The Art Newspaper Russia
Поиск

Дорогие россияне. Как так вышло, что патриотические покупки лучше совершать за границей

Поразительно, но рынку русского искусства не более 25 лет. Все, что было между 1918 и 1986 годами, можно назвать спекуляцией или подвижничеством, фарцовкой или спасением национальной культуры, но никак не арт-рынком. На самом деле и 100 лет назад рынка искусства, подобного английскому или голландскому, в России не существовало: торговля искусством у нас захватила гораздо меньше людей, продавцов и покупателей, и не создала вокруг себя особой инфраструктуры, как в других странах мира. Ни системы галерей, продвигающих художников (как маршаны во Франции), ни мощных аукционных домов, устанавливающих цены (как в Британии), ни щедрых частных фондов и музеев современного искусства (как в Америке). Любители покупали картины почти исключительно с выставок — Товарищества передвижников и Академии художеств. С торгов искусство пускали разве что в случае смерти или банкротства владельцев. Единичные крупные коллекционеры, осознавшие свою «миссию», покупали прямо из мастерских художников (как Павел Третьяков) или с помощью собственной сети поставщиков (как собиравший древности Петр Щукин). Подавляющее число покупателей искусства интересовались современной им русской живописью (за исключением пары сумасбродов-западников вроде Сергея Щукина или Ивана Морозова) — тем, что мы сейчас иногда называем русским «классическим» или «коллекционерским» искусством. Под ним понимают произведения 1870–1910-х годов: жанровые работы салонных академистов, пейзажи импрессионистов, портреты мастеров Серебряного века, отдельные произведения авангардистов-новаторов.

Откуда берутся на рынке работы

С конца 1920-х созданная по распоряжению Совета народных комиссаров контора «Антиквариат» занялась массовым экспортом художественных ценностей (в том числе «музейного характера») из СССР — они продавались за рубежом, в том числе на аукционах. Эти произведения искусства, а также те, что успела вывезти первая волна эмиграции, и стали впоследствии основным содержанием русского арт-рынка. Еще одной частью рынка явились произведения русских художников, проданные во время всемирных выставок и турне (в частности, в США) в первые два десятилетия ХХ века; а также то, что создали русские мастера, уехавшие в Париж, Мюнхен и прочие мировые центры искусства до или сразу после революции.

На рубеже 1960–1970-х годов русским искусством заинтересовались аукционные дома на Западе, которые начали проводить торги сперва в Женеве, а потом в Лондоне. Причем Christie’s всегда делал акцент на изделиях Фаберже и вещах с «императорским провенансом», а Sotheby’s занимался живописью в целом. До конца 1980-х русских покупателей на этих торгах не было. В начале 1990-х годов они появились в Лондоне, окончательно зафиксировав особенность этого рынка: 90% сделок с русским искусством, даже если покупатель русский, заключается вне территории России. Изменения шли и внутри страны. На обломках СССР торговля антиквариатом в какой-то момент была разрешена без всяких лицензий. Аукционный дом «Гелос» был основан в 1988 году (единственный в России, продолжающий работать с тех пор). В 1992 году прошли первые торги «Альфа-Арт», аукционного дома, который хотя и был в какой-то мере игрушкой крупной нефтяной и банковской компании, существенно поднял уровень торговли антиквариатом в России.Например, на его торгах в феврале 1993 года был поставлен рекорд для официального российского антикварного рынка: пейзаж Ивана Айвазовского Гавань был куплен за $16 тыс. Ассортимент состоял из художников «Родной речи» (так называли тех, по чьим картинкам, размещенным в конце учебника, надо было писать школьные сочинения) с добавлением толики «авангарда» (в виде Пиросмани, Шагала, Кончаловского). В 1996 году в Москве состоялся первый Российский антикварный салон.

Начало бума

В 1995 году Sotheby’s (за русское искусство там отвечали Джон Стюарт и Иван Самарин) устроил аукцион, который принес £3,8 млн. Значительную часть его представляли мастера русского авангарда, к примеру Любовь Попова и Александра Экстер, впервые оцененные по достоинству старыми западными и новыми русскими покупателями. Потом был обвал: обнаружилось огромное количество поддельного авангарда и икон. Авангард и иконы — эти темы стали почти запретными на десять лет; обжегшиеся западные дома решились подступиться к ним вновь только в середине 2000-х. Это не помешало Sotheby’s и Christie’s очень активно развивать отдел «классического» искусства XIX — начала ХХ века, а покупателям — ставить рекорды. В 2000 году «русский» оборот Sotheby’s составлял $6 млн. В 2008 году, на пике рынка, перед новым кризисом, он достигал $242 млн. Впрочем, эти прибыли были получены во многом на новом материале: хотя Айвазовский попрежнему в цене, огромную часть коллекций аукционных домов ныне составляет наследие художников русского зарубежья, в частности Парижской школы.

Новый скандал с подделками классиков конца XIX века, разыгравшийся во второй половине 2000-х годов (когда вдруг обнаружились сотни полотен европейских художников, аккуратными исправлениями превращенные в работы дорогостоящих русских), сдвинул коллекционерский интерес к искусству 1920–1930-х годов. Среди них Борис Григорьев и Павел Челищев, Александр Яковлев и Николай Фешин. Главным достоинством русской живописи, в особенности «рискованного» периода рубежа XIX–XX веков, аукционные дома теперь называют провенанс, причем особенно выигрывают вещи, приобретенные, например, с передвижных выставок в Америке и хранившиеся там в провинциальных коллекциях или частных университетах и музеях.

В результате кризиса 2008 года продажи русского искусства на торгах крупнейших западных домов снизились, в целом пропорционально остальным разделам рынка. Русские торги в Лондоне до сих пор не приблизились к докризисным объемам.

Таможня нам не поможет

Безналоговый ввоз антиквариата из-за рубежа ныне возможен только в некоммерческих целях. Этот таможенный закон продолжает действовать и убивает все инициативы западных аукционов и галеристов по проникновению в Россию вроде Международного салона изящных искусств. На нем ничего нельзя было купить, весь антиквариат считался ввезенным временно, иначе стоимость предметов выросла бы примерно на 30%. Впрочем, сейчас Салон, похоже, нашел возможность решить эту проблему.

Обороты действующих российских аукционных домов никогда не были сравнимы с западными, их топ-лотами зачастую являются произведения, купленные за рубежом и ввезенные в Россию. Для российского аукциона неизменно актуален психологический барьер в $1 млн: дорогие вещи покупать публично у нас не принято. На первый взгляд кризис тут заметен меньше: обороты галерей, да и аукционных домов, никогда не были предметом публичного обсуждения.

Материалы по теме
Просмотры: 2208
Популярные материалы
1
Елена Гагарина: «Cейчас музеям неинтересно делать просто красивые выставки»
Сегодня Елена Гагарина, возглавляющая Музеи Кремля уже 18 лет, отмечает юбилей. Она рассказала нам, что с переездом в здание Средних торговых рядов на Красной площади наконец сможет осуществить давно задуманные проекты.
17 апреля 2019
2
В Манеже Малого Эрмитажа оживут боги, люди и герои Помпей
Масштабный проект Эрмитажа, Национального археологического музея Неаполя и Археологического парка Помпей включает в себя более 200 шедевров античного искусства, в том числе из «помпеянского» собрания музея.
17 апреля 2019
3
Видеоарт о коллективном бессознательном
Международный фестиваль видеоарта «Сейчас&Потом» изменил формат: теперь сам конкурс будет проводиться раз в два года, а в промежутке будут показывать новые работы участников прошлых лет.
17 апреля 2019
4
Пожар в Нотр-Дам-де-Пари как повод к единению
Еще не было до конца потушено пламя в соборе Нотр-Дам-де-Пари, как начался сбор средств на восстановление одного из символов Парижа и мировой культуры. Пожертвования уже исчисляются сотнями миллионов евро.
16 апреля 2019
5
Российская ярмарка антиквариата и современного искусства открывается в Манеже
Второй выпуск RA&AF — это гибрид Российского антикварного салона и ярмарки «Арт Москва».
16 апреля 2019
6
Картины Рогинского поделили не в пользу его вдовы
Хамовнический районный суд Москвы удовлетворил требования стороны истцов по делу о разделе наследия художника Михаила Рогинского.
17 апреля 2019
7
Спасенные реликвии из собора Парижской Богоматери отправят в Лувр
В числе спасенных артефактов — терновый венец Христа и туника Людовика Святого. Как только появится возможность, уцелевшие картины снимут со стен собора для реставрации.
17 апреля 2019
8
Марк Ротко в созвучии с Моцартом и Вермеером
Музей истории искусств в Вене впервые представляет в Австрии ретроспективу великого американского художника Марка Ротко.
17 апреля 2019
9
€1 млрд за два дня: пожертвования на восстановление Нотр-Дам-де-Пари продолжают поступать
В первые же дни после пожара запущено несколько кампаний по сбору средств — на данный момент удалось собрать уже более €1 млрд. Тем временем премьер Франции объявил международный архитектурный конкурс на строительство нового шпиля собора.
18 апреля 2019
10
Хоакин Соролья — испанец, гнавшийся за солнечным светом
В Национальной галерее в Лондоне показывают одного из самых быстрых и ярких художников в мире.
22 апреля 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru