Первопечатник авангарда, или Галактика Ильязда

№40, февраль 2016
№40
Материал из газеты

Весь Илья Зданевич, от футуристического тифлисского периода до парижского. Впервые на родине

Жоан Миро. Иллюстрация издания Ильязда.
Нико Пиросманишвили. Портрет Ильи Зданевича. 1913.
Коко Шанель в костюме джерси по рисунку Ильязда. 1929
Макс Эрнст. Иллюстрация издания Ильязда. Париж, 1959.
Илья Зданевич. Август 1912 года. Фотография.
Пабло Пикассо Бумага, цветной офорт Иллюстрация издания Ильязда
Жоан Миро. Иллюстрация издания Ильязда.
Нико Пиросманишвили. Портрет Ильи Зданевича. 1913.
Коко Шанель в костюме джерси по рисунку Ильязда. 1929
Макс Эрнст. Иллюстрация издания Ильязда. Париж, 1959.
Илья Зданевич. Август 1912 года. Фотография.
Пабло Пикассо Бумага, цветной офорт Иллюстрация издания Ильязда

Выставка в ГМИИ поэта-футуриста, изобретателя заумного языка, теоретика «всёчества», друга Пикассо и Миро, художника-дизайнера, метранпажа и издателя уникальных livres d’artistes Ильи Зданевича хотя и опоздала на год к его 120-летию, но оказалась весьма приближенной к 40-летию со дня смерти. Он скончался в Париже в Рождество (25 декабря) 1975 года — почти так, как сам и предсказывал. И сразу же по всему миру стали открываться его памятные ретроспективы, в ряду которых была одна из первых (1978) в тогда только что открывшемся Центре Помпиду.

На родине Зданевичу, выходцу из польско-грузинской семьи, родившемуся, как и его брат, художник-футурист Кирилл Зданевич, в Тифлисе, смогли воздать должное лишь в либеральном 1989 году. Московская выставка — его первая полноценная ретроспектива в России — стала возможна во многом благодаря энтузиазму отечественных ценителей и пропагандистов livre d’artiste — Бориса Фридмана и Георгия Генса.

Содействие выставке московских коллекционеров оказали французский архив Ильязда в Марселе и собрание фирмы Chanel, Российский государственный архив литературы и искусства и Музей Анны Ахматовой. Благодаря им оказалось возможным показать почти все, что создал Зданевич в Петербурге, Москве, Тифлисе и Париже между 1913 и 1975 годом.

Непреходящий интерес к творчеству Зданевича можно объяснить его непреходящей же современностью. Как во времена футуризма, когда он помимо скандальных заявлений и публичных акций с Михаилом Ларионовым и Ко продемонстрировал то, на какое творческое безумие способен простой типографский набор, так и в послевоенные годы, когда его издания показали новому поколению революционеров-летристов, насколько далеки от новаций их опусы, да и в 1960-е, когда во Франции заговорили о возвращении дадаизма.

Зданевич всегда был на виду и среди звезд: и когда водил дружбу с гуру футуризма Маринетти, и когда вытолкнул на авангардную арт-сцену неизвестного народного художника Нико Пиросманишвили (выставка Мишень, 1913), и когда будоражил буржуазный Тифлис 1918–1919 годов акциями и изданиями «Синдиката футуристов» и группы «41º», и потом, в Париже 1920-х, когда организовывал группу «Через», артистические балы в поддержку художников-эмигрантов, и в ­1930-е, когда стал художником-декоратором, а затем арт-директором Chanel.

Более литератор, чем художник, Зданевич (в Париже уже Ильязд) смог превратить литеры, слова и фразы в изобразительное искусство. Его безумные наборы пенталогии, то есть серии книг из пяти «дра» (драм), 1910-х почти сразу же стали образцами инновационной типографики. А заумный язык, которым написаны его «дра» (Янко, круль албанскай; Асёл напракат; Остраф Пасхи и другие), своего рода фонетическая запись псевдонародного языка с намеренным искажением общепринятой орфографии, нашел продолжение в Рунете 2000-х, обернувшись «падонкаффским» или «падонским» языком (он же «олбанский йезыг»).

Ильязд 1940-х и последующих лет отличается от предыдущих «зданевичей». На смену лихим налетам на наборную кассу пришла методичная, но тем не менее революционная работа с типографикой. Среди художников-соавторов Ильязда по изданию двух десятков livres d’artistes оказались Пикассо, Миро, Брак, Дерен, Джакометти, Шагал.

Порой их усилия Ильязд соединял в одном издании, как в антологии 1949 года Поэзия неизвестных слов, над которой работали 23 художника. Иной же раз он, движимый каким-то мистическим озарением, доверял книгу одному мастеру. Таким для книги Максимилиана, или Незаконная астрономическая практика (1964) стал Макс Эрнст, которому была близка судьба неприкаянного и вечно гонимого астронома Эрнста Темпеля, открывшего планету Максимилиана. Впрочем, и в здесь образовалось небольшое созвездие из астронома и художника — анаграмма немецкого Stern — «звезда». Без звезд Ильязд себя не представлял.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Что такое народное творчество сегодня, как проявляются представления о красоте в бытовой жизни, что превращает наивные поделки в настоящие произведения искусства — на эти вопросы пытается ответить проект «Эстетика бриколажа» в Музее ДПИ
01.08.2022
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+