The Art Newspaper Russia
Поиск

Другие Гурлитты: покровители «дегенеративных» художников или помощники нацистов?

Коллекция искусства модернизма из 1,5 тыс. работ, найденная в квартире пожилого мюнхенца Корнелиуса Гурлитта и потенциально являющаяся объектом реституции, стала сенсацией. Однако не менее сенсационна и история дядюшки Корнелиуса, который, как и его отец, одновременно оказался покровителем «дегенеративных» художников и арт-дилером, работавшим с нацистами

ullstein bild / vostock-photo
ullstein bild / vostock-photo

В конце прошлого года Художественный музей Берна (Швейцария) объявил о том, что примет завещанную ему покойным Корнелиусом Гурлиттом коллекцию. Эта коллекция, как предполагается, состоит из конфискованных нацистами у прежних владельцев произведений модернизма и подлежит реституции. Одновременно Художественный музей «Лентос» в Линце (Австрия) объявил о реституции трех работ из своего собрания их наследникам: в провенансе двух из них значилось одно и то же имя — Гурлитт.

История с «мюнхенским кладом» — коллекцией искусства модернизма, состоящей из около 1,5 тыс. работ, обнаруженной в квартире Корнелиуса Гурлитта, сына немецкого арт-дилера Хильдебранда Гурлитта, — в 2012 году стала сенсацией не только в Германии, но и в Швейцарии и Австрии. Однако для Австрии «главной проблемой» оказался не сам Хильдебранд, а его двоюродный брат Вольфганг, который был на семь лет старше.

В Австрии закон о реституции действует с 1998 года, и за последние 16 лет наследникам прежних владельцев было возвращено немало известных работ, обнаруженных в государственных, региональных и городских музеях. Во всех крупных австрийских культурных учреждениях собирались и по сей день действуют комиссии по исследованию провенанса хранящихся в коллекциях работ.

Музей «Лентос» в Линце дважды созывал подобные комиссии — в 1998 и 2007 годах; на сегодняшний день музеем возвращено 13 работ: среди самых последних картины немецкого художника Ловиса Коринфа Отелло (1884) и Вид из мастерской художника (1891). Обе выставлялись в музее до 11 января, после чего покинули его стены, чтобы отправиться в частные руки. Эти два полотна происходили из коллекции Вольфганга Гурлитта, которая в свое время легла в основу музея.

Музей Вольфганга Гурлитта

Арт-дилер, галерист и коллекционер, Вольфганг Гурлитт всю жизнь едва сводил концы с концами, и даже чуть не стал банкротом в Берлине в конце 1920-х годов. К 1940 году он поселился возле Линца в Бад-Аусзее, небольшом городке, куда к последним месяцам Второй мировой вой­ны съехалась нацистская верхушка. В 1946 году Гурлитт получил австрийское гражданство. В том же году он заключил с городскими властями Линца договор об основании местного художественного музея — и продал им 111  картин и 459 работ на бумаге (они-то и легли в основу коллекции будущего «Лентоса»). Условиями сделки предусматривалось, что Гурлитт пожизненно будет оставаться директором нового музея, получившего название «Новая галерея Линца имени Вольфганга Гурлитта».

Уже тогда, сразу после войны, имя Гурлитта вызывало подозрение: как и его двоюродный брат Хильдебранд, Вольфганг утверждал, что все его документы и архивы в Германии были уничтожены во время бомбардировок, так что проверить провенанс работ, которые он продал Линцу, было невозможно, и происхождение многих из них было окутано тайной. Кроме того, с течением времени городские чиновники начали все больше критиковать Вольфганга за его темное прошлое, особенно же недовольны они были его параллельной арт-дилерской деятельностью. Все эти толки и слухи привели к увольнению Вольфганга Гурлитта с поста директора в январе 1956 года; место занял его ассистент Уолтер Кастен. В июле 1960 года городские власти решили убрать фамилию Гурлитта из названия музея, который отныне стал просто Новой галереей Линца. Оскорбленный Гурлитт тогда подал иск и выиграл дело, в 1963 году суд обязал музей вернуть прежнее название — Новая галерея Линца в ответ тянула время. Вскоре после этого, в 1965 году, Вольфганг скончался.

Кстати о дилерской деятельности — арт-дилерство и коллекционерство были для Вольфганга наследственными занятиями: в 1893 году, будучи еще ребенком, он унаследовал коллекцию своего отца Фрица, в которой было около 1,5 тыс. работ, и его галерею. Она так и называлась Fritz’s; после смерти Фрица Гурлитта и до 1912 года ею управляла его жена Аннарелла вместе с отчимом Вольфганга Имхоффом. Их выставки современного и новейшего искусства неизменно были крупными культурными событиями в городе.

Так что, директорствуя в Линце, Гурлитт продолжал держать галерею в самом центре Мюнхена и был известен как владелец внушительного собрания произведений Эгона Шиле, в которую входило в том числе более 100 работ на бумаге.

Нажились в гитлеровской Германии…

Как и его кузен, Вольфганг Гурлитт продолжал собирать и продавать искусство и после прихода к власти Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП, 1933–1945). Во время Второй мировой войны оба брата активно расширяли свои коллекции: у них были связи в верхушке Третьего рейха, включая специально уполномоченных чиновников, занимавшихся так и не реализованным проектом Музея фюрера в Линце, — Ганса Поссе и его преемника Германа Восса.

Хильдебранд стал чуть ли не самым известным арт-дилером в нацистских кругах, его называли «одним из главных официальных парижских агентов в Линце» (цитата из доклада американского Подразделения по поиску похищенных произведений искусства (Art Looting Investigating Unit, ALIU), посвященного торговле предметами искусства в оккупированном Париже в начале 1940-х годов). А вот Вольфганг, как решило следствие после войны, имел к Музею фюрера косвенное отношение: «в тесной связи с Воссом» состоял, но «серьезного участия в деле не принимал». «Хильдебранда не следует путать с его двоюродным братом, берлинским дилером Вольфгангом Гурлиттом, который практически не был вовлечен в строительство [Музея фюрера] в Линце», —  утверждается в докладе ALIU.
Также ALIU сообщило, что у галереи Вольфганга была «довольно хорошая репутация до 1938 года», потом дилера подозревали в том, что он «скупал конфискованные произведения искусства из Польши в 1939 году» и приобретал «произведения искусства в Париже от имени Музея Гамбурга». Недавно история немного прояснилась: искусствоведам удалось собрать свидетельства и документы, подтверждающие активную коммерческую деятельность Вольфганга Гурлитта во время войны. Например, в 1940 году он получил 25%-ную скидку на работы, конфискованные из немецких музеев в Берлине, Дюссельдорфе, Франкфурте, Гамбурге, Кельне и Мюнхене. А также ему было разрешено выехать в Швейцарию «в интересах рейха», чтобы посетить «местные заинтересованные стороны». Он также покупал искусство, которое было конфисковано у владельцев гитлеровскими властями, включая работу Крумлов. Город на берегу реки  Эгона Шиле (1916) на аукционе в венском Доротеуме в 1942 году. В 2003 году «Лентос» вернул эту картину потомкам прежних владельцев.

…и невозмутимо перепродают

И Хильдебранда и Вольфганга вскоре после окончания войны арестовали. Их еврейские корни (по линии бабушки) и многочисленные заступники из немецкого арт-сообщества помогли им быстро добиться освобождения. До войны двоюродные братья были известны тем, что поддерживали художников, творчество которых нацисты объявили «дегенеративным» искусством. И действительно, Хильдебранда даже объявили «большевиком» и уволили с поста главы гамбургского Художественного союза в 1933 году за организацию выставок таких художников, как Макс Пехштейн, Кэт Кольвиц и Эмиль Нольде. А Вольфганг был в хороших отношениях с Альфредом Кубином и Оскаром Кокошкой, и Шиле называл его одним из своих любимых арт-дилеров.

Кроме того, у Вольфганга были серьезные проблемы с гестапо, не столько из-за его еврейского происхождения и сомнительных знакомств, столько из-за его партнера по бизнесу и любовницы, еврейки Лили Кристиансен Агостон. Берлинское отделение НСДАП 28 сентября 1940 года сообщало: «Личные и деловые связи [Вольфганга] Гурлитта настолько запутаны, что невозможно дать им объективную характеристику… В общем, Гурлитт пользуется репутацией человека, которому не стоит доверять».

Кроме того, в пользу двоюродных братьев свидетельствовал тот факт, что остальные члены семьи Гурлитт подвергались преследованиям со стороны нацистов. Именно поэтому Хильдебранду и Вольфгангу удалось сохранить свои коллекции и оставаться на арт-рынке до 1950 года. Как, впрочем, и их коллегам, которые были так или иначе связаны с фашистами. Уже в конце 1945 года ALIU сообщало: «Тревожно наблюдать, что уже в первый послевоенный год в Европе большинству дилеров, коллекционеров и агентов-коллаборационистов, охотно грабивших собственную страну вместе с нацистами, удалось избежать серьезного наказания. Многие из них, не только граждане нейтральных государств, но и оккупированных стран, продолжают свою коммерческую деятельность».

В послевоенные годы Вольфганг остался в Бад-Аусзее. Хильдебранд переехал в Дюссельдорф, где был назначен управляющим директором Художественного союза земли Северный Рейн-Вестфалия. Он охотно предоставлял музеям работы из своей коллекции, в том числе на имевшую невероятный успех выставку «Синего всадника», прошедшую в Мюнхене в 1949 году. В 1953 году Хильдебранд не только передал картины для выставки Немецкое искусство. Шедевры XX века в Люцерне, но и принял участие в ее почетном консультативном комитете. Только за 1954 год, по данным сайта lootedart.com, работы из коллекции Хильдебранда Гурлитта экспонировались в Галерее Ганновера, в художественных союзах Дюссельдорфа и Ганновера, в Кунстхалле Бремена и в Музее Фолькванг в Эссене. В каталоге 1955 года к гастролям в США выставки Немецкие акварели. Рисунки и гравюры 1905–1955 Томас Мессер, директор Американской федерации искусств, благодарит Хильдебранда за щедрость: «Д-р Х. Гурлитт, директор Художественного союза земли Северный Рейн-Вестфалия, любезно предоставил нам большинство работ для выставки, которая благодаря ему смогла состояться».

Вольфганг Гурлитт после войны также продолжал активную общественную и частную деятельность. В мае 1947 года в Новой галерее Линца открывается первая крупная послевоенная выставка произведений Альфреда Кубина. В 1949 году выставка Эгона Шиле и Густава Климта была организована в Цюрихе: в каталоге к ней искусствовед Эрвин Градманн выражает признательность Вольфгангу Гурлитту за «значительное количество» предоставленных рисунков. Год спустя состоялась выставка Шиле в Выставочном центре в Зальцбурге, где экспонировались 102 работы — все из коллекции Вольфганга Гурлитта. В 1951 году в Австрии он организовал первую с 1937 года крупную ретроспективу Оскара Кокошки. В том же году скончалась подруга и партнер по бизнесу Вольфганга Лили. Выражая свои соболезнования, Кокошка благодарит арт-дилера: «Как же объяснить то, что Вам, мой дорогой друг Вольфганг Гурлитт, удалось вновь найти большинство моих литографий и рисунков? Работы были разбросаны по всему миру. Но какой-то магической силой, словно по мановению судьбы, они оказались в ваших руках, почти нетронутые, хотя и немного пожелтевшие, несмотря на гонения тоталитарного режима». Кроме того, в 1950-х годах Вольфганг устроил еще один показ работ Шиле в своей мюнхенской галерее — 58 картин из личной коллекции.

Темный провенанс

Через год после того как Австрия представила свой обширный проект закона о реституции 1998 года, Вальтер Шустер, директор Архивов города Линц, опубликовал доклад, основанный на исследованиях коллекции Вольфганга Гурлитта: «В учетных книгах и документах Новой галереи Линца есть информация лишь о нескольких картинах из 111 принадлежавших Гурлитту, касающаяся провенанса или утверждающая его право собственности. Что касается 459 гравюр, то их происхождение и вовсе остается загадкой».

За последнее время никакой существенно новой информации не появилось. В ноябре прошлого года Нина Кирш, пресс-секретарь музея «Лентос», в электронном письме The Art Newspaper сообщила, что расследование по делу о коллекции Вольфганга Гурлитта пока не завершено, и комиссии, созванной специально для ее изучения, требуется больше времени из-за количества работ.

Однако австрийскому музею наконец удалось поставить точку в борьбе против присоединения к его названию имени Гурлитта: в 2003 году музей переехал в новое здание на берегу Дуная и с тех пор известен как Художественный музей «Лентос» в Линце. Тем не менее пятно на происхождении работ из коллекции музея смыть этим не удалось.

Справедливости ради стоит отметить, что «Лентос» не единственный покупатель коллекции Вольфганга Гурлитта, многие музеи и коллекционеры во всем мире напрямую или через посредников приобретали у него либо брали работы на время. Австрийские эксперты сходятся во мнении, что каждая сделка должна быть теперь тщательно проверена.

Любопытно, что также очень мало известно об отношениях между Хильдебрандом и Вольфгангом. И общались ли между собой Корнелиус Гурлитт, у которого «обнаружилось» около 1,5 тыс. работ в квартире в Мюнхене и в доме в Зальцбурге, доставшихся ему в наследство от отца, и Вольфганг, имевший галерею там же, в центре Мюнхена, недалеко от квартиры двоюродного брата?

Но самый главный вопрос: знали ли в австрийских, немецких и швейцарских художественных кругах — и в других странах — о деятельности кузенов Гурлиттов до того, как их история стала достоянием общественности? Несмотря на множество разрозненных фактов, вопросов пока гораздо больше, чем ответов.

Материалы по теме
Просмотры: 4215
Популярные материалы
1
Погиб Михаил Абрамов, основатель Музея русской иконы
Меценат разбился при крушении вертолета около греческого острова Порос.
21 августа 2019
2
Роберт Индиана умер в нищете, несмотря на $13 млн на счету
Человек, который должен был заботиться о Роберте Индиане, позволил ему «жить в грязи и нищете», притом что на банковском счете художника было $13 млн.
22 августа 2019
3
Главные выставки осени и зимы
Поленов в Третьяковке, Гейнсборо в ГМИИ им. Пушкина, Лучо Фонтана в Мультимедиа Арт Музее и другие выставки, которые обязательно стоит увидеть этой осенью и зимой в Москве и Санкт-Петербурге.
22 августа 2019
4
Музей «Новый Иерусалим» проведет экспертизу скандальной коллекции Кузнецова и Буллок
Изучение 1,3 тыс. предметов искусства из собрания обвиняемого в хищениях и мошенничестве экс-министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова и его бывшей жены Жанны Буллок займет максимум год и может принести немало сюрпризов.
21 августа 2019
5
Министерство культуры рекомендует «Промсвязьбанку» сохранить коллекцию ИРРИ неделимой
Судьба частного музея остается под вопросом, однако Минкультуры РФ рассчитывает, что «Промсвязьбанк» в случае получения коллекции ИРРИ в счет погашения многомиллиардных долгов прежних владельцев сохранит институцию.
20 августа 2019
6
Барселона, Лондон и Рим под одним куполом
«Остров мечты» в Нагатинской пойме, открытие которого запланировано на конец года, станет первым всесезонным парком развлечений в Москве. Он будет самым большим в Европе и Азии.
19 августа 2019
7
Музеи спорят о том, кто они теперь
24 национальных отделения Международного совета музеев (ИКОМ) не согласны с новым, «политизированным» определением музея и требуют отложить голосование по нему.
22 августа 2019
8
Изенгеймский алтарь XVI века реставрируют во французском Кольмаре
Проведенные работы позволили увидеть пальму в пустыне и скачущих черных бесов, скрытых прежде под толстым слоем потемневшего лака.
21 августа 2019
9
Герхард Рихтер передаст свое наследие в дар новому берлинскому музею
Об этом стало известно после того, как художник отказался от предложения открыть собственный музей в Кельне.
21 августа 2019
10
Всемирный музей в Ливерпуле осудили за использование технологии распознавания лиц
Защитники права на неприкосновенность частной жизни осудили музей, однако его представители заверяют, что посетители выставки «Первый император Китая и терракотовые воины» знали о наблюдении.
20 августа 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru