Директор Лувра Жан-Люк Мартинес: «За последние пять лет у нас появились проекты в 75 странах»

№63, май 2018
№63
Материал из газеты

Глава крупнейшего музея в мире рассказал о международных проектах Лувра и о том, как они укрепляют авторитет Франции за рубежом

Жан-Люк Мартинес. Фото: Musee du Louvre / Florence Brochoire
Жан-Люк Мартинес.
Фото: Musee du Louvre / Florence Brochoire

После открытия Лувра в Абу-Даби Жан-Люк Мартинес отправился в Иран на открытие Лувра в Тегеране — на этот раз временной выставки из 56 экспонатов (до 3 июня). Энергичный директор Лувра, чье пребывание в должности еще на три года одобрил президент Франции Эмманюэль Макрон, исправно выполняет возложенную на него дипломатическую миссию. «Международные проекты Лувра способствуют укреплению авторитета Франции за рубежом. И да, музей должен учитывать приоритеты правительства и направление внешней политики», — заявил он нашему корреспонденту. Мартинес заложил основу для сотрудничества с Национальным музеем Ирана еще до того, как в 2016 году были частично отменены международные санкции в отношении этой страны. Благодаря этому стало возможным проведение археологических раскопок на Великом шелковом пути и предоставление сокровищ персидской династии Каджаров на выставку в филиале Лувра в городе Ланс, открывшуюся в марте.

В 2013 году, сразу после своего назначения, Мартинес заявил, что среди его приоритетов — улучшение условий для посетителей в парижском Лувре, самом популярном музее мира. При нынешнем директоре реализовался и проект Лувра в Абу-Даби, начатый его предшественником Анри Луареттом и тогда же едва не закрывшийся; этот успех Мартинеса свидетельствует о его недюжинных способностях в культурной дипломатии. Поддержка от властей пришла с избранием Эмманюэля Макрона, который в мае прошлого года свой победный митинг провел на площади Лувра.

«Лувр на международной арене сейчас выступает активнее, чем когда-либо», — говорит Мартинес, упоминая о проектах, которые музей ведет в 75 странах. С 2013 года Лувр выступил организатором 49 выставок в 17 странах, включая США, Китай и Японию. Почти четверть из 8 млн посетителей французского музея приезжает как раз из этих государств. Япония вносит свои спонсорские 10%. «Это часть работы с нашей ауди­торией», — поясняет директор.

По словам Мартинеса, в следующем году готовится экспозиция в Судане. Она будет посвящена Тахарке, кушитскому фараону, который правил Египтом 3 тыс. лет назад. «Выставки, подобные той, что мы делаем в Тегеране, имеют несколько иное значение. Мы вели археологические раскопки в Северном Судане, так что эти проекты уходят корнями в историю наших собственных коллекций. Экспедиции французских археологов в Иране, Египте, Сирии, Тунисе или Алжире не только обогатили Лувр, но и способствовали зарождению национальных музеев в этих странах».

За время пятилетнего руководства Мартинеса Лувр более чем удвоил масштабы своих раскопок, обзаведясь археологическими базами в Болгарии, Египте, Италии, Румынии, Саудовской Аравии, Судане и Узбекистане. В планах — выставки в Болгарии находок на месте древнегреческого города Аполлония Понтика (ныне — Созопол) и в Узбекистане — с раскопок в оазисе Бухары. В апреле в Париже открылась выставка «Сокровищница Преслава. Собрание средневековых золотых и ювелирных украшений времен Первого Болгарского царства». 

Мартинес опроверг обвинения ультраконсервативной прессы в том, что Лувр «украл» археологическое наследие Ирана. По его словам, французские археологи начали раскопки в Иране в конце XIX века с официального разрешения местных властей, по которому найденные артефакты делили между двумя сторонами. Он считает, что экспонаты, находящиеся в Лувре, «по праву принадлежат каждому, а мы — всего лишь хранители». Поэтому музей запускает несколько совместных исследовательских проектов по изучению древностей, оказавшихся в разных странах. Вместе с Пергамским музеем в Берлине ведется исследование изображений божеств с места раскопок Тель-Халаф в Северной Сирии, из чего, по словам Мартинеса, «родилась идея выставки, посвященной арамейской культуре, она пройдет в Лувре в следующем году». Неутомимый директор также навел мосты с Эрмитажем — на выставке, которая откроется в Париже в октябре 2019 года, будет представлено обширное античное собрание маркиза Кампаны. 

Нет ли у Абу-Даби претензий к партнеру из-за такой его активности? Все же Эмираты заплатили $400 млн за право использовать бренд «Лувр» в названии своего музея — в рамках 30-летнего соглашения с Францией, которое обошлось арабам в $1 млрд. «Никогда не было», — уверяет Мартинес, настаивая на том, что это «уникальный, эксклюзивный проект», который просто нельзя повторить в другом месте. Лувр «является не заложником политических интересов», уверен он, «а, скорее, инструментом просвещения и установления мирных отношений».  


Что покажет Эрмитаж в Лувре в 2019 году

Маркиз Джованни Пьетро Кампана, знаток античного искусства, коллекционер и археолог, проводивший раскопки в разных областях Италии, создал коллекцию, с которой не могло сравниться ни одно частное собрание в Европе. Она включала в себя более 9 тыс. предметов, в том числе вазы, бронзы, ювелирные изделия, терракоты, стекло, греческую и римскую живопись, скульптуру, живопись XIV–XVII веков. Музей, основанный маркизом, располагался на его вилле в Риме, в специально построенном павильоне «Казино», и пользовался огромным успехом у публики и знатоков. Однако страсть к коллекционированию погубила собирателя. Он брал деньги, закладывая предметы из своего собрания, и делал новые приобретения. В 1861 году он был приговорен к 20 годам тюремного заключения. Конфискованная коллекция предназначалась к продаже.

После приобретения англичанами скульптур и майолики для будущего Музея Виктории и Альберта право отбора произведений получил русский представитель Степан Гедеонов. В европейской прессе поднялся шум, против разделения собрания выступили Эжен Делакруа, Александр Дюма, Проспер Мериме, сам Кампана. Наполеон III заявил о желании приобрести его целиком, однако Гедеонов успел, как писали журналисты, «снять сливки с коллекции». 

Благодаря его стараниям Императорский Эрмитаж приобрел «792 вещи», а именно: вазы, бронзы, ювелирные изделия, мраморы и картины. В 1863 году Гедеонов стал первым директором музея.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+