Классический выбор гения вкуса

№75, июль-август 2019
№75
Материал из газеты

Итальянская миссия архитектора Николая Львова — звезды эпохи Просвещения, построившего Приорат в Гатчине, пирамиды в усадьбах, церкви в виде кулича и пасхи

Дмитрий Левицкий. «Портрет Николая Александровича Львова». 1789. Фото: Государственный Русский музей
Дмитрий Левицкий. «Портрет Николая Александровича Львова». 1789.
Фото: Государственный Русский музей

Тверского помещика Николая Львова (1753–1803) можно по праву причислить к звездам века Просвещения. Он строил готический Приорат в Гатчине, пирамиды в усадьбах, церкви в виде кулича и пасхи. Он писал либретто комических опер, переводил труды Андреа Палладио и публиковал древнерусские летописи. Он был академиком, дружил с лучшими поэтами-современниками, изучал пиростатику и землебитное дело. Человек эпохи Просвещения не мог быть домоседом, и дипкурьер Львов посетил Лондон, Париж и Мадрид в 1776–1777 годах, а позднее итальянские города и Вену.

Об итальянском путешествии рассказывают его путевые заметки, обнаруженные в начале ХХ века в собрании библиофила Николая Синягина. К сожалению, сохранилась только тетрадь второй половины путешествия с маршрутом Ливорно (база русского флота) — Пиза — Флоренция — Болонья — Венеция — Вена. В утраченной части Львов точно писал о Риме и Неаполе, быть может, и о других городах. Заметки его лапидарны и сделаны для себя — к примеру, описание Венеции поместилось на одном листе с оборотом. Но автора не следует попрекать верхоглядством! Он зарисовал свежие следы землетрясения на Арно, с моря писал остров Сан-Джорджо в лагуне и вид на Пирано в Истрии, оставил точный рисунок Пизанской башни с расчетом наклона.

Итальянский дневник. Путешествие 1781 года / Подгот. И. Е. Путятин при участии М. Л. Афицинской-Львовой. М.: Перо, 2018.
Итальянский дневник. Путешествие 1781 года / Подгот. И. Е. Путятин при участии М. Л. Афицинской-Львовой. М.: Перо, 2018.

Итальянский дневник не является заметками обычного путешественника: Львов должен был изучить итальянский художественный рынок по поручению князя Александра Безбородко — для пополнения русских собраний. Поэтому целью в Ливорно являлась коллекция английского консула и негоцианта Джона Удни, и тут уже автор пускался в подробности: «Физиономии и вообще все головы в „Данае“ свидетельствуют больше, нежели тела (кроме большого купидона, хорошо писанного), что они Корреджиевы. Картины сии были перевезены в Швецию, иные проломлены, иные обрезаны. Королева Кристина привезла их с собою в Рим, где они вычинены и потом по смерти ее проданы, большая часть лучших картин, особенно Корреджо, галерее герцога Шартрского».

Описания собраний искусства позволяют разобраться во вкусах классициста Львова и его русского круга. Микеланджело и Леонардо подчас казались Львову не совсем понятными, Боттичелли и Караваджо он не упоминает вовсе. Львов восхищался названным уже Корреджо — «живописцем приятным, разумным, верным и истинным». Другим фаворитом был Андреа дель Сарто — его Львов ставил выше Рафаэля, у которого ценил поздние работы («тучные и теплые краски, круглые черты, живность и смелый рисунок, ученость анатомии, а более всего неподражаемые физиономии»). Тициан привлекателен был как певец женской красоты, а вот другой дамский угодник, Рубенс, не пользовался львовской благосклонностью: «Генрих IV и его фламандская Габриэль, сделанная неестественной, хорошей композиции, как обыкновенно, но рисунок вялый и позиции принужденные». Тинторетто настораживал колористикой, а Клода Лоррена Львов укорял в неудачной фигуративности. В заметке о картине, приписанной Перуджино, Львов оригинально сопоставляет итальянское Возрождение со школой Симона Ушакова: «Постоянный любитель одной физиономии, которую давал он и Христу, и Богоматери, и девкам (сия самая физиономия служила почти всем старым у нас живописцам примером лица Христова), вдруг изменил своей привычке, изобразил издыхающую Медузину голову, прекрасную, прегнусную, гадкую, мыши по ней ползают, мыши над ней летают».

Львов умел быстрым росчерком пера соединить искусство с жизнью в неразрывное целое: «Стоящий на коленях добрый покойный католик сделал алтарь сей по обещанию в соборную в Милане церковь святому Борромею, если он освободит его от болезни; но как сей Борромей, видно, был или худой доктор, или худой ко Христу ходатай, или бессребреник, не хотящий злата, то Козимо 2-й умер, а сын его после смерти отца не хотел уже отдать золотой алтарь святому Борромею, который его не заслужил. Не бесполезно жить на свете с уговорцем».

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+