Музей может обидеть каждый

Обсуждение проблемы нелегальных экскурсий прошло в Третьяковке вяло, но скандал в соцсетях должен на нем закончиться. Невозможно больше скандалить

Экскурсия в Третьяковской галерее. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Экскурсия в Третьяковской галерее.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

Хочу сразу уточнить: я пишу не информационный текст, а колонку, то есть высказываю личное мнение, естественно, субъективное — другого личного мнения не бывает. 

Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia. Фото: А.Астахова
Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia.
Фото: А.Астахова

В пятницу Третьяковская галерея устроила общественное обсуждение «Нужны ли правила музею?» в зале Врубеля. Так, с одной стороны, она ущемила права зрителей (они два часа не могли посмотреть на «Демона»), с другой — поставила себя в заведомо выгодное положение: хамить перед шедеврами труднее, чем в соцсетях. Просто невозможно. Одно дело грозить в виртуальном пространстве, другое — видеть, где именно ты собирался устроить флешмоб и нарочно говорить с друзьями, чтобы лично убедиться: выведут и оскорбят. Так же невозможно сказать в лицо сотрудникам Третьяковки, что они совок, желают видеть музей без посетителей (то есть дураки) и много денег (жадные до них) — не такие у сотрудников и сотрудниц музея лица.

Скандал в соцсетях, расскажу, если кто не знает, вспыхнул после того, как на Facebook человек, назвавший себя Tnargime Rǝnni, род занятий theater explorer, рассказал, как его выгнали из Третьяковской галереи, когда он объяснял увиденное двум друзьям. Смотрители и охрана посчитали дружескую беседу несанкционированной экскурсией, запрещенной музейными правилами. Я Tnargime Rǝnni не знаю, проверить его рассказ не могу — вел ли он экскурсию или дружески беседовал. Допускаю, что служители и охрана переусердствовали. Но выводы театрального исследователя вроде «Оказалось, что это целенаправленная охрана искусства от мнения, обсуждения и дискуссий» меня смешат. 

Однако не смешны последовавшие дискуссии. Оказалось, что многих в Третьяковке обидели — кого только что, кого давным-давно. Кого-то не обижали, но и это повод обличать в корысти и безмозглости и грозить Конституционным судом. 

Не буду перечислять все угрозы и обвинения, обрушившиеся на сотрудников галереи и ее директора. Многие просто неприличны, другие доказывают, что обвинители в музее были разве что в далекие школьные годы, потому что советуют, например, завести аудиогиды, которые давно в Третьяковке имеются. Мне хочется понять причину ненависти. 

Экскурсии в Третьяковской галерее могут проводить только экскурсоводы галереи и аккредитованные гиды-переводчики. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Экскурсии в Третьяковской галерее могут проводить только экскурсоводы галереи и аккредитованные гиды-переводчики.
Фото: Государственная Третьяковская галерея

На истоки ее при обсуждении (запись можно посмотреть на сайте галереи) указал доктор искусствоведения Алексей Лебедев, эксперт в музейном деле. Когда-то, передаю своими словами, музей был храмом и правила поведения в нем были строгие, потом его стали считать местом общения и пошли навстречу посетителю, зайдя, возможно, дальше разумного. Еще музей — это фирма, бренд, он должен зарабатывать и отвечать за свое имя и за все, что происходит в его стенах. Плюс к этому состояние общества. 

Но это проблема не только музея — выполнять все функции одновременно, но и зрителей. Они ждут и требуют от музея невозможного — идеального. Чтобы можно было говорить и сосредоточенно созерцать в тишине, развлекаться и вдумываться, иметь вышколенных и безупречно вежливых смотрителей и экскурсоводов на любой вкус. Директора, всегда готового навести порядок во всех залах одновременно и находить деньги на выставки и починку крыши. То есть музей должен и обслуживать посетителя как слуга народа, и духовно возвышать его, он ведь храм. Быть совершенным в несовершенном обществе. А Третьяковская галерея — да, этого не может. 

Как и ни один музей мира, особенно большой и посещаемый. И разговоры, что в Лувре разрешают все — я был, никто не выгонял, — тут не помогут. Лувр, особенно в зале с «Моной Лизой», — как трамвай в час пик и на храм никак не похож. Он демократичнее чем, например, Национальная галерея в Лондоне, Уффици во Флоренции или Прадо в Мадриде, но от толп там не продохнуть.

Ради разведения экскурсионных потоков в Лаврушинском Третьяковка и приняла новые правила. В чем они заключаются и какие в них внесены коррективы, можно прочитать на сайте галереи (раздел «Посетителям»). Про волнующих многих вопрос, что такое экскурсия для одного человека, на обсуждении был дан ответ. Если вы постоянно, даже ежедневно, появляетесь в залах музея в Лаврушинском со своим другом или родственником, у вас, как у Деточкина, их много, то вас сочтут ведущим экскурсии. Как правило, таких людей в музее знают в лицо. Что касается групп студентов профильных и непрофильных вузов, а также школьников, то их просят заранее регистрироваться, это необходимо для соблюдения порядка в тесных залах музея. Плата за экскурсии будет отменена.

И последнее. Tnargime Rǝnni в своем незабвенном посте написал, что, выдворив его, Третьяковка разом зачеркнула все хорошее, что делала многие годы. А я вот готова ей многое простить — как же жить не прощая! — за отличные выставки, за смелые эксперименты, за патриотизм, отличный от воинственного официального, за стремление меняться и верность традициям. Потому что хочется, согласитесь, привести детей и внуков в то же место, где ты был когда-то потрясен «Демоном». 

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+