The Art Newspaper Russia
Поиск

Елена Баснер нарушила молчание

 

 После года практически полного молчания Елена Баснер, эксперт, с января 2013 года находящаяся под домашним арестом по обвинению с мошеннической сделке с фальшивым полотном Бориса Григорьева, дала интервью петербургскому журналисту Михаилу Золотоносову на сайте 812’online

За месяц перед этим была опубликована беседа Михаила Золотоносова с коллекционером Андреем Васильевым, который приобрел упомянутое полотно Бориса Григорьева и, убедившись, что картина поддельная, и пытаясь вернуть потраченные на нее $250 тыс., инициировал судебное разбирательство против Елены Баснер.

В настоящий момент следствие закончено, материалы переданы в суд, но дата начала процесса еще не назначена. Эта история по-прежнему травмирует художественное сообщество. Факты и доказательства по сей день известны только со слов противоборствующих сторон, каждая из которых, естественно, стоит на своем. В какой-то момент чуть не дошло до раскола: кто-то стоял за Елену Баснер, уважаемого эксперта, автора собственных исследований и разработок по датировке произведений искусства, кто-то — за Андрея Васильева, умного и уважаемого коллекционера с большим стажем.

Подробный судебный прецедент в истории нашего арт-рынка только один — московское дело антикваров Преображенских, осужденных в 2008 году за продажу поддельных картин русских передвижников. Однако можно предположить, что даже суд не поставит точку в этой истории, потому что главной проблемой, вокруг которой кипят страсти, является не вопрос, участвовала ли Елена Баснер в «мошенничестве в особо крупном размере», а проблема ответственности эксперта за свое мнение и право коллекционера требовать материальных гарантий этой ответственности. Законодательство и общественное мнение пока ответов не дают.

Год назад The Art Newspaper Russia печатала большой материал, из которого можно узнать все подробности истории о начале дела Васильева против Баснер и поддельной картине Бориса Григорьева «В ресторане».


Арест одного искусствоведа может испортить репутацию всем остальным

Елена Баснер арестована по подозрению в мошенничестве с подделкой

Октябрьский федеральный районный суд Санкт-Петербурга 6 февраля заключил под домашний арест искусствоведа Елену Баснер, консультанта шведского аукционного дома Bukowskis, до 2003 года научного сотрудника отдела живописи второй половины XIX — XXI века Государственного Русского музея. Баснер предъявлены обвинения по ст. 159 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере», максимальное наказание — десять лет лишения свободы. Следствие считает, что она порекомендовала коллекционеру Андрею Васильеву приобрести у издателя Леонида Шумакова картину художника Бориса Григорьева «В ресторане» (1913) стоимостью $250 тыс. Коллекционер утверждает, что работа является подделкой, а подлинник хранится в запаснике Русского музея под названием «Парижское кафе». Выяснить, какой была роль Баснер при заключении сделки, являлся ли ее отзыв о подлинности картины ошибкой эксперта, заблуждением, или она действительно была посредником при продаже подделки, предстоит следствию. Тем не менее уже сейчас это уголовное дело может негативно сказаться на репутации экспертного сообщества.

«Елена Баснер была звеном в мошеннической цепочке. И безусловно, не самым главным. В качестве эксперта она никак не звучит. То, что она является звеном в этой цепочке, я узнал через полтора года! В огромном числе публикаций — намеренное или неумышленное искажение этого принципиального факт», — сказал Андрей Васильев в комментарии нашей газете. На вопрос, каким решением суда по этому уголовному делу он бы удовлетворился, Васильев ответил: «Я буду безусловно удовлетворен справедливым решением суда. Сама госпожа Баснер в телепередаче на канале НТВ в августе 2011 года заявляла, что в музее вещь ненастоящая, а она продавала настоящую. Это же до сих пор в кулуарах музея говорят ее бывшие сотрудники и актуальные подруги. Даже в моем Facebook’е некая госпожа Ирина Арская, работающая в отделе графики ГРМ».

Интересно, что еще в 1986 году Русский музей выпустил каталог завещанных ему работ из коллекции профессора Бориса Окунева, где было описано полотно Григорьева «В ресторане» (но изображения не было). Каталог составляла и писала предисловие Елена Баснер. Сама Баснер, по словам ее адвоката Ларисы Мальковой, не признает себя виновной, отмечая, что только визуально оценила работу, в подлинности которой была уверена, поэтому не настояла на экспертизе. Сейчас обвиняемая комментариев не дает, но полтора года назад она рассказала нашей газете следующее (№ 05, сентябрь 2012 года, «Коллекционеры оспаривают экспертизы Русского музея, вплоть до суда»): «Я держала картину (Григорьева. — TANR) в руках в июле 2009 года… и с тех пор не имела никаких сведений о ее судьбе: ее передвижениях, бытовании, возможной смене владельцев. Я не понимаю, какие могут предъявляться претензии спустя несколько лет с момента приобретения работы, тем более что господин Васильев — опытный человек и, мне кажется, должен был бы сам нести ответственность за свои решения».

Уголовное дело было возбуждено после того, как Васильев встретился с главой Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным и лично изложил ему суть дела. По словам Васильева, коллекционер записался к нему на прием, и их ничего не связывает.

