Усадьба Спасское-Куркино в Вологодской области требует срочной реставрации

№60, февраль 2018
№60
Материал из газеты

Некогда одно из крупнейших имений и лучший в регионе архитектурный ансамбль находится в плачевном состоянии и рискует пропасть бесследно

Сохранившиеся дореволюционные фотографии дают подробное представление о прежнем виде усадьбы. Фото: Архив Усадьба Спасское-Куркино
Сохранившиеся дореволюционные фотографии дают подробное представление о прежнем виде усадьбы.
Фото: Архив Усадьба Спасское-Куркино

Усадьба расположена всего в 20 км от Вологды на популярной туристической трассе на Кириллов, однако посетители сюда заглядывают редко. Нынешнее состояние памятника довольно плачевно. Между тем усадебный ансамбль начал складываться в 1830-х годах. Первыми хозяевами поместья были Резановы, крупные землевладельцы, которым в то время принадлежало около 140 вологодских сел. В 1880-х годах в результате брака Анны Резановой имение перешло к влиятельному роду Андреевых. Последний владелец усадьбы Николай Андреев был уездным предводителем дворянства, одним из самых уважаемых людей губернии.

В 1918 году Спасское-Куркино перешло Советам. Обстановка частично была разграблена, частично передана в Вологодский областной музей; обширная усадебная библиотека стала публичной, а здания были отданы под хозяйственные нужды. Это и спасло главный дом от гибели: до 2013 года здесь располагались конторы сельхозпредприятий, которые все же как-то поддерживали сохранность самого здания. Четыре года назад после банкротства последней из этих контор здание было заброшено и начало разрушаться. Тогда-то и забил тревогу местный предприниматель, некогда член общественного совета Вологодского района Николай Сайкин. 

Нынешнее состояние усадебного дома вызывает тревогу, хотя многое в Спасском-Куркино еще можно спасти. Фото: Юлия Виноградова
Нынешнее состояние усадебного дома вызывает тревогу, хотя многое в Спасском-Куркино еще можно спасти.
Фото: Юлия Виноградова

Вообще-то усадьба — памятник регионального значения, но ни областные, ни районные власти денег на ее содержание не дают, ценным объектом не считают. «Замгубернатора так и сказал: „Я изучил вопрос и решил, что усадьба нам не нужна“. А ведь он сам историк — как это возможно?» — сокрушается Сайкин. В области уже восстановили две усадьбы — Брянчаниновых и Гальских (куда попала часть куркинских вещей), и руководство считает, что этого Вологодчине предостаточно.

Есть потенциальные меценаты, но их трудно привлечь, поскольку нет средств на проект реставрации (около 2 млн руб.). Проект потребует не только значительного архитектурного обследования, но и архивных изысканий, ведь даже архитектор здания неизвестен. Хотя реставраторы уже осматривали усадебный дом, нашли остатки первоначальных росписей и лепнины, по которым можно восстановить интерьер (сейчас все внутри покрыто облупившейся масляной краской). Создали макет ансамбля. В большом архиве наследников Андреевых есть фотографии первоначального вида усадьбы, на них видны утраченные элементы фасадов. В интерьере сохранились «родные» двери, печи, частично остекление. Чудом уцелела в лихолетье чугунная решетка балкона.

Интерьеры усадьбы. Фото: Юлия Виноградова
Интерьеры усадьбы.
Фото: Юлия Виноградова

Но о былой роскоши главного усадебного дома сегодня напоминает только величественная кубатура: анфилада комнат, просторные залы, окна почти в пол. У усадьбы нет даже отопления: средства на него обещал выделить район, но не вышло. Николай Сайкин за свой счет вставил разбитые окна, починил крышу и электропроводку. Помогают и потомки Андреевых, живущие в Петербурге и Вильнюсе. В 2014 году работы по главному зданию компания «Вологдареставрация» оценила в умеренные 27 млн руб.: здесь крепкий фундамент и каменный первый этаж, второй этаж и мезонин сложены из лиственницы, мало подверженной гниению.

Усадебный ансамбль включал и другие строения. Спасо-Преображенская церковь 1818 года постройки была снесена, на ее месте устроили футбольное поле, а на территории кладбища — поселковую школу (недавно рядом возвели современный храм). Остался каменный гостевой флигель, даже не имеющий охранного статуса. Из двух деревянных павильонов, превращенных в жилые дома, один сгорел в 2013-м, второй перестроен до неузнаваемости. Едва читается структура английского парка, некогда весьма обихоженного. Крепкое помещичье хозяйство включало также конюшни, винокуренный и мукомольный заводы, пекарню, оранжерею — от них остались лишь воспоминания.

Усадьба Спасское-Куркино — памятник регионального значения. Фото: Юлия Виноградова
Усадьба Спасское-Куркино — памятник регионального значения.
Фото: Юлия Виноградова

Хотя за прошедшие четыре года кое-что удалось сделать. Парк Спасского-Куркино попал в федеральную программу и получил средства на капитальный ремонт двух плотин. Каскад прудов восстановлен, летом здесь планируют пустить лодки. Недавно парку выделили еще и президентский грант на благо­устройство зеленых насаждений и беседок. Николай Сайкин старается популяризировать место. «За полтора года, — рассказывает он, — мы провели три благотворительных концерта, пленэры художников, праздники. К нам приезжают волонтерские отряды с международным участием. Мы выпустили пять книг об истории усадьбы». Он и дальше хотел бы наполнять усадьбу жизнью. Но прежде всего — капитальный ремонт и реставрация.

Кажется, что генеральных путей спасения усадьбы два: либо привлечь внимание федеральных органов охраны, либо искать заинтересованный частный капитал. Иначе серьезный памятник рискует если не пропасть бесследно, то потерять последние признаки своего достоинства, растворившись в северном поселке на тысячу человек. 

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
3
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
4
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
7
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+