Первый филиал Музея Виктории и Альберта открылся в шотландском Данди

Амбициозный культурный проект обошелся государственному бюджету в £80 млн. Основатели первого в Шотландии музея дизайна рассчитывают на «эффект Бильбао» — для проектирования эффектного здания пригласили японского архитектора Кэнго Куму

В здании музея, возведенном по проекту Кэнго Кумы, располагается самый большой в Шотландии выставочный зал. Фото: Rapid Visual Media
В здании музея, возведенном по проекту Кэнго Кумы, располагается самый большой в Шотландии выставочный зал.
Фото: Rapid Visual Media

Долгожданное открытие Музея Виктории и Альберта в Данди, бетонное здание которого, по форме напоминающее корабль, возвышается на набережной реки Тей, состоялось 15 сентября. С тех пор как впервые прозвучало предложение привезти экспонаты лондонского музея в четвертый по величине город Шотландии, прошло более десяти лет. Идея возникла в рамках большого проекта по развитию Данди, который расположен почти в 800 км к северу от британской столицы; в результате в городе появился самый дорогой в Шотландии музей, он же первый шотландский музей дизайна, он же первый филиал Музея Виктории и Альберта за пределами Лондона.

По словам Марка Джонса, занимавшего пост директора Музея Виктории и Альберта с 2001 по 2011 год, филиал, несмотря на название, — это «в первую очередь проект самого Данди». В 2007 году представители Университета Данди обратились к лондонскому музею с просьбой помочь им через культуру исправить «скверную репутацию» шотландского постиндустриального города. Муниципалитет Данди поддержал проект по созданию знаковой площадки на набережной Тей, где к тому времени уже началась реализация 30-летнего плана комплексной реконструкции стоимостью в £1 млрд. Стороны заключили первоначальное соглашение о сотрудничестве на 25 лет, в рамках которого Музей Виктории и Альберта пообещал «консультирование и наполнение» без каких-либо финансовых обязательств касательно капитальных или эксплуатационных издержек. Кроме того, у музея в Данди есть свой независимый попечительский совет (в состав которого входит нынешний директор Музея Виктории и Альберта Тристрам Хант).

Основатели музея ориентировались на опыт Музея Гуггенхайма в испанском Бильбао и вызванный его открытием «эффект Бильбао». По словам Джонса, они надеются, что «выдающееся здание, возведенное по проекту значимого современного архитектора», сможет «переломить привычные представления о городе». В 2010 году в международном конкурсе победил проект японского архитектора Кэнго Кумы.

Эдуардо Паолоцци. «Слон». Фото: Victoria and Albert Museum, Londo
Эдуардо Паолоцци. «Слон».
Фото: Victoria and Albert Museum, Londo

Директор Музея Виктории и Альберта в Данди Филип Лонг рассказывает, что принципиально важно было сформулировать «убедительные доводы в пользу необходимости этой институции, не ограничиваясь аргументом о выдающемся здании». «Очевидное стремление» музея обогатить жизнь горожан, по его словам, «помогло пережить трудные времена» (из-за роста цен пришлось почти вдвое увеличить первоначальный бюджет в £45 млн и отложить открытие на четыре года).

Чтобы развеять скептицизм, связанный с использованием бюджетных средств «в городе, испытывающем многочисленные трудности», отмечает Лонг, была сформирована образовательная группа, которая проводит мастер-классы и устраивает мероприятия в разных городах Шотландии. На конец марта программа охватила почти 100 тыс. человек. «Доверие к музею невероятно выросло и продолжает расти», — говорит директор.

Ожидается, что, в отличие от Музея Гуггенхайма в Бильбао, почти две трети посетителей которого составляют иностранцы, 60% аудитории Музея Виктории и Альберта в Данди составят жители населенных пунктов, расположенных не более чем в часе езды от города. «Еще 20% придется на остальных жителей Шотландии, а оставшиеся 20% — на жителей других регионов Соединенного Королевства и иностранцев», — говорит представитель музея. В первый год работы ожидается приблизительно 500 тыс. посетителей, в будущем — около 350 тыс. в год.

Якобитская подвязка для чулка. Около 1745. Фото: Victoria and Albert Museum, Londo
Якобитская подвязка для чулка. Около 1745.
Фото: Victoria and Albert Museum, Londo

Программу к открытию музея разработали с учетом шотландского вкуса и ментальности. Первой выставкой в 1100-метровом зале для временных экспозиций, самом большом в Шотландии, стала «Океанские лайнеры. Скорость и стиль», дебютировавшая в Лондоне в начале года. В Данди раздел, посвященный истории кораблестроения Шотландии, представлен в расширенной версии.

Основу музея составила бесплатная постоянная экспозиция, охватывающая пять столетий истории шотландского дизайна. В залах расположилось около 300 экспонатов, полученных в долгосрочное пользование. Две трети из них передал Музей Виктории и Альберта, остальное — различные шотландские коллекции. 

Отдельные экспозиции посвящены культурной роли Данди как родины комиксов «Бино» и важного центра индустрии компьютерных игр, благодаря которой в 2014 году он стал первым городом Великобритании, получившим от ЮНЕСКО статус «города дизайна». Присуждение этого статуса свидетельствует о том, что, как подчеркивает Лонг, город «жаждет перемен» и «все больше формирует собственную идентичность через свой творческий потенциал».

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+