The Art Newspaper Russia
Поиск

Что самое главное в музейном дизайне

The Art Newspaper Russia предложила известным архитекторам, дизайнерам и кураторам поучаствовать в небольшом опросе, с тем чтобы выяснить, каковы главные проблемы музейного и выставочного дизайна в России и для кого он важнее: для зрителей, музеев или тех, кто его создает

1. Что вам мешает делать большие качественные выс­тавки?  Расскажите о своем самом удачном музейном проекте.
2. В чем его специфика, необычность, сложность?
3. Какой музейный дизайн вам особенно запомнился, понравился и почему?
4. В чем вы видите задачу дизайнера музейных выставок и пространств?

Борис Бернаскони

1. До сих пор ничего не мешало. Хотя, конечно, в России совсем другой подход к созданию таких масштабных проектов, в отличие от, например, Европы или США. Это связано с тем, что они, как правило, финансируются государством, а это влечет за собой определенные трудности, в том числе бюрократические.

2. Самый удачный проект — это, наверное, городской павильон Памятник месту на Лубянской площади. Я хотел, чтобы в городе появились такие цилиндры, которые фиксировали бы некие «больные» точки на карте Москвы, например разрушенные памятники. Черный цилиндр, установленный в одной из таких точек, превращался в свое­образный музей места, к которому требовалось привлечь внимание. Прошло уже 14 лет с тех пор, как родилась эта идея, но я по-прежнему считаю ее одной из лучших в своем портфолио. Главным образом потому, что заказчиком этого проекта был я сам и опирался исключительно на себя и свои собственные ощущения.

3. Все большие музейные выставки — что в России, что в Европе — сделаны примерно по одному и тому же принципу, поэтому сильного впечатления на меня не производят. А вот что действительно меня порази­ло, так это научно-технический музей Ars Electronica Center в Линце. Причем поражает не только его высокотехнологичный дизайн, но и сама концепция. Дело в том, что этот музей работает со многими австрийскими и международными университетами, которые показывают на его площадке свои научные открытия в виде работающих моделей. Посетители музея могут не только посмотреть, что нового происходит в науке, но и самостоятельно поучаствовать в некоторых процессах, например попробовать вывести новые сорта растений. Благодаря этому музей становится лабораторией, где можно получить настоящий исследовательский опыт. Кроме того, в Ars Electronica Center постоянно проходят выставки, связанные с искусством, наукой, инновационным бизнесом. Это самый интересный музей из всех, что я видел за последние десять лет.

4. Главная задача — передать смысл того, чему посвящена выставка. Очень часто люди просто развешивают картинки и расставляют объекты. Это тоже сложная задача, требующая определенной компетенции: умения работать со светом, материалами, понимания масштаба и многого другого. Но главное, что придает интерес любой выставке, — связь экспонатов с пространством, не только выставочным, но и смысловым, ментальным, пространством нашей жизни. Почему, например, выставка номинантов на Премию Кандинского всегда так интересна для зрителя? Потому что все работы, отобранные экспертным советом, находятся на гребне волны, они отражают процессы, которые происходят в обществе. Эта связь искусства с настоящим временем всегда остро ощущается и отражается в том числе в дизайне. Любая выставка требует осмысленного подбора контента и его распределения в пространстве. Один из лучших примеров того, как это должно быть, — работа галереи «Триумф». Там трудятся люди, которые понимают, почему здесь должна быть та или иная картина, как она должна быть артикулирована, какой смысл она несет. К сожалению, такой ювелирный подход к созданию выставок у нас встречается нечасто.

Катя Бочавар

1. Мой метод таков: делаю все возможное в рамках предложенной ситуации. Даже если физически объем выставки маленький, идеи могут быть большими. Да я и не делю проекты на большие и маленькие, размер в данном случае не имеет значения. Тем не менее люблю размах и часто получаю предложения о создании масштабных выставок, особенно в рамках фестивалей («Гогольфест», «Архстояние», Lexus Hybrid Art и другие). Мне никто не мешает делать мою работу, но иногда плохо помогают — впрочем, такое случается в каждом деле. Деньги же можно обмануть. Можно сделать так, что никто и не догадается, что бюджет проекта — три копейки и все держится, как говорится, на голом таланте.

2. Я делаю по нескольку проектов в месяц, и мне трудно говорить о самом удачном. Надеюсь, что каждый из них хорош по-своему. Мой постоянный и самый любимый на данный момент — две государственные галереи-мастерские, «Ходынка» и «На Песчаной», объединенные в кластер под общим названием ГРАУНД (Государственный районный артистический университет независимых дарований). Для меня как для художника, куратора и экспозиционера этот проект является редкой возможностью постоянно, в режиме двух выставок в месяц, реализовывать мои задумки, экспериментировать. Проект очень свободный, в нем творчество не забивается рутиной, но становится дисциплиной и формулой жизни для всего коллектива, а сам коллектив ГРАУНД — это еще один продукт современного искусства. Не знаю, как долго проект проживет в наступающих на нас трудностях, включая нападки на современное искусство, музыку, театр, литературу, ведь наша основная задача — их популяризация, но мы все надеемся на лучшее и торопимся сеять разумное, доброе, вечное, пока есть такая возможность, и вкладываем в это все наши силы.

3. Очень понравился дизайн выставки в ММОМА на Петровке Музей с предсказаниями, сделанной к 15-летию музея. Главный комплимент, который можно смело отвесить в сторону этой экспозиции, — «прям как не у нас, а за границей». Понимание всего пространства и смелые решения по его изменению, скрупулезная работа над каждой деталью, композиционные находки и оригинальные архитектурные инсталляции, тонкое и уместное колористическое и световое решение, понимание выставляемого материала и уважительное к нему отношение, работа с психологией зрителя и умение провести его по пространству продуманным путем — словом, все в этой выставке хорошо и отлично.

4. Главная задача — сделать так, чтобы выставка была интересна абсолютно всем, независимо от возраста, образования, национальности, социального статуса и всего остального. Выставка должна иметь несколько уровней в глубину, и, чем их больше, тем лучше. Должна «цеплять» и втягивать аудиторию в диалог, пробуждать желание повторять опыт общения с культурой, расширять мировоззрение как посетителей, так и самих создателей выставки. А экспозиционер должен в первую очередь думать о предмете экспонирования и о зрителе, а не о себе любимом. Стремление самовыразиться за счет контента приводит к печальным последствиям, порой попросту «убивая» экспонаты. Автор дизайна выставки — это мeдиум между зрителем и экспонатом, он психолог, артист и немного фокусник.

Сергей Чобан

1. Те выставки, которыми я занимался, ничто не мешало делать. Общение с музеями, среди которых Государственная Третьяковская галерея, Музей архитектуры им. Щусева и другие, всегда было приятным и конструктивным. По счастью, находились спонсоры, которые поддерживали эти проекты.

2. Наше бюро спроектировало здание Музея архитектурного рисунка в Берлине. Особенность его в том, что мы имели дело с очень маленькой территорией. Из-за этого сам музей вышел очень компактным, камерным, что отражается и во внутреннем дизайне, который получился лаконичным, практичным и универсальным. Любой современный музей — это прежде всего сложный инженерный объект, который должен вести к экономии энергии, эксплуатационных расходов и пространства. Именно по этому принципу был создан и наш музей.

3. Последнее яркое впечатление — Музей современного искусства Фридера Бурда в Баден-Бадене. Его построил Ричард Майер в начале 2000-х. Там хранится искусство ХХ–XXI веков, которое очень точно соотносится с масштабом внутренних пространств, выставочных плоскостей, материалов и текстур. Для любого музея это самое главное. Важны не спецэффекты, а геометрия пространства, пропорции.

4. Думаю, что главная задача здесь может быть только одна — создание уникальных пространств. Во всяком случае я, делая выставочный дизайн, ставлю себе именно такую задачу. Человек, который попадает на выставку, должен окунуться в неповторимое пространство, которое является органической частью концепции выставки, а не чем-то отдельным.

Ольга Трейвас

1. Мы занимаемся большими качественными выставками, будь то Московская биеннале современного искусства, масштабные проекты музея «Гараж» или юбилейная экспозиция Московского музея современного искусства. Хотя хороший проект не зависит от размера. В любом случае мы придумываем свою, уникальную историю для каждого нового проекта.

2. Всегда волнительно проходит работа с новой площадкой. Именно такой оказалась работа с выставкой Lost in Translation для ММОМА на Венецианской биеннале. Вот уж где действительно были и трудности перевода, и непредсказуемые ситуации, и неожиданные секреты красивейшего палаццо Ка’Фоскари! В итоге, лаконичная и простая по архитектуре, она отлично вписалась в выставочные залы старейшего университета.

3. Новое пространство временных выставок в Еврейском музее начало работу с достаточно камерной выставки Ле Корбюзье — архитектор книги. Экспозиция посвящена книге крупнейшего архитектора ХХ века Ле Корбюзье Поэма прямого угла 1955 года, одному из выдающихся образцов жанра livre d’artistе. Никогда еще она не была показана столь детально. Архитектура стендов повторяла структуру содержания книги и показывала отдельно каждую страницу издания.

4. Задача выставочного дизайна — погрузить зрителя в такую атмосферу, когда объект экспозиции будет раскрыт наилучшим образом. Иногда для этого достаточно погрузить его в белый куб, иногда — выстроить вокруг «историю».


Как западные дизайнеры работают над музейной экспозицией?

Егор Ларичев, Дима Барьюдин
Нам кажется, главное слово здесь — «осознанно». Западное чувство истории не такое, как в России. Мы в истории либо живем, либо пытаемся из нее убежать в будущее. Там же нарративам прошлого требуется отдельная хрупкая оболочка, которую кропотливо и вдумчиво создают наши коллеги.

Андрей Вовк
Про весь Запад сказать не могу, в каждой фирме есть свои особенности. В RAA (Ralph Appelbaum Associates) большинство проектов разрабатывается целиком, включая сюжет и содержание экспозиции. В этом случае музей играет роль консультанта и заказчика. Процесс работы становится более эффективным и продуктивным. Так мы работали практически над всеми проектами в России, и не скажешь, что в России так нельзя. Можно и нужно.


В чем отличие дизайна постоянных экспозиций от временных выставок?

Джонатан Барнбрук
Когда работаешь над временной выставкой, надо помнить, что она будет показана в других местах, — она должна легко разбираться. Нужно также быть изобретательным при работе с временными материалами. В случае с постоянной экспозицией нужно сразу понимать, как она будет выглядеть через десять лет. Это означает более износостойкие материалы и одновременно более простой дизайн, который не устаревает так быстро. Все выставки должны не только просвещать — в них также должен быть и элемент развлечения.

Егор Ларичев, Дима Барьюдин
В ответственности. Временная выставка всегда фейерверк. А постоянная экспозиция в этом смысле газоотвод, кондиционирование, создание комфортной среды. Использование нестареющих технологий, работа с более устойчивыми материалами, поиск технологических решений. Понятно, что классный музей в итоге — это бесконечно выверенный баланс смыслов и технологий, комфорта и чувствительности, эффектности и корректности.

Просмотры: 6837
Популярные материалы
1
The Art Newspaper Russia запускает свой кинофестиваль
Фильмы о Ван Гоге, Гогене, Джакометти и другие посвященные искусству кинопремьеры покажут в Москве с 8 по 17 сентября на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL.
15 августа 2017
2
Третьяковка приглашает зрителей в обход очередей
Присоединившись к программе лояльности Третьяковской галереи, ее посетители могут получить разные привилегии: от входа без очереди на хитовые выставки до скидок в музейном магазине.
15 августа 2017
3
Пять «Подсолнухов» Ван Гога воссоединятся на Facebook
Знаковые картины Ван Гога из мировых музеев окажутся вместе благодаря современным технологиям.
11 августа 2017
4
Картину Виллема де Кунинга нашли через 30 лет после кражи
Полотно «Женщина — охра», обнаруженное в особняке семейной пары из Нью-Мексико, вернется в Художественный музей Университета Аризоны и будет отреставрировано.
15 августа 2017
5
В голубом просторе Аркадия Рылова: 100 работ классика пейзажа
Государственный Русский музей решил напомнить о мастере большой выставкой.
15 августа 2017
6
Под взглядом фотографа
Фестиваль PhotoESPAÑA 2017 в Мадриде задействовал десятки площадок и показал сотни крупнейших фотографов мира, заставив публику думать не только о том, что всегда перед объективом.
14 августа 2017
7
Как наука ботаника помогла фотографии
В Рейксмузеуме показывают фотографии XIX века — от экзотики до полицейской хроники.
10 августа 2017
8
Хиты рок-н-ролла просветят рентгеновскими лучами
В Музее современного искусства «Гараж» открылась выставка, посвященная послевоенным музыкальным пластинкам «на костях». Такое название в СССР получили подпольные записи запрещенной западной музыки на рентгеновских снимках.
14 августа 2017
9
Яёи Кусама откроет собственный музей в Токио
Одна из самых популярных среди пользователей Instagram художниц обзавелась собственным пространством, где будут показывать ее знаменитые инсталляции, а также регулярно устраивать выставки.
16 августа 2017
10
Убежище ангелов и святых
Книга, изданная Метрополитен-­музеем, в 30 очерках исследует Иерусалим в Средние века, когда «город был домом наибольшему числу культур, религий и языков».
11 августа 2017
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru