18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Люди, львы, образы и понятия

№88
Материал из газеты

Михаил Ямпольский написал исключительно обстоятельную книгу о зарождении модернизма, где цитат, кажется, больше, чем авторской речи

Недавно изданная «Ловушка для льва» содержит 560 страниц и 967 комментариев, указывающих на множество источников. Сколько именно, сказать трудно: библиографии нет, именного указателя тоже. Хотя справочный аппарат в таком издании просто необходим, тем более что некоторые имена приводятся в непривычном написании. Составить представление о числе авторов, привлеченных Михаилом Ямпольским, можно по оглавлению: название чуть ли не каждой из 25 глав включает в себя имена собственные («Понятие как матрица мира. Гофмансталь, Уинд, Хук, Коген, Кассирер», «Непрерывное и порывистое. Эйзенштейн, Геккель, Спенсер, Ллойд, Морган» или «Кубизм I. Попытка понять. Марков, Глез и Метценже, Пунин»).

По именам понятно, что в книге цитируются не современные исследователи модернизма, а его в той или иной мере создатели: поэты, писатели, художники и их интерпретаторы, философы, а еще антропологи. Так при чтении возникает своеобразный эффект присутствия, совместного размышления над тем, что такое реальность, форма, тело, метафора, стиль, язык (или «язык как форма» — тут Вальтер Беньямин нам в помощь). Причем размышления эти случились плюс-минус 100 лет назад.

Следовать за Ямпольским в его путешествии по интеллектуальному прошлому непросто: слишком глубоко приходится погружаться в предмет размышлений. Но что делать? Ведь, как сказано в «Заключении», «модернистская форма, о которой шла речь в этой книге, систематически сопротивляется ее однозначному определению». Кстати, «Ловушку для льва» можно воспринимать как цикл лекций на пару семестров, так ее и читая — по главам, с перерывами на осмысление и каникулы. По крайней мере, не философу или не профессиональному знатоку истории и теории искусства.

Автор книги не страдает интеллектуальным снобизмом и делает все возможное, чтобы облегчить чтение, периодически повторяя пройденное. Уже в подзаголовке книги сконцентрировано ее содержание, а во «Введении. Религия, культура и кризис ценностей» Ямпольский подробно объясняет, как, когда и почему исчезли из общественного сознания «большие идеи» и обобщения-понятия.

Там же, во «Введении», он пишет и об актуальности выбранной им темы: «Формалистский опыт конца XIX — начала XX столетия интересен для нас сегодня потому, что смог реформировать культуру в контексте кризиса идей и политики, создав уникальное по своей сложности и интеллектуальной содержательности искусство. Эта книга посвящена сложным путям открытия смыслообразующего потенциала формы в европейской культуре. Оно происходило на причудливом перекрестке философии, литературы, изобразительного искусства и искусствознания». Музыка и архитектура в этом отрывке не называются, хотя на некоторых страницах и упоминаются.

Метафорическое название всего труда не раз объясняется в его тексте. Лев появляется в первой же главе, посвященной реализму. Приводится цитата из «Философии искусства» Ипполита Тэна, где на примере льва раскрывается, что есть сущность, которую должно выявить искусство. Потом львы неспешно путешествуют по главам и в модернистском контексте перестают быть большим хищным животным, то есть теряют свою реалистичную сущность.

В шестой главе («Гештальты и фигуры. Музиль, Штумпф, Ауэрбах») читаем: «С точки зрения музилевского гештальтизма, чем больше в льве субстанции, тем менее он типичен. Чем типичней лев, тем меньше в нем бытия и тем больше он — умозрительная конструкция». Потом на страницах появляются львы из басен Лафонтена и в иллюстрациях к ним, львы на картинах Жан-Леона Жерома, Эдуарда Мане и Анри Руссо. В четырнадцатой главе («Метафора и понятие. Гелен, Блуменберг») упоминается эссе Ханса Блюменберга, где «один отсутствующий лев постоянно следует за другим. И ни одному не удается заполнить собой понятие льва».

В последней главе, о деформации формы на примерах Пабло Пикассо и Фрэнсиса Бэкона, где приведены замечательные цитаты из собственных пояснений художников к своим работам, лев возникает внезапно. «Закончить раздел, посвященный Пикассо, я хотел бы возвращением к теме льва», — пишет Михаил Ямпольский и посвящает один абзац львиным мордам, хотя до этого много страниц посвятил женским лицам, которые великий модернист деформировал в разы чаще.

В конце «Введения» есть небольшой абзац, неожиданно личный, но важный, кажется, для восприятия книги. Ямпольский закончил ее черновик в августе, под созвездием Льва, а начал думать о ней, когда его жизнь проходила между университетом и больницами, где умирала его мама. «Чтобы не сойти с ума, я стал думать о новой книге, читать и делать выписки». Возможно, чтение «Ловушки для льва», где нет ни единого повода задуматься о реальных бедах и страхах, поможет читателю сконцентрироваться на размышлениях, от повседневной жизни далеких. И глубже понять искусство. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+