Старую Москву продолжают сносить, но на законных основаниях

Поспешный снос в дни майских праздников особняка на Малой Бронной и начавшееся 16 мая разрушение двух старинных зданий на Остоженке заставляют задуматься о проблеме уничтожения уже не отдельных памятников, а московской исторической среды

Дом Сурикова (ул. Остоженка, д. 6). Фото: Архнадзор
Дом Сурикова (ул. Остоженка, д. 6).
Фото: Архнадзор

Двухэтажный дом Зиминой (Пожарский пер., д. 3) был снесен 16 мая, и тогда же начали разбирать соседний д. 5/12, стр. 1, один из красивейших в районе доходных домов, возведенный в 1903 году на средства потомственного почетного гражданина Колобашкина по проекту архитектора Николая Струкова (он много строил в Москве в конце XIX — начале XX веков). Оба здания, по сведениям общественного движения «Архнадзор», еще в 2010 году числились среди объектов, заявленных на охрану, но Департамент культурного наследия города Москвы так и не включил их в охранный реестр. На их месте появится очередной офисно-жилой комплекс о шести этажах с подземной парковкой на 5 тыс. кв. м — таких уже десятки построили в переулках между Остоженкой и Пречистенской набережной.

Дом Римских-Корсаковых (ул. Остоженка, д. 4)
Дом Римских-Корсаковых (ул. Остоженка, д. 4)

Застройщик участка — ООО «Электра». Его учредитель — владелец компании «Стройтэкс» Владимир Семенихин, коллекционер и меценат, основавший вместе с женой Фонд культуры «Екатерина» в Москве, на счету которого множество замечательных выставок в России и за рубежом. Представители застройщика сообщили, что образцы лепнины с дома Колобашкина сняты и фасад будет воссоздан. Но есть опасение, что копия не заменит оригинал: новодельность фасадов многочисленных «воссозданных» зданий в Москве, их вылизанные стены и неглубокие оконные проемы бросаются в глаза.

Дом Сурикова (ул. Остоженка, д. 6). Фото: Архнадзор
Дом Сурикова (ул. Остоженка, д. 6).
Фото: Архнадзор

Новое строительство должно начаться и на самой Остоженке: на месте пока еще открывающих улицу домов 4 и 6 обещают построить «многофункциональный комплекс с гостиницей и апартаментами квартирного типа, коммерческими площадями и подземной автостоянкой», Архсовет Москвы утвердил проект. Дом 6, в котором жил Василий Суриков, работая над росписями храма Христа Спасителя, должны снести, сохранив фасад, а дом 4, указанный на городском плане 1740-х годов как главный корпус усадьбы Римских-Корсаковых, планируют снести целиком с воссозданием фасада и возведением за ним, как и в случае с соседним строением, новых объемов. Между тем дом 4 известен еще и как мемориальный адрес Петра Чайковского: он часто заходил сюда в гости к профессору Московской консерватории Николаю Кашкину. По информации «Архнадзора», в основе здания могут оставаться элементы палат XVII века. Кроме того, вплотную к участку стоят Красные и Белые палаты XVII века, имеющие охранную территорию, на которой по закону запрещено капитальное строительство.

Дом Римских-Корсаковых (ул. Остоженка, д. 4). Фото: Архнадзор
Дом Римских-Корсаковых (ул. Остоженка, д. 4).
Фото: Архнадзор

Одна из формальных причин непризнания домов 4 и 6 памятниками состоит в том, что в столице были изменены правила постановки на учет объектов культурного наследия. Раньше заявитель мог заказать экспертизу сам — это стоило небольших денег, но честные выводы сертифицированных экспертов были весомым аргументом для включения здания в охранный реестр. После принятия в 2016 году постановления Правительства Москвы № 548-ПП «Об утверждении порядка организации работы по установлению историко-культурной ценности объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия» процедура изменилась. Теперь сначала подается заявление в Департамент культурного наследия, а чиновники решают, передавать документы на экспертизу или нет. Для таких исторических зданий, как дома на Остоженке, в Москве введена балльная система оценки объекта. Баллы присваивают зданию за степень сохранности, почтенный возраст, известность архитектора, мемориальную ценность и так далее. Потенциальный памятник должен набрать не менее 200 баллов. Дом 4, по оценке аттестованных Минкультом госэкспертов Т.Е.Каменевой и Е.А.Шорбан, набрал 225 баллов и должен был стать выявленным объектом культурного наследия, даже если бы сводов XVII века в его основании не нашлось.

