Видит око, да ум неймет

№77, октябрь 2019
№77
Материал из газеты

Труд «Фотография и внелогическая форма» петербургского искусствоведа Екатерины Васильевой критикует «разум и логику» фотографии, но во многом игнорирует современное состояние этого медиа

Васильева Е. Фотография и внелогическая форма. М.: Новое литературное обозрение, 2019. 312 с.
Васильева Е. Фотография и внелогическая форма. М.: Новое литературное обозрение, 2019. 312 с.

Автор труда под названием «Фотография и внелогическая форма», доцент Санкт-Петербургского университета Екатерина Васильева задается понятной на первый взгляд целью — показать, что фотография, «техногенная… ориентированная на позитивистский взгляд», на деле иррациональна и алогична и, будучи порождением и предпосылкой современности, апеллирует к досовременным формам мышления.

Уолкер Эванс (1903–1975). «Умывальник и кухня в доме Флойда Берроуза, Алабама, 1936». Фото: Библиотека Конгресса США
Уолкер Эванс (1903–1975). «Умывальник и кухня в доме Флойда Берроуза, Алабама, 1936».
Фото: Библиотека Конгресса США

Главы книги основаны на статьях, публиковавшихся автором в разное время в периодике. Их объединяют исследовательский посыл и методологическая база, на основании которых Васильева развивает и доказывает выдвигаемые ею тезисы. Логическое мышление системно и упорядоченно, опирается на категориальный аппарат, классификации и таксономии. Фотография же выхватывает фрагменты реальности, указывая на них, но не претендуя на понятийные обобщения. Ей чужда иерархия идей, все предметы в ней уравнены — фотографировать можно и Кельнский собор, и уличные отбросы.
Фотоснимки, согласно автору книги, не формируют систему ценностей и не содержат этической оценки явлений. Их можно описать словами, но они нарушают привычный ход языка. Ни один вербальный комментарий не способен ухватить смысл кадра целиком и часто искажает его, оставляя место «неназванному» и, подытоживает Васильева, «пространству сакрального».

Для обоснования своих тезисов она привлекает широкий теоретический аппарат. По преимуществу из структурной лингвистики и антропологии, а также работ постструктуралистов в лице Ролана Барта, Жиля Делеза и Жана Бодрийяра. Масштабные экскурсы в историю идей порой растягиваются в книге на целые подглавки, вытесняя собственно фотографию (исключение составляет глава о Сьюзен Сонтаг — это больше исторический, чем теоретический текст). В этом смысле книга рассчитана на подготовленного читателя, знакомого с работами Фердинанда де Соссюра, Клода Леви-Стросса и Жака Деррида, — или просто готового вникать в тонкости их концепций, для которых Васильева оказывается хорошим популяризатором.

Этьен Карж (1828–1906). «Портрет Шарля Бодлера». 1862. Фото: Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Фонд Дэвида Хантера Макалпина, 1964
Этьен Карж (1828–1906). «Портрет Шарля Бодлера». 1862.
Фото: Метрополитен-музей, Нью-Йорк. Фонд Дэвида Хантера Макалпина, 1964

Впрочем, именно это обстоятельство вызывает больше всего вопросов к книге, чья методология ограничивается текстами полувековой давности, посвященными — за редким исключением в лице Стивена Шора и Дианы Арбус — фотографии XIX и начала XX века. Хронологических рамок в своем исследовании Васильева не ставит, претендуя на охват «фотографического» целиком, но весьма произвольно ограничивается описанием лишь отдельных пластов фотографии, игнорируя не только сегодняшние ее практики, но и состояние поля фотографии, связанного с развитием интернета, фостеровским «архивным импульсом» и прочими современными явлениями.

Наконец, непонятна постановка заглавного вопроса книги. Откуда необходимость опровергать логические основы светописи? С какими концепциями полемизирует автор, разоблачая примат разума и системности в фотографии в пользу других ее определений? И это при том, что любимые Васильевой мыслители во многом и прославились критикой истинности рационализма, а их работы давно стали ключевыми для теории искусства. В этом смысле построения Васильевой нередко кажутся принадлежностью ею самой выгороженной области фотографии и фотографического. Применительно к которой они оказываются разумными и логичными.  

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Платиновый юбилей, или 70-летие, царствования королевы Елизаветы II, пик празднований которого пришелся на июнь, привлек новую волну внимания к личности монарха, которому простительно быть выше вкуса
26.07.2022
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+