В борьбе с бедностью умов

В кураторском проекте Алехандро Аравены об архитектурной борьбе с кризисом, дефицитом ресурсов и экологическими опасностями MATREX российского архитектора Бориса Бернаскони обозначает борьбу с банальностью и бедностью умов

Проект Matrex Бориса Бернаскони. Фото Italo Rondinella/La Biennale di Venezia
Проект архитектурного бюро LAN. Фото: Francesco Galli. Courtesy: La Biennale di Venezia
Проект Matrex. Фото: Italo Rondinella. Courtesy: La Biennale di Venezia
Проект Matrex. Фото: Татьяна Тафинцева
Проект Matrex. Фото: Italo Rondinella. Courtesy: La Biennale di Venezia
Павильон Ирландии. Фото: Татьяна Тафинцева
Павильон Ирана. Courtesy: La Biennale di Venezia
Алехандро Аравена. Инсталляции из остатков прежних проектов биеннале. Courtesy: La Biennale di Venezia
Павильон Колумбии. Фото: Татьяна Тафинцева
Проект Matrex Бориса Бернаскони.
Фото: Italo Rondinella/La Biennale di Venezia
Проект архитектурного бюро LAN.
Фото: Francesco Galli. Courtesy: La Biennale di Venezia
Проект Matrex.
Фото: Italo Rondinella. Courtesy: La Biennale di Venezia
Проект Matrex.
Фото: Татьяна Тафинцева
Проект Matrex.
Фото: Italo Rondinella. Courtesy: La Biennale di Venezia
Павильон Ирландии.
Фото: Татьяна Тафинцева
Павильон Ирана. Courtesy: La Biennale di Venezia
Алехандро Аравена. Инсталляции из остатков прежних проектов биеннале. Courtesy: La Biennale di Venezia
Павильон Колумбии.
Фото: Татьяна Тафинцева

На открывшейся в Венеции архитектурной биеннале заявленная куратором Алехандро Аравеной тема «Репортаж с линии фронта» представлена во всей мощи. Начинает ее кураторское «приветствие» в Арсенале: инсталляция в первом же зале сделана из 100 т мусора от предыдущей выставки и буквально заставляет пригнуться от масштаба повисших над головой 14 км алюминиевого крепежного профиля. Все выбранные Аравеной участники, представленные в Арсенале и в основном павильоне в садах Джардини, отвечают на один вопрос: как с помощью архитектуры в условиях глобального кризиса бороться со всевозможными проблемами? Каждый проект рассказывает свою историю, предлагает решение своих задач. Нищета, преступность, необразованность, экологические опасности, дефицит ресурсов, условия ландшафта и даже банальность — во всех работах архитекторов концепция предпочтительнее эстетики. Множество деревянных и гипсовых макетов зданий, районов и целых городов, которые можно преобразовать и улучшить, или же впечатляющих размеров макет реконструированного и обновленного жилого дома, который французское бюро LAN предлагает как альтернативу ненужным новым постройкам, загромождающим пространство, — всё это предложения, которые готовы наконец найти спрос. Это чертежи иранцев в размере 1:1, чтобы строить быстро и дешево, или видеоинсталляция проектов школ на открытом воздухе, или «спасительная» лестница из прессованных опилок, которые и должны спасти Буркина-Фасо от дефицита жилья. Та же цель у колумбийского проекта по использованию бамбуковых каркасов для постройки домов в бедных районах, и проекта декриминализации Южной Африки путем реорганизации городских пространств — жизнь не будет развиваться там, где для нее нет условий, почти все африканские архитекторы разом поддерживают эту мысль. Не обошлось и без домов-пазлов, популярных в Азии, и без размышлений о политике (египтяне перед своим павильоном даже показали эффектный перформанс про бюрократию в архитектуре), и, конечно же, без темы надвигающейся экологической катастрофы.

Из всего многообразия архитектурных проектов, которые вызывают не трепет восхищения, а скорее желание немедля отправиться волонтером строить жилища для нуждающихся, особенно выделяется проект здания MATREX российского архитектора Бориса Бернаскони. Огромный макет многомиллионного проекта выглядит слегка издевательски среди пенопластового или деревянного будущего в макетах других участников, которому, возможно, и сбыться-то не суждено. Однако Алехандро Аравена выбрал его в качестве образца столь же важной борьбы — борьбы с банальностью. На фоне бедствующих или разрушенных городов синяя «матрешка» из Сколково смотрится ярким пятном и выбивается из общего ощущения выставки. Миниатюрные люди-модельки, заполонившие 3,5-метровый макет, очень реалистичны и даже эмоциональны, живут своей жизнью: работают, отдыхают, слушают музыку и наслаждаются шедеврами живописи в музейной спирали. MATREX повествует не о бедности финансовой, но о бедности идейной, с которой он и борется: изобретает новые виды работы с пространством, играет с материалами и подходами, не ограничивается, растет и не боится своих масштабов. MATREX — это многофункциональное пространство, где офисы соседствуют с концертным залом, садом, музеем, ресторанами и прочими местами для отдыха. В нем такое разнообразие занятий, что невозможно застрять в одной эмоции, и в этом тоже борьба с бедностью — с бедностью умов.

Интерес публики к российскому не ограничивался вальяжным проходом мимо — почти каждый вчитывался в описание, листал книгу о здании и фотографировал застывшую жизнь маленьких пластиковых людей внутри. В бюро Bernaskoni продумали все: от визуальных эффектов до звуковых. По яркости впечатлений сравниться с нашей «матрешкой», пожалуй, могли только ирландцы с их видеопроекциями чертежей здания для пансиона страдающих болезнью Альцгеймера. Яркие сменяющиеся проекции, где процесс создания чертежа продолжала идея о том, что происходит в мозге больного человека, сопровождался гипнотическим саундтреком. Правда, длинную программу проекции целиком досматривали не все, да и павильон, скрытый в переходе из одного здания в другой, кто-то пропускал по пути на Северную набережную Арсенала, где расположился грандиозный павильон Италии. В отличие от MATREX, который пропустить было просто невозможно: он стоит прямо в проходе, чуть ли не сразу после вступительного «мусорного зала» Аравены. Нельзя не признать, что на фоне хаотичных строек и архитектурных попыток спасти планету MATREX смотрится хоть и немного из ряда вон, но надежды добавляет.

Самое читаемое:
1
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
В залах на Крымском Валу представили новую экспозицию отечественного искусства XX–XXI веков
07.06.2021
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
2
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
Телезвезда, ведущий популярных ток-шоу Андрей Малахов рассказал нам о своей коллекции современного искусства, опыте аукциониста, художниках, с которыми интересно, и о мечте превратить родной город Апатиты в тотальный арт-объект
09.06.2021
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
3
Дело Юлии Цветковой продолжается
Проходят судебные слушания по делу Юлии Цветковой. В ее защиту выступили многие художники и люди искусства
08.06.2021
Дело Юлии Цветковой продолжается
4
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
Выставка к 800-летию Александра Невского в Западном крыле Третьяковки собрала все хрестоматийные исторические картины, созданные за два века классической русской живописи
23.06.2021
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
5
Выставочный дизайн: прорывы и риски
«Мечты о свободе» в Третьяковке, графика Дюрера в Историческом музее и другие выставки: что сегодня происходит в музейном выставочном дизайне, чего следует ждать и чего опасаться
10.06.2021
Выставочный дизайн: прорывы и риски
6
Культура на природе: музейные фестивали в июне
Рассказываем, как провести начало лета с удовольствием. Музеи-усадьбы, парки и просто зеленые лужайки, где в первый летний месяц пройдут культурные мероприятия
04.06.2021
Культура на природе: музейные фестивали в июне
7
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Самым дорогим произведением классического искусства русской недели торгов в Лондоне стал «Лунный свет над Днепром» Ивана Айвазовского, а современного — «Небосвод» Эрика Булатова
11.06.2021
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+