Надежду на сохранения мемориального адреса Чайковского дает недавнее заявление учредителя ООО «Абсолют» (застройщика этого участка) Владимира Семенихина. «Архнадзор» обратился к нему с открытым письмом, и тот, в свою очередь, опроверг планы по сносу мемориальных зданий на Остоженке. «Снос объектов в данной охраной зоне невозможен в силу утвержденных городом режимов и регламентов… Реализация проектов планируется без изменения исторически сложившегося композиционно-пространственного типа застройки, с сохранением исторически ценных градоформирующих объектов», — прокомментировал Владимир Семенихин информационному агентству RNS. Он также отметил, что сейчас на объекте ведутся «противоаварийные работы».

Дом Неклюдовой (ул. Малая Бронная, д. 15б). Фото: Архнадзор
Дом Неклюдовой (ул. Малая Бронная, д. 15б).
Фото: Архнадзор

Остоженкой дело не ограничивается. Шестого мая снесли трехэтажный главный дом усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной (в его основе — особняк конца XVIII века). С 1842 по 1880-е годы его занимала первая в Москве детская больница, потом здесь располагались приют, Арбатское городское училище, основанная Сергеем Танеевым Народная консерватория, в которой преподавали в том числе Александр Гёдике и Александр Гольденвейзер, проходили концерты. Дом имел свежеотремонтированный вид и в последние годы выполнял функцию офисного здания, которое было признано «ценным градоформирующим объектом», но претендовало на более высокий охранный статус. Однако за две недели до сноса руководитель Мосгорнаследия Алексей Емельянов исключил здание из списка объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия (приказ № 257 от 24 апреля 2017 года). Чуть раньше здание купил некий Андрей Маталыга, генеральный директор ООО «ЛидЭстейт», занимающийся, судя по налоговым документам, «покупкой и продажей собственного недвижимого имущества». Градостроительные регламенты разрешают в этой зоне возведение объектов не выше 16,38 м высотой, но дом, который, судя по документам, появится здесь, будет достигать 28 м.

Семнадцатого мая в Общественной палате РФ состоялся круглый стол «Проблемы жителей Москвы: точечная застройка исторически сложившейся части Москвы на примере ул. Малая Бронная». Здесь можно послушать выступление на нем градозащитника, координатора «Архнадзора» Рустама Рухматуллина по поводу сноса дома на Малой Бронной, где он отмечает, что проблема сноса исторических зданий в столице носит системный характер. Ситуация уже вызвала пристальное внимание федеральных СМИ. В частности, 16 мая вышел большой сюжет в программе «Вести» на телеканале «Россия-1».

Снос дома Неклюдовой (ул. Малая Бронная, д. 15б). Фото: Стас Козловский
Снос дома Неклюдовой (ул. Малая Бронная, д. 15б).
Фото: Стас Козловский

Тем временем сноса ожидает еще один ценный градоформирующий объект — усадьба купца Яковлева XVIII века (ул. Покровка, д. 36/1), исторически образующая единый ансамбль c усадьбой князей Голицыных (ул. Покровка, д. 38), включенной еще в знаменитые альбомы Казакова. В конце XIX века у дома со скругленным фасадом на углу Покровки и Лялина переулка появились пристройки со двора, и с тех пор он не менялся. Мы помним, как, став мэром, Сергей Собянин отменил многие действовавшие на тот момент постановления о сносе. Так вот, снос этого здания, одобренный еще в 2005 году, не был отменен. Самый свежий разрешительный документ на снос, подписанный Москомархитектурой, от 28 октября 2016 года, предписывает «воссоздание фасадных стен». Согласно проекту, разработанному мастерской «Моспроект-2» по заказу владельца участка, ОАО «Механический завод» (в разрешительных документах на застройку указано именно это название), новый дом будет иметь высокую мансарду и два подземных парковочных этажа. Разумеется, парковку можно сделать, не снося здание, современные технологии это позволяют. Так обычно устраивают парковки в Барселоне, Париже, Лондоне… И крайне редко в Москве, поскольку это заметно удорожает строительство. А чиновники позволяют застройщикам экономить.

На сайте change.org можно подписать петицию против сноса этого здания.

Тут стоит добавить, что Покровка — пока — остается, вместе с Маросейкой и окрестными переулками, в числе самых сохранившихся старых московских улиц. Это то, что еще можно — и необходимо — спасать.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+