The Art Newspaper Russia
Поиск

Русский владелец венской ярмарки Viennafair продолжает взятый курс на европейскость — и светскость, конечно

COURTESY VIENNAFAIR

COURTESY VIENNAFAIR

Первая новость о Viennafair пришла за пару месяцев до открытия ярмарки (она прошла 9-13 октября). Стало известно, что доля российского бизнесмена Сергея Скатерщикова переходит к его партнеру, теперь уже бывшему, Дмитрию Аксенову, который попрежнему будет заниматься ярмаркой. И даже обсуждать эту историю на московской пресс-конференции венской ярмарки Аксенов отказался. Буркнул что-то вроде того, что осуществлять инициативы Скатерщикова ярмарка не будет, и все. Разошлись во взглядах. Инновативный Скатерщиков убежал вперед паровоза: одна из его инициатив — фонд, гарантированно покупающий что-то на ярмарке, чтобы обеспечить ее рентабельность, — теперь тоже перешел к Аксенову. Фонд что-то успел накупить на первой и последней их, Скатерщикова и Аксенова, совместной ярмарке год назад; называлась сумма около €600 тыс. и количество приобретений порядка 80 единиц. Что с этим делать, Аксенов пока не знает. Крупнейший подмосковный девелопер, председатель совета директоров RDI Group, Дмитрий Аксенов был вовлечен в историю с Viennafair именно Сергеем Скатерщиковым. И в новостях начала 2012 года о том, что венская ярмарка перекуплена русскими, первое время фигурировал только Скатерщиков — владелец информационного ресурса Skate’s Art Market Research и издатель Skate’s Art Investment Review, где он мониторит арт-рынок так же, как и всякие другие рынки. И предложение купить, пока не поздно, венскую ярмарку оценил именно Скатерщиков. В Москве так и поняли: у Скатерщикова — идеи, у Аксенова — кошелек. И как теперь? Viennafair больше не нуждается в идеях?

При этом других заметных кадровых перестановок не произошло, над ярмаркой работала та же команда, что и в прошлом году. На обложке первого же всученного в аэропорту журнальчика с расписанием венских событий красовались арт-директора Viennafair, Вита Заман и Кристина Штейнбрехер-Пфандт; снято было так, будто это рок-дивы с обложки Rolling Stone. Год назад рекламная кампания Viennafair, когда ярмарка готовилась вновь заявить о себе, также основывалась на фотогеничности своих арт-директоров — и афишами с Кристиной и Витой был завешан весь город.

Предыстория

Наследующая ярмарке Кunst Wien, что просуществовала до 2004 года, занимаясь исключительно местными галереями, Viennafair с самого начала декларировала расширение своей географии на восток. Другое дело, что должный масштаб и возможности для того, чтобы реализовать эти намерения, ярмарка приобрела лишь с появлением русских инвесторов. Те вроде могли купить ярмарку и целиком, но почли более благовидным распределить капитал так: 70% акций владеет компания Next Edition Partners, принадлежащая Аксенову и, до недавнего времени, Скатерщикову; остальное — собственность товарищества VF Beteiligungs KG, куда входят, например, Эдельберт Кёб, некогда директор венского Музея современного искусства (MUMOK), или венский коллекционер и меценат Мартин Леникус. Смысл распределения был такой, чтобы венскую ярмарку оставить именно венской и не выглядеть какими-то парвеню из России, которые на свои бешеные русские деньги начнут в центре Европы творить непонятно что. Вопрос уместности в Вене ярмарки, что специализировалась бы на искусстве Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы, снимается при взгляде на европейскую карту: бывшей столице континентальной империи сам бог велел. Вена до сих пор средоточие Европы, хоть эта подспудная мысль состоит как будто бы в противоречии с нынешними амбициями Вены. Которые давно не те, что при Габсбургах. Нейтралитет — основа австрийской политики; можно спорить, насколько соблюдается этот нейтралитет, — чтобы оказаться опять перед мыслью, что на родине психоанализа все не так, как кажется поначалу. Когда Viennafair перезапускалась в прошлом году, на вернисаже побывал сам федеральный президент Хайнц Фишер. И в этом году тоже побывал, но уже не в первый день. Потому что и ярмарка уже не первая. Хотя это по-прежнему правильное, нужное дело: ярмарка современного искусства в Вене, президенту нельзя не отметить. Аксенов подарил понравившийся президенту видеообъект Мани Алексеевой со стенда петербургской галереи Марины Гисич (€12 тыс.). То есть дело это не только нужное, но и приятное.

Вернисаж

Аксенов с самого начала положил два года на то, чтобы результаты ярмарки вывести из минуса в плюс, во всеуслышание заявляя, что бесконечно кормить ярмарку он не намерен, бизнес есть бизнес. Но нельзя сказать при этом, будто свою затею с Viennafair он воспринимает прежде всего как коммерцию. Ярмарка Аксенову нужна все-таки не для прибыли. Не забывая о меркантильной стороне ярмарочного дела, Viennafair пытается всячески заявить о себе как о событии многозначном и общественном. Для чего в программу ярмарки включаются как коллекционерские посиделки, так и публичные вечерние лекции для всех возрастов и вкусов. Костяк ярмарки, как и прежде, составляют австрийские галереи, а также галереи из соседней Германии. Вместе это около половины всей ярмарки. Однако благодаря спецпроектам, разработанным арт-директорами, ярмарка позволяет также фокусировать внимание на разных регионах востока и юго-востока европейской ойкумены; в этом году это были Грузия, Польша и Румыния (экспозиции Vienna Duet и Diyalog: New Energy), в прошлом — Азербайджан, Белоруссия, Казахстан, Турция и Украина. Самый крупный экспонат ярмарки, 6-метровая скульптура Донатаса Янкаускаса, изображающая главного персонажа сериала Клан Сопрано в домашнем халате и семейных трусах (очевидно, как раз намеревающегося выйти на лужайку перед домом за свежей газетой), оказалась частью спецпроекта Vienna Tribute, осуществленного Центром современного искусства Вильнюса. Спецпроект Vienna Click, посвященный интернет-торговле и бытованию искусства в Сети, презентовал недавно запущенный российский портал Artlet.com, предлагающий к продаже произведения 200 авторов, от Марка Куинна до Олега Кулика. Девелоперские интересы Дмитрия Аксенова, очевидно, спровоцировали появление в программе ярмарки форума «Полис-21: городские интервенции», посвященного проблемам современной урбанистики, связанным с разного рода культурными факторами (музейным строительством, например), что в общем контексте венской ярмарки выглядело как намек на собственные задач Viennafair, намеренной и в дальнейшем играть роль именно такого культурного фактора в масштабах хотя бы Вены. А то и бери выше. Алессандро Кашаро из итальянской Goethe Galerie отметил, что стал больше общаться с посетителями на английском, — что можно считать свидетельством того, что по крайней мере задача расширения аудитории решается ярмаркой положительно, раз публика становится все более интернациональной. Венцам, кажется, тоже понравилось. В день вернисажа, 9 октября, был установлен первый рекорд: на открытии ярмарки побывало 5,7 тыс. человек, что вдвое превысило показатель прошлого года. Цены и результаты По первым впечатлениям могло показаться, что рыночно привлекательное искусство венской осени 2013 года — это искусство либо измятое и потому пластически выразительное, подобное рельефам Эстер Штокер (€4–13 тыс.) на стенде галереи Krobath (Вена — Берлин), либо, напротив, лоснящееся, гладкое и блестящее вроде абстракций Петера Циммермана из эпоксидной смолы на стенде мюнхенской галереи MaxWeberSix Friedrich или лакированных алюминиевых цветов Томаса Штимма (€10–16 тыс.) у мюнхенской же галереи Andreas Binder.

Одно, впрочем, не исключает другого: немало было на ярмарке и такого искусства, что отвечало обоим критериям сразу. Как разновидность блестящего — многочисленные инсталляции с надписями из неоновых трубок а-ля Брюс Науман (Влатка Хорват у берлинской галереи Zak-Branicka, Алина Гуткина у московской галереи 21, Хуберт Черепок в спецпроекте Vienna Duet).