После ареста Елены Баснер Русский музей поспешил откреститься от своей бывшей коллеги, распространив такое заявление: «Елена Вениаминовна Баснер с 2003 года не работает в Русском музее и никогда не имела в нем статуса эксперта, тем более международного уровня. С 2003 года никак с музеем не связана, и за ее действия музей не несет никакой ответственности».

Однако частным образом многие коллеги из Русского музея, Третьяковки и других российских музеев поддержали арестованную, направив судье Октябрьского суда Елене Федоровой петицию, где просят избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы. «Елена Вениаминовна входит в число наиболее известных и уважаемых знатоков русского искусства; ее труды по истории русского авангарда без преувеличения можно назвать эталонными. Однако Елена Вениаминовна Баснер заслужила безграничное уважение коллег не только научными изысканиями, но и своей честностью и принципиальностью в экспертном сообществе», — говорится в документе, подписанном почти тремя тысячами человек.

Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, в свою очередь, высказался по поводу ареста Елены Баснер: «Я считаю, что это оскорбление всей интеллигенции. Такие меры, когда женщину гуманитарной профессии сажают в тюрьму, — это плевок в сторону всей интеллигенции России».

Несколько c иной точки зрения по сравнению с академическим и музейным сообществом на эту историю смотрят коллекционеры. Мы обратились за комментарием к банкиру Петру Авену, известному коллекционеру русского искусства начала ХХ века, c вопросом, чем грозит эта история экспертному сообществу. «Как повод к тому, чтобы система вообще заинтересовалась работой экспертов, эта история замечательна. «Безупречная» репутация большинства экспертов путает многих», — ответил Петр Авен.

Это не первое в России судебное разбирательство, возникшее из-за споров о подлинности предметов искусства. Так, в 2008 году Тверской суд Москвы вынес приговор супругам-антикварам Татьяне и Игорю Преображенским (пять лет заключения). Суд установил, что они изменяли подписи на картинах малоизвестных европейских авторов XIX века, принадлежащих к так называемой дюссельдорфской школе, и продавали их под видом шедевров русских живописцев той же эпохи Александра Киселева и Александра Орловского. Всего за пять картин они выручили $730 тыс. В связи с этой историей всплывало имя известного эксперта Владимира Петрова, однако его ошибочные заключения были признаны добросовестным заблуждением, и уголовного наказания он не понес. Сомнения в подлинности предметов искусства могут решаться и в рамках гражданского судопроизводства. Так, по иску Виктора Вексельберга Высокий суд Лондона позволил ему расторгнуть сделку с аукционом Christie’s, где он купил поддельную «Одалиску» Бориса Кустодиева. Картина была приобретена в 2005 году за 1,7 млн фунтов, что стало рекордом для этого художника. Теперь Вексельберг сможет вернуть заплаченные деньги. При этом обвинять Christie’s в халатности суд не стал.

Материалы по теме
Просмотры: 4950
Популярные материалы
1
Пропавшие в годы войны портреты вернулись в Гатчину
Это самая крупная с 1945 года находка картин, пропавших в войну из пригородных дворцово-парковых комплексов.
20 июня 2018
2
Мировые арт-парки с русским искусством
Коллекционирование крупномасштабных инсталляций и скульптуры — дело сложное и затратное, но собирателей это не останавливает, и подтверждение тому — частные арт-парки по всему миру.
20 июня 2018
3
Не про футбол: 10 выставок лета
Совсем скоро редакция TANR отправится на каникулы, и, пока сайт не будет обновляться, предлагаем посмотреть самые интересные выставки этого лета и узнать о них побольше из наших текстов.
21 июня 2018
4
Марина Лошак: «Я себя чувствую больше художником, чем менеджером»
Пять лет назад Марина Лошак пришла в ГМИИ им. А.С.Пушкина. Сегодня в интервью TANR она рассказала о трансформации музея, новой коллекции, рецепте успешной выставки и о том, почему не стоит засиживаться в кресле директора.
22 июня 2018
5
На базе коллекции Георгия Костаки создадут исследовательский центр русского авангарда
Государственный музей современного искусства в Салониках «перезагружает» наследие великого коллекционера.
22 июня 2018
6
Таинственная художница Михаэлина Вотье обрела плоть
Профессор Катлейне ван дер Стихелен рассказывает о своей уникальной героине и первой ретроспективе прежде неизвестной художницы XVII века в музее MAS в Антверпене.
18 июня 2018
7
В Третьяковке представят ранее неизвестные работы скульптора Паоло Трубецкого
Половина выставленных работ происходит из собрания Давида Якобашвили — они выполнены в Италии, Франции и США и впервые экспонируются в России.
20 июня 2018
8
Личные вещи Фриды Кало привезли из Мехико в Лондон
В Музее Виктории и Альберта выставлены одежда и автопортреты мексиканской художницы, хранившиеся в тайном шкафу на протяжении 50 лет после ее смерти.
19 июня 2018
9
Дом Наркомфина: от руин — к памятнику ЮНЕСКО
Завершился первый этап реставрации знаменитого дома Наркомфина, расположенного в Москве на Новинском бульваре. Ожидается, что восстановительные работы в здании, спроектированном архитекторами-конструктивистами Моисеем Гинзбургом и Игнатием Милинисом, полностью завершатся через год.
19 июня 2018
10
В Пти-пале покажут импрессионистов в изгнании
Как вынужденное пребывание в Лондоне пошло на пользу французским художникам.
18 июня 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru