Почти советская «Правда»

№43, май 2016
№43
Материал из газеты

На русский впервые переведен моральный кодекс фотожурналиста — знаменитая «Правда не нуждается в союзниках» Говарда Чапника

Чапник Г. Правда не нуждается в союзниках: Фотожурналистика изнутри. СПб.: Клаудберри, 2016.
Чапник Г. Правда не нуждается в союзниках: Фотожурналистика изнутри. СПб.: Клаудберри, 2016.

Книга Говарда Чапника (1922–1996) — это одновременно манифест, мемуары и учебник, обрушивающий на читателя лавину имен, фактов и цитат. Некоторая хаотичность текста объясняется, видимо, расчетом на широкую аудиторию. Кто-то найдет здесь точные и трезвые размышления о законах того или иного жанра, о фотоэссе и фотокнигах, об эстетике фотожурналистики и ее антропологическом измерении, о секретах успеха. Трезвые, поскольку книга написана одним из самых влиятельных фоторедакторов Америки, ни на секунду не забывающем о важности фотобизнеса. И возможно, немного устаревшие, поскольку оригинал вышел в 1994-м, накануне массированного вторжения в бизнес цифровых технологий и Интернета.

Для кого-то книга окажется практическим пособием со множеством дельных советов: скажем, как составить первое портфолио, сделать хорошую подпись под фотографией, выбрать агента, защищать авторские права, даже каковы дресс-код и правила этикета фоторепортера. Но главное, это учебник гуманистической этики, сразу же предупреждающий читателя: «Фотожурналистика неотделима от сознательного и совестливого отношения к миру, которым должен быть наделен тот, кто ею занимается».

Около полувека Чапник, поднявшись по карьерной лестнице от курьера до президента, трудился в фото­агентстве Black Star, служившем главным поставщиком материалов для журналов Life и Time. С Black Star сотрудничали Анри Картье-Брессон, Роберт Капа, Мартин Мункачи, Жермена Круль, Билл Брандт, Уильям Юджин Смит, Марио Джакомелли, Энтони Сво и другие великие, добрая половина антологии фотографии XX века прошла через руки Чапника.

Обобщая опыт нескольких поколений «неравнодушных фотографов», он составляет нагорную проповедь для всех, кто собирается пойти путем самоотречения и самопожертвования, поставив свою камеру на службу миру и прогрессу, как писали в советских газетах.

Порой текст Чапника, кому, несмотря на всю деловую хватку, удается сохранять прекраснодушный романтический идеализм, кажется настолько советским по духу, что, когда заходит речь о случаях из собственной практики, вместо Black Star ожидаешь увидеть «Фотохроника ТАСС».

Автор свято и наивно верит в объективность и правду: «Фотожурналисты исключительно объективны. Их объединяет приверженность к правде и реальности». Он не сомневается в том, что правдивая фотожурналистика способна изменить мир: «Я видел, как фотография оказывала сильное влияние на понимание людьми мира, в котором они живут, на восприятие важных социальных и политических вопросов». Он считает фотожурналистику совестью человечества — совесть не боится боли и грязи: «Лучшие фотожурналисты не думают о том, как бы не задеть чувства зрителя. Они не избегают неприятного и противоречивого… Гуманизм требует от нас не отводить взгляд от того, что раздражает общество. Фотография усиливает гуманистическую традицию, заставляя нас смотреть на то, чего в противном случае мы никогда бы не увидели. Она напоминает нам, что все мы — из одной человеческой семьи и судьбы наши теснейшим образом переплетены».

Впрочем, это не только совесть человечества, но и его память: «Фотография, будучи очевидцем истории, дает свидетельские показания на суде общественного мнения». В общем, настоящая фотожурналистика — это реализм, как его понимали отечественные критики 1960-х, и забавно, что среди своих кумиров из мира литературы и искусства Чапник называет Евгения Евтушенко (правда, Рудольф Нуриев тоже упоминается как фанатично преданный делу художник).

Однако примеры, какими щедро подкреплен этот моральный кодекс фотографа-гуманиста, плохо вписывались как в советскую пропаганду, так и в советские представления о том, какой должна быть пропаганда американская.

Для фотожурналистики по Чапнику нет запретных тем, и нет их прежде всего в своей стране, будь то война во Вьетнаме, дискриминация афро- и латиноамериканцев, борьба за гражданские права, эпидемия наркомании, бездом­ные, детская проституция, насилие над женщинами или феминистская революция.

Чапник возмущен и пентагоновской пропагандой в фотожурналистике во время войны в Персидском заливе, и любыми попытками цензуры — военной или гомофобной, как было с Робертом Мэпплторпом. Словом, при всей кажущейся советскости книга Чапника совершенно свободна от сервильности, ханжества и фарисейского морализаторства, и поэтому она своего рода пролог к трактату об этике фотографии следующего поколения, а именно к Смотрим на чужие страдания Сьюзен Сонтаг. Вряд ли что-то подобное могло вырасти из сочинения редактора «Фотохроники ТАСС».

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
7
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+