Что же касается цен, то специалитет ярмарки, как и прежде, составили произведения в среднем и нижнем ценовом диапазоне. С этим как будто стало даже строже, чем в прошлом году, во всяком случае ничего подобного прошлогоднему Илье Кабакову в галерее Thaddaeus Ropac (€650 тыс.) и близко не наблюдалось. Живопись Яна Фабра и скульптура Тони Крэгга, предлагаемые галереей Mario Mauroner из Зальцбурга (и та и другая по €150 тыс.), — вот ценовой максимум этого года. Самым дорогим экспонатом русских стендов было небольшое, 50 х 50 см, полотно Эрика Булатова у галереи pop/off/art. Большинство же ценников не забиралось выше €15–20 тыс. Михаэль Шульц (Galerie Schultz, Берлин — Сеул — Пекин), который успешно торговал Энди Денцлером (€10–17 тыс.), весьма напоминающим фотореалистического Герхарда Рихтера, объявил также о предварительной договоренности о продаже и самого Рихтера — ценой свыше €380 тыс., что в случае подтверждения сделки может быть названо ярмарочным рекордом. Московский музей современного искусства торговал… воздухом. Стеклянные банки с этикетками на трех языках «Воздух из мастерской Ю. А. Альберта. Набран и запечатан в сентябре 2013 года» оценивались в €400 (тираж — 50 экземпляров): таким образом иронический концептуалист Юрий Альберт демонстрировал свое отношение к рыночным ценностям и механизмам. В общем же для российских галерей ярмарка оказалась успешной. «Риджина», которую в этом году организаторам таки удалось залучить в Вену, например, бойко торговала дурашливой живописью группы «ЕлиКука», погонно, будто обои, отрезая ее с рулонов (от €100 за 1 м) в зависимости от того, на сколько у покупателя хватит средств, — и в первый же вечер продали половину из 50 м. Тогда же фотогалерея «Глаз», существующая при Мультимедиа Арт Музее, продала три фотографии Вадима Гущина ($5,1 тыс. за все) в галерею Альбертина, известную своей коллекцией графики и тиражного искусства. Галерей из России в этом году стало еще больше; после Австрии и Германии Россия теперь на третьем месте по числу участников, и, судя по довольным реляциям галеристов, число это не уменьшится, а Вена прочно стоит в их календаре на октябрь 2014 года.

Материалы по теме
Просмотры: 2460
Популярные материалы
1
Неприкрытую порнографию не оправдать формальными исследованиями
Дети и подростки не должны быть изображены как сексуальные объекты.
12 декабря 2018
2
Объявлен лонг-лист VII Премии The Art Newspaper Russia
Победители выбираются в пяти номинациях: «Музей года», «Выставка года», «Книга года», «Реставрация года» и «Личный вклад». Шорт-лист премии будет объявлен в январе.
17 декабря 2018
3
Выставка «История интерьера. От барокко до минимализма» открывается в «Царицыно»
На ней воссоздадут интерьеры XIX века с фарфоровыми вазами и сервизами, а также представят переживающий ренессанс минимализм 1960-х.
13 декабря 2018
4
Новогодние каникулы в Москве: куда пойти с детьми
Научный «Арт-эксперимент» в «Гараже», «Голландский Новый год» в усадьбе Кусково и другие праздничные мероприятия, которые будут интересны всем возрастам, начиная с самых маленьких.
13 декабря 2018
5
Бахрушинский музей откроет постоянную экспозицию, посвященную российской эстраде
Среди долгосрочных планов — создание музея эстрады, который может быть открыт в здании нынешнего кинотеатра «Пять звезд».
12 декабря 2018
6
Безупречно организованный разгром
В галерее JART открылась выставка Сергея Шеховцова «Погром». Несмотря на провокационность замысла, скандала на вернисаже не случилось. Хотя без стрельбы и не обошлось!
12 декабря 2018
7
Встречи и проводы по одежке
Этот увесистый, обильно иллюстрированный том посвящен авангардной моде 1980-х и начала 1990-х — явлению, хорошо известному, но малоизученному.
14 декабря 2018
8
Фрида и Диего. Секс и революция
Музей Фаберже представляет на выставке «Viva la vida. Фрида Кало и Диего Ривера» в московском Манеже историю одной из самых знаменитых художественных пар ХХ века.
17 декабря 2018
9
Выставка «Белоликие образы горнозаводского Урала: три века невьянской иконы» открывается в Москве
В Музее русской иконы покажут более 100 икон из екатеринбургского музея «Невьянская икона».
14 декабря 2018
10
В Музее истории ГУЛАГа впервые появилась постоянная экспозиция
В ней от громких сюжетов массовых репрессий перешли к частным историям отдельных жертв.
14 декабря 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru