У российской культуры появится политика?

№3, июль-август 2012
№3
Материал из газеты

Для начала новый министр хочет вынести Ленина из Мавзолея

Владимир Мединский. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Владимир Мединский.
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Прежде чем в конце мая Владимир Мединский стал министром культуры России, он успел прославиться на другом поприще. Как автор серии книг с говорящими названиями, например «Мифы о России. О русском пьянстве, лени и жестокости», где пытался интепретировать негативные факты из истории России как «мифы» или происки иностранных недоброжелателей («Особенности национального пиара»). Эти сочинения вызвали бурную полемику в среде историков и за ее пределами (Мединский часто выступает в СМИ), а Мединский в 2010 году стал членом Комиссии при президенте РФ Дмитрии Медведеве по противодействию фальсификации истории (распущена в феврале 2012 года). Одновременно развивалась и политическая карьера Мединского, бывшего депутатом Госдумы двух созывов (в 2007–2011 годах) и активным членом партии «Единая Россия» (в 2004–2005 годах — замруководителя ЦИК «Единой России», в 2007-м — руководитель избирательного штаба «Единой России» в Москве). Ратует за захоронение Ленина и превращение Мавзолея в музей, унификацию школьных учебников по истории. 

Чем запоминаются министры?

Владимир Мединский с первых же дней на посту министра культуры РФ выступил с несколькими яркими инициативами. От эпохального — похоронить Ленина — до житейского — изменить расписание работы музеев, чтобы граждане могли попасть туда после трудового дня. Такое запомнится. А что осталось в памяти от шести предшественников Мединского, возглавлявших самое бедное министерство страны? Речь пойдет не о принятых министрами важных бюрократических решениях, без которых невозможно функционирование учреждений культуры, не о невидимых миру министерских слезах, «распилах» и «откатах», а о видимом — о министерском образе. 

Первый министр культуры Российской Федерации — Евгений Сидоров (1992–1997), литературный критик, интеллигентный господин ельцинского призыва и советского карьерного прошлого. Министра, бывает, играет свита — в стены невзрачного здания в Китайгородском проезде вместе с Сидоровым пришли люди, которых раньше здесь невозможно было представить. Например, умник, фрондер и богема Леонид Бажанов. Его и надо считать ответственным за легитимизацию отечественного современного и андерграундного искусства: именно он выбил создание Государственного центра современного искусства. При Сидорове, кстати, впервые были выделены деньги на физическую поддержку нашего павильона на Венецианской биеннале. В 1993 году там был показан «Красный вагон» Ильи Кабакова, получивший от жюри «почетное упоминание».

 Наталия Дементьева, единственная дама и единственная музейщица среди коллег (в министры попала с должности директора Петропавловской крепости), простояла на посту недолго (с 1997 по 1998 год), но в министерстве продолжала работать еще несколько лет. В памяти сохранилась оплошность этой улыбчивой дамы. В июле 1998 года в соборе Петропавловской крепости во время захоронения останков царской семьи министр культуры, в отличие от Наины Ельциной и женщин из семейства Романовых, стояла с непокрытой головой. Что было очень заметно: Дементьева — высокая блондинка.

Владимир Егоров, профессиональный госслужащий на высоких, но незаметных постах, был министром (с 1999 по 2000 год), о котором вспомнить нечего. Разве что разговоры о его возможных преемниках. Сейчас кажется немыслимым, но в министры культуры прочили не только Никиту Михалкова, но и Аллу Пугачеву. 

Михаил Швыдкой — первый министр культуры (с 2000 по 2004 год), чье лицо и отчество — Ефимович — стало известно всей стране. Лицо это появлялось в телевизоре не реже, чем первые лица государства, и не только по важным официальным поводам. Министр культуры — доктор искусствоведения, профессор — чувствовал себя артистом. Напрасно завистники уверяют: телевидение для него только большой дополнительный заработок, — Швыдкому нравится нравиться всем. И у него получается. Ни один министр не усидел бы в кресле после реституционного скандала, пережитого Швыдким. В сущности, он не выполнил высокого поручения — не обеспечил передачу Германии большой художественной ценности — Бременской коллекции, вывезенной во время войны. Экс-министр культуры СССР коммунист Николай Губенко на всю страну долго обвинял Швыдкого в измене Родине. Но карьера Михаила Ефимовича, единственного министра культуры РФ, как он сам говорил, «не титульной национальности», не остановилась. Он рулил нашей культурой еще четыре года, став главой Федерального агентства по культуре и кинематографии. 

