Алиса Прудникова: «Зрителю нужно будет пройти лабиринт из 108 номеров на 10 этажах»

Гостиница «Исеть» – место проведения основного проекта биеннале. Фото: Вячеслав Солдатов
Гостиница «Исеть» – место проведения основного проекта биеннале.
Фото: Вячеслав Солдатов

9 сентября в Екатеринбурге и городах Урала начинает работу III Уральская индустриальная биеннале современного искусства. Ее комиссар и художественный руководитель, директор Уральского филиала Государственного центра современного искусства Алиса Прудникова рассказала корреспонденту TANR Павлу Герасименко о том, каких сюрпризов ждать зрителям от биеннале этого года и что будут обсуждать устроители биеннале со всего мира на заседании своей всемирной ассоциации, которое также пройдет в Екатеринбурге уже через месяц.


II Биеннале состоялась больше двух лет назад, в 2012 году. В чем причина перерыва? Помог ли вам еще один год и чем?

Причина скорее формальная, нежели логистическая: мы перенесли Уральскую биеннале на нечетные годы, чтобы развести два больших проекта, которыми оперирует ГЦСИ — Московскую молодежную и Уральскую индустриальную, — по разным годам, прежде всего для балансирования с финансированием. Но нам этот дополнительный год дал возможность получить самое невероятное пространство для основного проекта — знаменитую конструктивистскую гостиницу «Исеть». Дело в том, что только в конце прошлого года мы узнали, что гостиница закрыта, и стали работать над вопросом размещения там основного проекта биеннале. Так мы познакомились с Федеральным агентством по управлению и охране памятников культуры и добились разрешения провести там биеннале до того, как гостиница официально закроется на реконструкцию.

Слово «освоение», описывающее то, что происходит с промышленными пространствами под воздействием искусства и так называемой креативной индустрии, как правило, относится к заброшенным производствам. Однако в Уральской индустриальной биеннале участвуют действующие предприятия — применим ли термин «освоение» к ним? Ощущается ли какое-то влияние искусства, отклик на него на заводах между биеннале, в обыденном режиме? Если сформулировать еще точнее, то возникает ли новая память этих мест, начинает ли здесь работать сверхновейшая история

Исследовательской темой II Биеннале было «применение» — нас особенно интересует анализ общественных пространств, используемых не по их первоначальному назначению, «применяемых» в процессе потребления, материального или символического. Все это связано, конечно, с одним из определений биеннале — она индустриальная, и это понятие мы каждый раз заново продумываем: в частности, могут ли индустриальные пространства, будучи «примененными» для выставок в ходе биеннале, противостоять превращению искусства в объект пассивного потребления? С другой стороны, мы хотим осмыслить искусство как практику применения, переосмысления и деформации, практику, признающую неизбежность и своей собственной апроприации зрителями-потребителями. Если проследить судьбу биеннальных объектов, то главная наша площадка в 2010 и 2012 годах — здание типографии «Уральский рабочий» — стала пространством для одного из самых популярных клубов «Дом печати», на втором этаже поселилось множество молодежных кафе, баров, чайных и ресторан. Но в случае с гостиницей «Исеть» я рассчитываю, что искусство оттуда уже не уйдет, и мы обсуждаем сейчас с агентством ее будущее как арт-гостиницы.

Алиса Прудникова – комиссар Уральской индустриальной биеннале. Фото: Евгения Улаз, цех #6
Алиса Прудникова – комиссар Уральской индустриальной биеннале.
Фото: Евгения Улаз, цех #6

Многие современные западные художники уверены в необходимости прямой социальной миссии искусства, которое они делают. При столкновении с реальностью — а российской социальной реальностью в особенности — ответственный социальный художник может пережить разочарование или как минимум испытать экзистенциальный опыт. Были ли уже такие художники среди участников биеннале? Есть ли зарубежные авторы, которые возвращаются, то есть принимают участие в Уральской биеннале не в первый раз? Если да, то как изменяется их впечатление?

Можно сказать, что все иностранные художники, участвующие в нашей программе арт-резиденций, которая работает с действующими производствами, изначально настроены довольно критически к реальности производственного процесса как глубоко эксплуатационной модели. Их всех интересует прежде всего общение с рабочими, понимание их жизненных реалий и философии, и экзистенциальный опыт, несомненно, присутствует в каждой из этих историй. Интересно, что практически все художники — участники программы резиденций этого года в итоге делают не тот проект, который был разработан в результате двухэтапного конкурса. Вообще это самая динамичная программа биеннале: мы ее начали интервенцией на главные заводы-гиганты Екатеринбурга (Уралмаш, Верхне-Исетский завод), продолжили в моногородах Свердловской области персональными site-specific-проектами художников, а в этом году они все преодолели больше 4 тыс. км в «мобилизационном» автобусе и изучали площадки резиденций все вместе.

Продолжающихся проектов немного, мы стараемся ротировать заводы, но постоянные партнеры появляются: таким стала «Титановая долина» — особая экономическая зона на Урале, которую мы изучаем совместно с художниками из Силиконовой долины — участниками биеннале Zero 1 в Сан-Хосе. Начавшись в 2012 году в виртуальном формате, когда в игре Minecraft конструировался мир будущей «Титановой долины» и создавался ее символ, проект перерос в большое исследование возможных апокалиптических сценариев и необходимой реиндустриализации, когда современное поколение, лишившись помощи Google, должно будет «вспомнить» базовые физические законы.

Что можно сказать о пространстве основного проекта, гостинице «Исеть», хотя бы с точки зрения формальных экспозиционных требований и задач? Насколько оригинальность этого пространства способна (и будет ли?) отформатировать показываемое в нем искусство?

Пространство гостиницы «Исеть» — антивыставочное по большому счету, специфика его помещений (от 6 до 12 кв. м) определяется изначальным функционалом общежития для малосемейных чекистов. Приглашая кураторов в это пространство, интереснее всего было обсудить возможные сценарии взаимодействия со зрителем, которому, как в  IКЕА, нужно будет пройти лабиринт из 108 номеров на десяти этажах. Коридорная специфика пространства продиктовала режим тет-а-тет в общении с произведениями, кураторы выбрали стратегию минимального вмешательства в изначальную архитектуру гостиницы. Один из кураторов основного проекта Ли Чженьхуа вообще попросил оставить гостиничную мебель там, где она стояла, и каждый художник его части проекта должен «обжить» это пространство для своего проекта. Плюс в этот раз мы решили максимально сконцентрировать ресурсы на приглашении художников и создании произведений на месте, нежели на транспортировке из разных уголков мира, так что комнаты гостиницы на время пребывания в них художников также становятся студиями-резиденциями.

Гостиница «Исеть» – место проведения основного проекта биеннале. Фото: Вячеслав Солдатов
Гостиница «Исеть» – место проведения основного проекта биеннале. Фото: Вячеслав Солдатов
Альфредо Джаар. Три женщины. 2010. Инсталляция
Альфредо Джаар. Три женщины. 2010. Инсталляция
Джомпет Кусвидананто. Модель массы и взрыва. 2014. Объект
Нгуен Чинь Тхи. В дыму и облаках. 2015. Видео
Медиагруппа Битник. Случайные покупки в Даркнет. 2015. Видео и медиаинсталляция в Музее искусств Сен-Галлен
Алиса Йоффе. Punk Fraction2. 2014. Фотобумага, тушь
Цао Кай. Лето 1969. 2002–2012. Видео.
Катерин Биокка. Кристальный Мартинез. 2015. Говорящая скульптура
Катерин Биокка. Кристальный Мартинез. 2015. Говорящая скульптура
Ли Ляо. Односпальный номер 01. 2011. Перформанс, видеодокументация
Светлана Шуваева. Без названия. 2014. Картон, акриловые маркеры
Синиша Илич. Объединенные. 2014. Инсталляция
Юрко Коваль. Мечты о недописанной картине. 2011. ДВП, авторская техника
Юрко Коваль. Солнечный день. 2012. ДВП, авторская техника, акрил
Янь Син. Ленин в 1918. 2013. Инсталляция, скульптура, фотография, живопись
Йоко Оно, художник – участник основного проекта 3-й Уральской индустриальной биеннале. Фото: Матту Плацек
Экскурсии для участников программы Арт-резиденций
Экскурсии для участников программы Арт-резиденций
Экскурсии для участников программы Арт-резиденций
Алиса Прудникова – комиссар Уральской индустриальной биеннале. Фото: Евгения Улаз, цех #6
Чженьхуа Ли, куратор основного проекта, около гостиницы «Исеть». Фото: Петр Захаров
Бильяна Чирич, куратор основного проекта, в гостинице «Исеть». Фото: Петр Захаров
Гостиница «Исеть» – место проведения основного проекта биеннале.
Фото: Вячеслав Солдатов
Гостиница «Исеть» – место проведения основного проекта биеннале.
Фото: Вячеслав Солдатов
Альфредо Джаар. Три женщины. 2010. Инсталляция
Альфредо Джаар. Три женщины. 2010. Инсталляция
Джомпет Кусвидананто. Модель массы и взрыва. 2014. Объект
Нгуен Чинь Тхи. В дыму и облаках. 2015. Видео
Медиагруппа Битник. Случайные покупки в Даркнет. 2015. Видео и медиаинсталляция в Музее искусств Сен-Галлен
Алиса Йоффе. Punk Fraction2. 2014.
Фото: тушь
Цао Кай. Лето 1969. 2002–2012. Видео.
Катерин Биокка. Кристальный Мартинез. 2015. Говорящая скульптура
Катерин Биокка. Кристальный Мартинез. 2015. Говорящая скульптура
Ли Ляо. Односпальный номер 01. 2011. Перформанс, видеодокументация
Светлана Шуваева. Без названия. 2014. Картон, акриловые маркеры
Синиша Илич. Объединенные. 2014. Инсталляция
Юрко Коваль. Мечты о недописанной картине. 2011. ДВП, авторская техника
Юрко Коваль. Солнечный день. 2012. ДВП, авторская техника, акрил
Янь Син. Ленин в 1918. 2013. Инсталляция, скульптура,
Фото: живопись
Йоко Оно, художник – участник основного проекта 3-й Уральской индустриальной биеннале.
Фото: Матту Плацек
Экскурсии для участников программы Арт-резиденций
Экскурсии для участников программы Арт-резиденций
Экскурсии для участников программы Арт-резиденций
Алиса Прудникова – комиссар Уральской индустриальной биеннале.
Фото: Евгения Улаз, цех #6
Чженьхуа Ли, куратор основного проекта, около гостиницы «Исеть».
Фото: Петр Захаров
Бильяна Чирич, куратор основного проекта, в гостинице «Исеть».
Фото: Петр Захаров

