Российский закон о праве следования стал еще строже

№67, октябрь 2018
№67
Материал из газеты

Государство пытается облегчить жизнь художникам и усложнить — искусствоведам: последние поправки к закону о праве следования и новый экзамен для оценщиков культурных ценностей

Валерий Чтак. «Только правда». Фото: Валерий Чтак/Paperworks Gallery, Moscow
Валерий Чтак. «Только правда».
Фото: Валерий Чтак/Paperworks Gallery, Moscow

Новое постановление к закону о праве следования вступило в силу 7 сентября. Оно существенно расширило обязанности продавца произведений искусства и полномочия сборщика вознаграждения. В статье 1293 части четвертой Гражданского кодекса РФ с 1 июня появилось несколько существенных изменений. Во-первых, теперь под статью подпадают абсолютно все сделки, одним из участников которых было юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. Во-вторых, информацию о перепродаже должно предоставлять юридическое лицо, выступающее в роли покупателя, продавца или посредника. И в-третьих, появились временные рамки: письменное уведомление о факте перепродажи должно поступить в адрес аккредитованной организации в течение 10 дней, а выплата должна быть осуществлена в течение 20 дней после уведомления. 

Право следования было утверждено и регулируется Бернской конвенцией по охране литературных и художественных произведений (статья 14). Оно предполагает, что автор или его наследник получает вознаграждение в виде процента от перепродажи произведения. Принятый во Франции в первой половине ХХ века закон о праве следования был придуман для защиты прав бедствующих художников и их семей. Статья о праве следования внесена в конвенцию в 1948 году, но некоторые страны — члены конвенции так и не включили ее в национальное законодательство. В США закон о праве следования принят лишь в штате Калифорния. 

Россия присоединилась к Бернской конвенции в 1993 году. Однако по-настоящему закон начал действовать на нервы продавцам и посредникам в 2008 году, когда Минкульт делегировал право сбора отчислений аккредитованной организации — некоммерческому партнерству УПРАВИС. В его задачи входит поиск художников и наследников, выплата им 5% от перепродажи, взаимодействие с продавцами и посредниками. Одной из своих целей УПРАВИС считает мобилизацию российского арт-рынка, сейчас игнорирующего закон. Как писала TANR в октябре 2015 года, УПРАВИС был готов судиться с неплательщиками. 

С момента основания некоммерческого партнерства фактические выплаты по закону получают только те художники, чьи работы были проданы за рубежом, поскольку аналогичные организации в Европе, где право следования работает исправно, перечисляют вознаграждения на расчетный счет УПРАВИС уже не первый год. Любопытно, что авторы имеют право заключать договор с любым из обществ в любой стране, где действует этот закон. 

Если аналогичные законы действуют в европейских странах, то в чем причина его несоблюдения в России? 

Во-первых, аукционные дома и галереи опасаются нарушения конфиденциальности своих клиентов. 

Во-вторых, продавцы и посредники считают, что в условиях экономического кризиса право следования способно существенно замедлить рост арт-рынка, отпугнув покупателей. Однако, на Форуме по защите авторских прав в Женеве в ноябре 2017 года Кэтрин Грэдди из Международной бизнес-школы Брэндайса в Массачусетсе доказала на основании эмпирических исследований, что отчисление 5% по праву следования никак не влияет на арт-рынок, вопреки негативным ожиданиям экспертов.

В-третьих, пока в России отсутствует существенный импульс, который бы сдвинул решение проблемы с мертвой точки. Например, своего рода амнистия для участников рынка. 

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+