Александр Соколов занимал должность министра культуры в несчастливое для этого время (с 2004 по 2008 год): все денежные потоки, а значит и власть, сосредотачивались не в министерствах, а в Федеральным агентстве. Над анекдотичным противостоянием двух госорганизаций можно было бы посмеяться, если бы бюрократическая волокита не приобрела в это время фантасмагорические размеры. Какое-то время Соколов пытался соревноваться и бороться со Швыдким, но потерпел полное поражение. Красноречием экс-директор Консерватории не отличался, шутить не умел, «Целующиеся милиционеры» Вячеслава Мизина и Александра Шабурова, посланные на русскую выставку в Париж, его возмутили. Да так, что он даже чуть было не начал судиться с тогдашним директором Третьяковки Валентином Родионовым, но опомнился и пошел на мировую. 

Александр Авдеев не был таким популярным министром (с 2008 по 2012 год), как Швыдкой. Ему предъявляли множество претензий, главная — не лоббировал культуру. Но Авдеев должен запомниться несколькими прямыми недипломатическими высказываниям. На них никогда не пошел бы принципиально избегающий конфликтов, чуткий к настроениям в верхах Швыдкой. Авдеев публично выступил против строительства башни «Газпрома» в Санкт-Петербурге, не стал вмешиваться в скандал с выдвижением группы «Война» на министерскую премию «Инновация» и заявил, что вынос тела Ленина из Мавзолея — дело политическое и к вверенному ему ведомству отношения не имеет. Зная, что министр культуры не имеет ни денег, ни власти, ни возможности остановить передачу икон из музеев и вообще мало что может, Авдеева следует считать храбрецом. 

Чего вы ждете от нового министра?

Ирина Лебедева
Генеральный директор Государственной Третьяковской галереи
Назначение Владимира Ростиславовича Мединского на должность министра культуры для меня было таким же неожиданным, как, по-видимому, для всех остальных. Я лично с ним знакома не была и поэтому никаких комментариев по этому поводу в данный момент дать не могу. Хотелось бы, чтобы наконец был принят закон о культуре, который обсуждается уже давно.

Юрий Аввакумов
Художник, архитектор, куратор
Сочинений господина Мединского не читал и лично не знаком. Думаю, что шанс стать приличным управленцем у него есть. Такой же шанс достичь уровня цивилизованной страны, чтящей свою и мировую культуру, есть и у России. Ничего от Министерства культуры лично для себя не жду и никогда не ждал. 

Антон Белов
Директор Центра современной культуры «Гараж»
Я думаю, что надо подождать первых шагов и действий нового министра культуры, для того чтобы можно было составить какое-то мнение. Сейчас есть такие положительные сигналы, как посещение Мединским «Винзавода», присутствие на ужине в честь Пушкинского музея, который мы организовывали. Есть также такие непонятные сигналы, как желание переименовать ряд улиц в честь представителей царской династии. Но я все же считаю, что для того, чтобы формировать какое-то мнение, нужно дождаться первых результатов. Если бы я оказался на этой должности, то сначала долго разбирался бы с тем, что реально может Министерство культуры, потому что на данный момент, к сожалению, складывается впечатление, что его полномочия весьма ограниченны. Я бы занялся расширением этих самых полномочий для решения определенных задач. А в дальнейшем я бы ожидал более логичной поддержки различных сфер культуры независимо от направленности: современное искусство, танец, перформанс, театр, кино — да и вся индустрия целиком. Тут, опять же, будем ждать действий нового министра.

Владимир Овчаренко
Владелец галереи «Риджина»
Лично его не знаю, поэтому никак не отношусь к этому назначению. Построил бы музей современного искусства на месте снесенной гостиницы «Россия»...

Егор Кошелев
Художник, преподаватель Московской государственной художественно-промышленной академии им. Строганова
Это назначение вполне логично, если рассматривать его в общем контексте действий власти. Более того, такая, успевшая уже заработать некоторый одиозный ореол фигура, на мой взгляд, гораздо предпочтительнее своих аморфных и безликих предшественников, поскольку дополнительно радикализует отношения между государством и деятелями культуры. Тут уж действительно медиум и есть месседж — всем ясен месседж Мединского, в отличие от Авдеева, так ведь? Для активной творческой части нашего народа, традиционно не принимающей ничего промежуточного, компромиссного, эта ясность представлений о высшем чиновнике в сфере культуры является залогом четкой формулировки собственной позиции. Скажем так, сам факт наличия Мединского в поле государственной культуры многократно обостряет проблему выбора для всех его потенциальных участников — более того, выбор будет отныне неизбежным и предельно осознанным. Я ожидаю того, что руками Мединского власть начнет наконец реализовывать последовательную культурную политику — то, что все минувшие годы почти не заботило ее представителей. Культурная политика России была никакой, ее просто не было, как не было в ней и необходимости. Культура интересует власть никак иначе, чем в качестве мягкого репрессивного инструмента либо средства дополнительной самолегитимизации, и он, этот инструмент, пускается в действие лишь в том случае, когда есть подлинная необходимость. Так вот, необходимость стала очевидной. И нам предстоит стать зрителями, а кое-кому и участниками, набирающего силу процесса по созданию новой государственной культуры, которая во многом будет оформляться на волне консервативно-реваншистских настроений с активным привлечением идеологов плана Дугина, поднятием на щит идей Леонтьева, Ильина, пестованием сверхзрелищной патриотической кинопродукции в духе Михалкова, псевдореалистической живописи и т. д. Власть будет всеми силами стремиться осуществить культурную «прокачку» общества, такой консервативный тюнинг... Но в реальности эти стремления будут оборачиваться лишь очередными постмодернистскими несуразностями, которые, думаю, будут вызывать смех в нашем культурном сообществе и откровенное непонимание за пределами России.

Юрий Альберт
Художник
Я никак не отношусь к назначению Владимира Мединского министром культуры и по этому поводу вообще не думаю. Во-первых, в своей деятельности я с министерством, и тем более с министром культуры, никак не пересекаюсь. Во-вторых, я думаю, что назначение господина Мединского ничуть не более скандально, чем назначение всех остальных министров, потому что я считаю все это правительство нелигитимным. Поэтому я уверен, что единственное разумное решение на этом посту — подать в отставку. 

Самое читаемое:
1
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
Более 20 артефактов, найденных в термах городка Сан-Кашано-деи-Баньи, являются одними из самых «значительных изделий из бронзы в истории древнего Средиземноморья»
09.11.2022
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
2
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
На юбилейной выставке знаменитого архитектора Третьяковка показывает в том числе труды своего отдела реставрации графики. Бумажные листы времен проектирования Казанского вокзала и Марфо-Мариинской обители потребовали серьезных восстановительных работ
21.11.2022
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
3
Игорь Грабарь: управляющий искусством
В Третьяковке открывается выставка к 150-летию Игоря Грабаря — художника, теоретика, преподавателя, реставратора и администратора, до сих пор вызывающего восхищение разносторонностью своих достижений
17.11.2022
Игорь Грабарь: управляющий искусством
4
Ереван: современные ценности на древней земле
В Армению, как правило, едут за древними архитектурными достопримечательностями, а между тем в ее столице Ереване более десятка интереснейших музеев
11.11.2022
Ереван: современные ценности на древней земле
5
Умерла Лиана Рогинская, вдова знаменитого художника
Во Франции после продолжительной болезни скончалась Лиана Шелия-Рогинская (1951–2022), вдова художника Михаила Рогинского, много сделавшая для его признания
23.11.2022
Умерла Лиана Рогинская, вдова знаменитого художника
6
Новое арт-пространство в Москве объединяет классику и современность
По инициативе мецената и предпринимателя Андрея Северилова и его команды в старинном особняке XVIII века начал работу частный культурный центр Elohovskiy Gallery, цель которого — выстраивать связи между разными направлениями и медиумами в искусстве
09.11.2022
Новое арт-пространство в Москве объединяет классику и современность
7
Коллекция Пола Аллена продана за $1,5 миллиарда
На аукционе Christie’s в Нью-Йорке собрание шедевров соучредителя Microsoft принесло рекордные полтора миллиарда долларов. Двадцать рекордов цен на художников были побиты, а пять работ проданы более чем за $100 млн
10.11.2022
Коллекция Пола Аллена продана за $1,5 миллиарда
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+