Что ждать от следующей Премии Кандинского

Арт-критик Елена Федотова по просьбе TANR проанализировала лонг-лист номинантов XI Премии Кандинского и рассказала о переменах в составе жюри, к которому присоединился директор Центра Помпиду Бернар Блистен

В этом году Премия Кандинского перешагнула десятилетний рубеж. Вместе с щедрыми 2000-ми канули в Лету роскошные постановки вручения премии, претерпели изменения номинации, зато призовой фонд остался прежним (1,8 млн руб. — «Проект года», 450 тыс. руб. — «Молодой художник. Проект года»). Но главное — сохранилась сама премия. Что не может не радовать, учитывая затянувшийся кризис в сфере финансирования современного искусства. В разгар летних отпусков, 19 июля, был объявлен лонг-лист, куда попали 30 номинантов; имена финалистов станут известны совсем скоро — в сентябре.

В регламенте 11-го выпуска премии не произошло существенных изменений. Сохранились прежние номинации «Проект года», «Молодой художник. Проект года» и «Научная работа. История и теория современного искусства». А вот в составе жюри — перемены. Во-первых, в него вошел директор Центра Помпиду Бернар Блистен. Практика включения тяжеловесов западного искусства в жюри Премии Кандинского существует с момента ее основания, в разные годы конкурс судили Роберт Сторр, Жан-Юбер Мартен, Тим Марлоу, Ивона Блазвик.

Во-вторых, еще одна неожиданность — участие в жюри бывшего арт-директора Государственного центра современного искусства Леонида Бажанова. В прошлом году основатель ГЦСИ и еще 35 сотрудников покинули центр, не согласившись с его реорганизацией. Этому событию предшествовал скандал, случившийся во время подведения итогов организованной ГЦСИ премии «Инновация», которая на протяжении многих лет была конкурентом «Кандинского». В результате конфликта между жюри и оргкомитетом «Инновации» отменили главную номинацию — из-за снятия оргкомитетом с конкурса работы Петра Павленского. У частной Премии Кандинского, основанной предпринимателем Шалвой Бреусом, все же оказалось больше возможностей соответствовать изначальным установкам на независимость, по крайней мере в нынешних обстоятельствах.

Аня Желудь. 2017. Инсталляция. Фанера, темпера, матовый лак. 214×355 см. Предоставлено музеем АRТ4
Аня Желудь. 2017. Инсталляция. Фанера, темпера, матовый лак. 214×355 см. Предоставлено музеем АRТ4

От прежнего состава в жюри остались директор Института современного искусства в Софии Яра Бубнова, директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак, директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова, директор Московского музея современного искусства (ММОМА) Василий Церетели, директор Государственного центра современного искусства в Салониках Мария Цанцаноглу. Покинули жюри историк искусства, сотрудник Государственного института искусствознания Екатерина Бобринская и директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

По-прежнему действует демократичный принцип самовыдвижения на премию, что, с одной стороны, позволяет подавать заявки на конкурс всем желающим в любую номинацию, а с другой — порождает удвоение номинантов в списках, что теоретически делает возможным победу одного художника сразу в двух номинациях. Если в прошлом году одновременно во взрослой и молодежной номинациях оказался Евгений Антуфьев, то в этом году в лонг-листе дважды числятся Ольга Кройтор и Саша Пирогова. В целом же ротация художников достаточно интенсивна, учитывая, сколь узок круг активно выставляющихся авторов. Из номинантов прошлого года в длинный список основной номинации этого года вошли Евгений Антуфьев и Ирина Корина, из молодежной во взрослую категорию переместились Полина Канис и Анна Желудь.

В лонг-листе этого года нет почтенных ветеранов арт-сцены, присутствие которых сильно уменьшает шансы других художников. Силы распределены равномерно, каждый проект по-своему интересен и примечателен. Можно лишь предполагать, что в финал выйдет кто-то из участников прозвучавших международных выставок: Ирина Корина, принявшая участие в основном проекте Венецианской биеннале этого года и дважды выходившая в финал премии; участник Manifesta 11 Евгений Антуфьев, получавший «Кандинского» в 2009 году как молодой художник; либо Саша Пирогова, чей проект «Сад» представлен сейчас в российском павильоне на Венецианской биеннале.

Евгений Антуфьев. «Хрупкие вещи». 2016. Вид экспозиции. Предоставлено Pechersky Gallery
Евгений Антуфьев. «Хрупкие вещи». 2016. Вид экспозиции. Предоставлено Pechersky Gallery

Выставка Антуфьева «Хрупкие вещи», вдохновленная увлечением Владимира Набокова бабочками, была частью его проекта на Manifesta. Инсталляцию художника, напоминающую святилище, в котором великий писатель мог бы поклоняться предмету своего обожания, показывали в цюрихской церкви. В Москве выставка прошла в Pechersky Gallery.

Ирина Корина представлена сразу двумя проектами. «Хвост виляет кометой»: огромная эклектичная башня, выставленная в музее «Гараж», сооружена из самых разных строительных материалов. Это обращение к фантасмагорической реконструкции Москвы, а в более широком смысле — к утопии мечты вообще. Другой ее проект — псевдокосмические «Святилища» — был установлен в поселке астрономов.

Выставка группировки ЗИП в ММОМА, где художники создали огромный инвайронмент, посвященный своей истории, тоже серьезная заявка на победу. Один из самых эстетских проектов этого года — «Между прошлым и будущим» Александры Митлянской, он также был показан в ММОМА. Видеоинсталляция, расположенная на двух этажах, главной темой которой стала категория времени, была идеально срежиссирована куратором Владимиром Левашовым. И наконец, самый пронзительный проект премии, бьющий наотмашь исповедальной интонацией, — «Пол беды или иллюзия быта» Анны Желудь.

Катрин Ненашева. «Наказание». 2016. Акция. Фотодокументация. Предоставлено автором
Катрин Ненашева. «Наказание». 2016. Акция. Фотодокументация. Предоставлено автором

В номинации «Молодой художник» в этом году достаточно ровный уровень участников, большинство из которых хотя бы однажды уже номинировалось на премию. Аслан Гайсумов, Алексей Корси, Саша Пирогова, Анастасия Потемкина, Данила Ткаченко, Артем Филатов, Владимир Чернышов побывали в номинантах в предыдущие годы. А Ольга Кройтор даже побеждала в молодежной номинации в 2015 году.

Обложка каталога к выставке «Оттепель» (М.: Третьяковская галерея, 2017. 720 с.)
Обложка каталога к выставке «Оттепель» (М.: Третьяковская галерея, 2017. 720 с.)

В номинации «Научная работа» жюри предстоит выбрать победителя из пяти научных трудов. В этом году численно преобладают номинанты из Санкт-Петербурга. Доцент Санкт-Петербургского университета Алексей Бобриков представлен исследованием постсоветского искусства «Русская идея на сувенирном прилавке»; заведующий отделом новейших течений Государственного Русского музея Александр Боровский — эссеистикой; сборник статей профессора Санкт-Петербургского университета Ивана Чечота посвящен западному и постсоветскому современному искусству от Бекмана до Брекера. Два московских исследования — об искусстве оттепели. Куратор музея «Гараж», бывший арт-критик газеты «Коммерсантъ» Валентин Дьяконов представлен рукописью, исследующей неофициальное искусство 1950–1960-х годов, а группа сотрудников Третьяковской галереи (Кирилл Светляков, Фаина Балаховская, Анастасия Курляндцева, Юлия Воротынцева) — каталогом «Оттепель», который был выпущен к одноименной выставке.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
6
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
7
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Что такое народное творчество сегодня, как проявляются представления о красоте в бытовой жизни, что превращает наивные поделки в настоящие произведения искусства — на эти вопросы пытается ответить проект «Эстетика бриколажа» в Музее ДПИ
01.08.2022
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+