становится темой публичного обсуждения только в катастрофических или сенсационных случаях. Энгелина Смирнова, уважаемый ученый и университетский преподаватель, дает этой ситуации компетентный комментарий.
09 октября 2018
2
Музею Востока исполняется 100 лет
К своему юбилею Государственный музей искусства народов Востока подходит на пике территориального расширения. Осваивая новые для себя пространства, институция одновременно стремится не забывать о присущей ей научной фундаментальности.
10 октября 2018
3
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
4
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
5
Как продавать бесценное: уловки успешных арт-дилеров
Искусство продается и покупается, арт-рынок растет, а мы вспоминаем о самых предприимчивых галеристах и их излюбленных тактиках, проверенных десятилетиями.
10 октября 2018
6
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
7
Коллекция Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской снова продается
На аукционе Sotheby’s в Лондоне будет представлено более 300 лотов из коллекции великих музыкантов: мебель, ювелирные украшения, произведения русского искусства, книги и музыкальные инструменты.
11 октября 2018
8
В испанском монастыре порвалось упавшее со стены «Распятие» Тициана
Полотно XVI века сразу же отправили на реставрацию, содействие которой окажут специалисты Музея Прадо.
09 октября 2018
9
Как реставрировались работы Врубеля, Верещагина, Гончаровой, показывает Центр Грабаря
Выставка «Век ради вечного» приурочена к 100-летию Научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря.
11 октября 2018
10
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru