Израильский археолог – о том, что такое археологический театр

№46, сентябрь 2016
№46
Материал из газеты

Израильский археолог Яна Чехановец рассказывает о наиболее приемлемых вариантах внутригородской музеефикации. Ведь нынешние раскопки, идущие в Москве в местах реконструкции, заставляют задуматься о том, как можно и нужно показывать археологический раскоп, возникающий внутри большого города

Zuma/ТАСС
Zuma/ТАСС

Яна Чехановец, археолог Управления древностей Израиля, занимается раскопками внутри Иерусалима. Столичная жизнь не останавливается здесь ни на минуту. Однако ученые, жители и туристы вполне комфортно сосуществуют в рамках процесса, называемого в некоторых странах «археологическим театром», опыт которого можно было бы позаимствовать для Москвы.

Справка

БИОГРАФИЯ

Яна Чехановец
Археолог, сотрудница Управления древностей Израиля

Родилась в Ленинграде. По первому образованию — искусствовед.
В Израиле с 1991 года. Как археолог окончила Еврейский университет в Иерусалиме.
С 2006 года участвует в спасательных раскопках Города Давида, помимо прочего включающих недавнее открытие в Иерусалиме Акры, крепости царя Давида.
Можно сказать, что Чехановец нашла 16 Иерусалимов (с IX века до н. э. до IX века н. э.), расположенных один над другим.

Еще…

Как давно идут ваши раскопки в Иерусалиме?

Девять лет, зимой и летом. Если перевести в стандартный археологический режим — полтора месяца раскопок в год, получится, как Новгородская экспедиция, которую начали в 1930-е годы, а копают до сих пор.

Но ваш раскоп — новое место для археологии.

На картах Иерусалима эпохи Первого храма город вытянут наподобие кишки — это и есть территория Национального парка «Город Давида». Через дорогу от него была незастроенная зона — парковка. Считалось, что там древнего города нет. Собрались строить на этом месте туристический центр. Поскольку весь Иерусалим с окрестностями объявлен историческим памятником, то любые работы, уходящие в землю глубже чем на 40 см, требуют присутствия инспектора Управления древностей. Когда стали копать, обнаружили идеально сохранившиеся слои — 16 городов, один над другим, с IX века до н.э. по IX век н.э.

Вы понимаете, как можно показать то, что найдено?

Пока это только спасательная археология — раскопки, которые проводились перед началом строительства, прежде чем уничтожить древность, — вдруг под землей что-то есть?

И что делать, когда да, есть?

Одни говорят: никакого строительства, пусть будет музей. Но подрядчик потратил на раскопки миллионы (не по своей воле, но потратил же), — и как после этого запретить ему строить? Я считаю, надо разрешить, иначе открытая яма зарастет лопухами. А если сверху что-то построить, оставив доступ к раскопу, это его сохранит.

Закрыть стеклом, чтобы было видно? В Венском метро виден дом костей, куда скидывали останки умерших от чумы.

В Афинах, когда строили метро, естественно, много чего нашли. И сегодня при входе на некоторые станции можно увидеть археологический разрез под стеклом — все слои с кусками стен, полов, предметами, торчащими из земли.

Мне таким идеальным объектом кажется Пестум — древнегреческий город на юге Италии. С храмами, домами, мостовыми, общественным туалетом с водопроводом (на него все обращают внимание).

Один мой приятель-археолог, который раскапывал античный туалет, утверждал, что там до сих пор пахнет нечистотами.

Главное, чтобы запах учуяли посетители. В Иродионе в пещере, сгоревшей во II веке, окаменевшие головешки до сих пор пахнут гарью, и это создает эффект нашего присутствия при пожаре. А в Пестуме можно представить себе в деталях, как жили люди два тысячелетия назад, как они сидели на этих каменных, стоящих полукругом унитазах и болтали друг с другом.

В Израиле тоже есть такой город, даже два — Кесария, обнаруженная итальянской экспедицией в 1960-х годах, и Бейт-Шеан, где тоже театр, как в Кесарии, фонтаны, но нет моря, поэтому его меньше любят.

Никто ведь не купается в Кесарии в момент осмотра, но то, что на заднем плане маячит Средиземное море, делает ее идеальным памятником: возникают мысли о Римской империи, и паломникам легко представит себе, что отсюда плыл апостол Павел. Море соединяет это место в нашем сознании с Римом, с аркой Пальмиры из учебника истории. К тому же все любят колонны. А бронзовый век или железный — не любят. Приезжает человек, скажем, в Мегиддо, где должен был случиться Армагеддон. Ему говорят, что вот тут эпоха царя Соломона, а там вообще средняя бронза — XX век до н.э., а человеку все кажется одинаковым. Или, например, Иерихон — колонн там тоже нет.

Зато это древнейший город на земле.

Иерихон больше не считают городом, но, безусловно, это одно из самых древних поселений. И турист не видит там колонн и моря, только насыпь и оплавленные, как воск, остатки построек из сырца. Это III тысячелетие до н.э. А башня — Х тысячелетие до н.э., неолит. Турист спрашивает, где стены, рухнувшие от звука библейских труб. Ему говорят, что рухнули. И он едет дальше смотреть на колонны и отдыхать.

А есть потрясающе сохранившиеся ветхозаветные памятники. Например, Хацор — самый большой город Ханаана до прихода туда древних евреев. Дворцы и памятники невероятные. Все это сгорело в страшном пожаре — в слоях видны обуглившиеся деревянные балки. Древние евреи все сожгли и сами там поселились. Тогда это были кочевники — примерно X век до н.э., — даже горшки толком лепить не умели, и ничего от них не осталось, кроме мусорных ям. Поневоле задумаешься, как из этих дикарей выковалось племя, которое понесло культуру в массы.

Но тут возникает другая проблема: как показывать, чтобы не растащили? Там нашли базальтовые ортостаты (вертикальная каменная плита в нижней части стены для усиления конструкции. — TANR) со львами. Если оставить — их точно украдут.

Кражи на месте раскопок — это общее место?

В большинстве стран — конечно. Хотя есть исключения: например, Грузия. Казалось бы, экономическая ситуация тяжелая, население в массе своей бедствует, но, если кто-то находит вещь музейного уровня, он несет ее в музей. И в советские времена, когда в Грузии проводили раскопки, там находили много золота. Везде бы в такой ситуации потребовалась охрана, а в Грузии она была не нужна.

Можно построить рядом с раскопом музей и перенести туда все движимое, как в Пестуме.

Хороший вариант. Но умнее всего поступили в Вергине — там, где гробница Филиппа II, отца Александра Македонского. Ее раскопали в 1980-х годах, увезли все, что нашли, в музей в Салоники и постепенно превратили в музей саму гробницу. Через узкий лаз ты проходишь внутрь кургана, попадаешь в темный зал с подсвеченными предметами, видишь скульптуры, фрески, оружие. По мере продвижения внутрь градус эмоционального возбуждения растет. В глубине зала, после золотых дубовых венков, в маленькой витрине стоит ларец с останками. Видимо, пустой. И наконец, ты попадаешь в гробницу, в которой сохранен археологический срез, и видишь фреску с изображением охоты… Сумасшедшая живопись! Никакой другой археологический памятник не производил на меня такого впечатления. Но на гробницу в Вергине Европейский Союз выделил сумасшедшие деньги. Больше таких никто не даст.

А показывать археологию тем не менее надо.

И не только руины и колонны, важно показывать процесс. Есть такая европейская затея — археологический театр. Это когда раскоп открыт для публики. Но не так, чтобы люди топтали и мешали, а чтобы сверху, с помоста, можно было посмотреть, насколько это тяжелое и медленное дело. Когда люди постоянно видят археологические процессы и читают публикации на эту тему — там нашли то-то, а там то-то, — с одной стороны, им становится интересно, а с другой — археологи начинают их меньше раздражать. Читаем в газете: в Зарядье обнаружили первую в Москве целую берестяную грамоту (вообще-то она четвертая, до нее было три обрывка), и текст в ней, про неудачную поездку в Кострому и «гаишников» XIV века, такой смешной и такой московский, что все порадовались и посмеялись. И это изменило отношение к археологам. Тут бы сразу и подвести идеологическую подоплеку: дескать, если бы копали не специалисты, грамота бы погибла.

Но так ведь и есть.

Это надо объяснять, иначе у людей будет ощущение, что они имеют шансы найти что-то такое, просто роя яму у себя во дворе.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Платиновый юбилей, или 70-летие, царствования королевы Елизаветы II, пик празднований которого пришелся на июнь, привлек новую волну внимания к личности монарха, которому простительно быть выше вкуса
26.07.2022
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+