18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Андрей Сарабьянов: «Искусство, которое пока не было востребованно, теперь становится востребованным»

Завтра в Еврейском музее и центре толерантности открывается первая из двух выставок, запланированных в рамках выставочного проекта «До востребования. Коллекции русского авангарда из региональных музеев», представленная совместно с «Энциклопедией русского авангарда». Для участия в ней куратору Андрею Сарабьянову удалось собрать уникальную коллекцию малоизвестного авангарда из региональных музеев 19 российских городов: Архангельска, Астрахани, Ельца, Иванова, Кирова, Козьмодемьянска, Костромы, Краснодара, Нижнего Новгорода, Омска, Ростова, Самары, Саратова, Слободского, Тотьмы, Тулы, Уфы, Чебоксар, Ярославля. Андрей Сарабьянов рассказал TANR о другом Малевиче, расширении хронологических рамок авангарда и о том, почему под картинами не будет этикеток.


Как появилось название выставки и что оно означает?

Название, как водится, появилось в итоге долгих и мучительных поисков, выбирали из массы вариантов. А означает оно то, что искусство, которое пока не было востребованно, теперь становится востребованным, — конкретные вещи, многие из которых хранились в запасниках и фактически были изъяты из научного и культурного обихода. Наши региональные фонды могут быть известны всему миру, вещи оттуда ездят на выставки, люди знают их, эти картины появляются на многих выставках, они опубликованы — но какая-то часть этих фондов остается неизвестной. И эти две выставки, нынешняя и следующая, что откроется весной 2017 года, продолжение нынешней, должны предъявить неизвестные до сих пор произведения и даже малоизвестные имена. Так, у ряда произведений совсем недавно появились новые атрибуции.

Например?

Например, у двух работ Ивана Клюна и Ольги Розановой. Они числятся в Елецком городском краеведческом музее как «неизвестный художник», а я их атрибутировал как Клюна и как Розанову.

При этом как станут выглядеть на выставке известные имена? Привычно воспринимать авангард так, каким он представлен в Третьяковской галерее и Русском музее. Ну а если брать малоизвестные работы, что выйдет? «Малевич без галстука»?

Малевич — особый случай, он во всем мире хорошо известен. Тем не менее у нас будет одна работа, графическая, которая мало показывалась и мало публиковалась. Широкой публике неизвестна. И она представляет совсем другого Малевича, совершенно непривычного.

Вскоре после выхода «Энциклопедии русского авангарда», где вы были редактором-составителем, вы становитесь куратором не менее масштабного проекта, связанного с русским авангардом. Как связаны между собой эти два события?

Выставка возникла по следам «Энциклопедии русского авангарда» (в создании которой принимало участие более 200 специалистов), это еще один результат наших поисков. В процессе работы над ней открылась масса имен малоизвестных художников, а порой и совсем неизвестных или забытых; почти все вещи опубликованы в «Энциклопедии» — но поскольку она такая массивная, более 3 тыс. иллюстраций, то эти имена и работы недостаточно прозвучали. Теперь мы показываем их живьем.

Продолжая тему связи двух проектов, можно сказать, наверное, что выставка должна продемонстрировать энциклопедически широкое представление об авангарде. И это принципиально. С самого начала, от символизма, где мы обнаруживаем какие-то начальные стадии авангарда, и до позднего конструктивизма: мы расширяем хронологические рамки авангарда. На выставке будут имена, представляющие собой чистый символизм, но и по этим работам видно, что они по сути уже авангардные: по каким-то новым приемам, по мировоззрению, если можно так сказать. Например, Василий Милиоти, известный символист. Или что касается мастеров совсем неизвестных: например, Алексей Кокель — от него вообще мало что осталось, а у нас он будет представлен двумя работами.

Главный куратор Еврейского музея Мария Насимова рассказала, что изначально вы рассчитывали привлечь около 400 вещей, а в итоге будет примерно по сотне на каждой из двух выставок.

Естественно, какие-то вещи музеи просто не могут дать — по разным причинам. Сейчас многие делают собственные экспозиции искусства авангарда и уже не могут их разрушать ради выставки. Какие-то вещи уходят на другие выставки: выставки авангарда идут по всему миру. Например, екатеринбургский музей не смог участвовать в нашем проекте, потому что в конце декабря открылась огромная выставка «Революция в искусстве» из его коллекции в Венгерской национальной галерее в Будапеште. Кроме того, какие-то вещи находятся в плохом состоянии, их просто нельзя перевозить.

Когда нужен был компромисс — что можно взять вместо того, что взять нельзя, — как вы это решали?

Я бы не назвал это компромиссом, так как главный наш принцип отбора вещей на выставку всегда оставался неизменным. А главный принцип — чтобы вещь была не заезжена. Чтобы ее не видели москвичи, чтобы она была не более двух-трех раз на выставках. Вот это был критерий. Далее — чтобы более-менее равномерно были представлены эпохи и мастера. Не просто, скажем, 20 Лентуловых, а 3 Куприна. Чтобы был баланс, соответствующий тому пути, по которому шло русское искусство. И он, думаю, достигнут. И в смысле экспозиции, 100 работ — это то, что хорошо воспринимается зрителем.

Мария Насимова еще говорила, что между собой вы обсуждали разные сценарии экспозиции. Идея показывать сперва фигуративное искусство, а потом абстракцию показалась неинтересной?

Было несколько идей касательно того, как это показывать. Например, монографически: каждого художника отдельно. Но, пораздумав, решили, что хронологически будет правильнее. Будет выстроена хронология русского авангарда — от 1900-х годов до 1917–1918 года, а на второй выставке, соответственно, от 1917–1918 года и до конца 1920-х. Хронологически будет все более-менее последовательно: символизм, неопримитивизм, беспредметность, и вещи будут скомпонованы по этим эпохам внутри авангарда, однако это будет не строгая хронология. Немножко все-таки будет намешано, чтобы зрительный ряд был более эффектным, а не просто ради того, чтобы было железно одно за другим. Просто чтобы зрительно одно с другим лучше сочеталось. Не будет этикеток, кстати, под картинами. Посетителям станут выдавать экспликации, где будет объясняться, где картина какого автора. Так что надо будет ходить и сверяться с текстом.

Сколько вообще времени ушло на этот проект?

Когда только открылся Центр авангарда при Еврейском музее, одной из его задач было сделать такую выставку. Так что мы делаем ее довольно давно. Я пришел в музей не только с этой идеей, но и с проектом курса академических лекций. Образовательная программа стала реализовываться сразу, а выставочная часть наших планов воплощается сейчас.

Помимо региональных музеев существуют музейные коллекции русского авангарда в республиках бывшего СССР.

Про зарубежные музеи мы даже не думали. Я хотел музеи именно российские и именно региональные; по той же причине мы сознательно не обращались ни в Третьяковскую галерею, ни в Русский музей — хотя и обратились в такой большой музей, как Саратовский художественный имени Радищева: огромная коллекция, значительный музей. Мы заранее себя ограничили: Россия и именно региональные музеи.

Из российских какие-то коллекции остались для вас недоступными?

Кроме екатеринбургского музея, отказов у нас не было. Имейте в виду, что будет вторая выставка и там будут другие музеи. Так что в итоге мы охватим все музеи, где есть авангард.

Удивительно, как вообще вам удалось привлечь к сотрудничеству госмузеи!

Хорошее отношение к нам было во всех музеях, еще когда создавалась «Энциклопедия русского авангарда». Притом я много лет занимаюсь региональными музеями и их коллекциями авангарда. Меня там все знают. Связи, которые были наработаны за многие годы, тут очень помогали.

Каталог выставки будто еще один полутом «Энциклопедии русского авангарда» — что в нем?

Кураторская вступительная статья, разъясняющая выставку, содержание и устройство ее. Несколько текстов по музейным коллекциям — краткие истории собраний, написанные сотрудниками музеев. Биографии художников. В подписях к картинам довольно подробные описания работ, данные о поступлении и появлении в музейной коллекции. Академический подход.

Что будет после выставки — ну, кроме подготовки второй ее серии?

Планировалось, когда в Еврейском музее создавался Центр авангарда, сделать издательскую программу (пока она еще не начата, надеюсь, что она будет), где появятся небольшие монографии о малоизвестных художниках авангарда. Это может быть небольшая книжечка: 10–20 иллюстраций, сколько наберется по известным источникам, плюс какие-то архивные сведения. Специалисты уже пишут. Серия пока только формируется; я еще не знаю, выйдет ли она именно в Еврейском музее, но, надеюсь, она все же состоится.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+