Способна ли ярмарка Art Berlin оживить немецкий арт-рынок

№59, декабрь - январь 2018
№59
Материал из газеты

Зачем Германии четыре крупные ярмарки современного искусства и смогут ли они выжить?

Работа мексиканского художника Боско Соди «Без названия» (2017) на стенде Galerie EIGEN + ART (Берлин, Германия). Фото: Art Berli
Работа мексиканского художника Боско Соди «Без названия» (2017) на стенде Galerie EIGEN + ART (Берлин, Германия).
Фото: Art Berli

Этой осенью художественная среда Германии, затаив дыхание, следила за дебютом ярмарки Art Berlin, запущенной бывшими конкурентами: Майке Крузе, которая ранее была директором ныне не существующей ярмарки Art Berlin Contemporary (ABC), и Даниелем Хугом, директором почтенной кельнской ярмарки Art Cologne. Если новый смотр искусства, сочетающий спонтанную смелость ABC с утонченностью и прибыльностью успешной и давно работающей Art Cologne, будет иметь успех, это может стать ключом к решению проблемы Берлина — города, богатого на художников и дилеров, но страдающего от практически полного отсутствия местного рынка.

Берлинская головоломка

По данным социологического опроса, в 2010 году в столице Германии проживало более 6 тыс. художников, в числе которых были такие знаменитости, как Олафур Элиассон, Моника Бонвичини и Катарина Гроссе; эта цифра продолжает расти. Около 15% экспонентов Art Basel приезжают из Германии, и в последние лет десять преимущественно из Берлина. При таком уровне школ, галерей, кураторов и коллекционеров и относительной стабильности экономики Германия должна была бы быть гигантом на арт-рынке. Но в реальности ситуация совсем иная: ее скромная доля на мировом рынке искусства составляет от 2 до 4%. Красноречив и тот факт, что ни одна из мегагалерей — ни Gagosian, ни Hauser & Wirth, ни David Zwirner, ни Pace — не решается выйти на немецкий рынок.

Но все же, несмотря на такие условия, некоторые ярмарки предпринимают (с переменным успехом) попытки оживить ситуацию. Появление Art Berlin, которая, по сути, является попыткой реинкарнации коммерчески неуспешной ярмарки ABC, было встречено с умеренным энтузиазмом. Art Berlin (14–17 сентября) посетили 33 тыс. человек, что немногим выше посещаемости ABC. Но в ноябре дебютировал еще один новый игрок — Art Düsseldorf (17–19 ноября), ставшая второй после India Art Fair в ряду региональных ярмарок, приобретенных MCH Group, которой принадлежит Art Basel. Если прибавить к этому Art Karlsruhe (22–25 февраля 2018 года) с более чем 200 экспонентами в Карлсруэ с его знаменитым Центром искусства и медиатехнологий под руководством Питера Вайбеля, получается, что теперь в Германии есть четыре крупные ярмарки модернизма и современного искусства. Смогут ли они выжить?

Регионализм против глобализма

Организатор Art Düsseldorf, управляющий директор по ярмаркам дизайна и региональным художественным ярмаркам MCH Group Марко Фаццоне говорит: «Мы не стремимся ни подражать, ни конкурировать с глобально ориентированной и сильной Art Basel». Он надеется, что Art Düsseldorf и другие их ярмарки будут «развивать собственный характер и независимость, способствуя укреплению важных и многогранных региональных рынков».

Ярмарка Art Berlin в первый раз прошла в столице Германии в сентябре. Фото: Clemens Porikys/courtesy Art Berli
Ярмарка Art Berlin в первый раз прошла в столице Германии в сентябре.
Фото: Clemens Porikys/courtesy Art Berli

Организаторы подчеркивают, что «региональный» не значит «провинциальный». Из 80 галерей, которые участвовали в первой Art Düsseldorf, только 10 представляли сам Дюссельдорф и 12 — Кельн; кроме того, в числе участников были такие зарубежные дилеры, как David Zwirner (Лондон — Нью-Йорк), Peter Kilchmann (Цюрих), Daniel Templon и Kamel Mennour (обе — Париж). «Мы вводим Дюссельдорф в ярмарочный календарь, что давно пора было сделать, потому что этот город играл — и продолжает играть — важную роль в современной истории искусства», — объясняет появление новой ярмарки Вальтер Гелен, ее директор и сооснователь совместно с Андреасом Лохаусом.

Не слишком ли много ярмарок?

Несмотря на то что ярмарки выступают основным каналом приобретений, перенасыщенность рынка стала проблемой. Берлинец Кристиан Каспар Шварм, один из наиболее выдающихся коллекционеров Германии и один из основателей онлайн-сообщества Independent Collectors, полагает, что ключ к успеху — оригинальность: «Очередная ярмарка воспринимается как очередной автопроизводитель, предлагающий очередную модель автомобиля. На свете уже более чем достаточно разных автомобилей, не говоря уже о других видах транспорта вроде велосипедов, поездов и самолетов. Но точно так же, как может появиться новая и по-настоящему интересная модель автомобиля — например, электрический, — всегда есть вероятность того, что появится новая и по-настоящему интересная художественная ярмарка. Что угодно действительно оригинальное может изменить привычный календарь».

Немецким ярмаркам, вступающим в новую фазу развития, не помешало бы взять пример со своих соседей. Такие небольшие ярмарки, как Art Rotterdam и viennacontemporary, сейчас процветают. Под руководством арт-директора Кристины Штейнбрехер-Пфандт viennacontemporary провела ребрендинг и теперь позиционирует себя как региональный центр рынка Центральной и Восточной Европы. 

Такие небольшие ярмарки-спутники, как Sunday fair (Лондон), Paris Internationale, Okey Dokey (Кельн — Дюссельдорф) и Art-O-Rama (Марсель), в последнее время привлекают внимание новыми предложениями, которых не найти в Базеле и Гонконге.  

Самое читаемое:
1
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
2
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
Гигантская монографическая выставка Михаила Врубеля в Новой Третьяковке станет важным этапом в познании его наследия. На ней встретятся три «Демона» и впервые будет показано такое количество поздней графики
05.10.2021
Выставка Врубеля в Третьяковке соединит разрозненные циклы и разрезанные картины
3
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
4
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
Перед реконструкцией главного здания Пушкинского музея в нем решились на большой эксперимент
07.10.2021
Жан-Юбер Мартен перемешает коллекцию ГМИИ
5
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
Сандро Боттичелли сейчас второй среди старых мастеров по цене после Леонардо да Винчи. Как правило, главные шедевры таких гениев давно в музеях, и каждое появление их произведений на рынке становится сенсацией
08.10.2021
Как появляются на арт-рынке работы Боттичелли и за сколько продаются
6
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
«Муж скорбей» появится на январских торгах с предварительной оценкой в $40 млн. Картина обрела авторство Боттичелли благодаря недавней переатрибуции, а до этого считалась работой его учеников
07.10.2021
Sotheby’s выставил на аукцион позднюю картину Боттичелли
7
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
В Фонде Louis Vuitton 22 сентября открывается выставка собраний Ивана и Михаила Морозовых. Сурия Садекова, завотделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С.Пушкина, рассказала о коллекции, проекте и организационных подвигах
21.09.2021
Сурия Садекова: «Люди открывают личность, которую не знали»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+