Оба куратора основного проекта нынешней биеннале приехали с Востока — и Биляна Чирич, и Ли Чженьхуа работают в Китае. Насколько подобный выбор принципиальный, «знаковый»? Как можно связать Екатеринбург с китайским опытом современного искусства?

Выбор, несомненно, принципиальный, связанный с темой мобилизации, которую мы выбрали ключевой для биеннале 2015 года. Мобилизация, как и сама история, отказалась уходить в прошлое и становится все более востребованной в самых разных формах, от локальной мобилизации отдельных групп до общенациональных движений. Биеннале этого года поставила себе задачей понять, в чем состоит специфика современных мобилизационных сценариев, каким образом в них пересекаются индустриальное прошлое и настоящее, Россия, Европа и Восточная Азия и какова роль культуры и современного искусства в мобилизационной динамике. Опыт китайских кураторов для нас чрезвычайно важен и в контексте конструктивистского измерения биеннальной тематики. Опыт большого интернационального авангардного проекта и китайская супермобилизация на современное искусство выводят кураторов на рассуждения о том, каким образом мы связаны между собой помимо чисто капиталистических режимов обмена и стоимости. Ну и последнее и самое главное: сделав ставку на присутствие авторов и создание проектов на месте, мы, конечно, очень заинтересованы в интеграции местных художников в биеннальный проект, очень много проектов в гостинице созданы в диалоге с местными художниками, и, наверное, это самый главный результат на сегодня.

В прошлом году прошла первая пробная индустриальная биеннале в Хорватии. Видели ли вы ее? Вы ощущаете конкуренцию, если не сейчас, то, возможно, в будущем?

Я ее не видела, но слежу и читала. Мы ее считаем «младшей сестрой», и, честно говоря, я очень горжусь тем, что созданный нами формат перенимается другими странами. Мы в контакте с организаторами и хотим сделать совместный проект уже, возможно, в этом году.

Через месяц после открытия проекта в Екатеринбурге состоится заседание Всемирной ассоциации биеннале. Что там будет обсуждаться и чего вы ждете?

Меня очень интересуют перспективы биеннального формата. То, что делает ассоциация, собирая профессионалов по всему миру, дает очень много идей и становится бесценным инструментом для развития. Мы инициировали встречу программного комитета в Екатеринбурге, здесь впервые состоится собрание рабочих групп, которые были созданы для обсуждения насущных проблем, встающих перед организаторами: программы, исследование, политика, финансы. Мы будем обсуждать биеннале как ресурс открытости территории, с особым акцентом на биеннале в нестоличных городах: Ливерпуле, Лимерике, Познани, Марракеше и других. Аудиторией видим прежде всего власть и крупный бизнес, притом что Уральская биеннале активно поддерживается и региональной, и городской властью, нам важно обсуждать стратегические для территории вопросы именно совместно.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+