18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Конструктивисты инкогнито

Фаик Тагиров. Проект плаката «Шагай левой» (дословный перевод «шагай правой»). 1920-е. Фрагмент. Фото: ГМИИ Республики Татарстан
Фаик Тагиров. Проект плаката «Шагай левой» (дословный перевод «шагай правой»). 1920-е. Фрагмент.
Фото: ГМИИ Республики Татарстан
№117, декабрь-январь 2023
№117
Материал из газеты

Представляем пять малоизвестных и неочевидных героев конструктивизма, о которых нам напомнили выставки в Центре «Зотов»

Есть конструктивисты, которые в представлении не нуждаются: Александр Родченко и Варвара Степанова, Густав Клуцис, братья Стенберги… Есть те, кто хуже изучен, но имена их все же на слуху: Алексей Ган, Соломон Телингатер. Две крупные выставки, состоявшиеся в Центре «Зотов» в первый год его работы, «1922. Конструктивизм. Начало» и «Логос: голос конструктивизма», напомнили нам и о других незаурядных, но малоизученных и не слишком известных фигурах. Среди них — как последовательные адепты конструктивизма, так и те, кто сблизился с ним по касательной.

Алексей Чичерин

Фотомонтажный портрет поэта Алексея Чичерина (1889–1960), сделанный Александром Родченко, стал центральным экспонатом кабинета-лаборатории, который был выстроен на выставке «Логос: голос конструктивизма».

Фрагмент экспозиции выставки «Логос: голос конструктивизма», показывающий, с помощью какой конструкции Александр Родченко сделал в 1924 году фотомонтажный портрет Алексея Чичерина. Фото: Алиса Дудакова-Кашуро
Фрагмент экспозиции выставки «Логос: голос конструктивизма», показывающий, с помощью какой конструкции Александр Родченко сделал в 1924 году фотомонтажный портрет Алексея Чичерина.
Фото: Алиса Дудакова-Кашуро

А в каталоге ему посвящена целая статья. Ее автор, литературовед Андрей Россомахин, называет Чичерина маргинальнейшим из маргиналов, радикальнейшим из радикалов и левейшим из левых. Сам поэт нарек себя коротко — кан-фун. Два слога, впрочем, раскладываются в длинную формулу-каламбур: «конструктивизм» плюс «функционализм» плюс «кунг-фу» плюс «Конфуций». «Здесь и претензия на роль Учителя, и одновременно акцент на боевом, брутальном „вколачивании“ нового знания (эстетики, поэзии) в головы робких и инертных современников», — интерпретирует ее Россомахин. Ныне почти забытый, в 1920-х годах кан-фун Чичерин рассуждал на своих публичных выступлениях о том, чем поэт отличается от прочих людей, и критически препарировал «мистика» Владимира Маяковского с его «древней» поэзией. Сам он занимался синтезом словесного и визуального, пытаясь зафиксировать в печати физиологию поэтической декламации (интонирование, дыхание, паузы), а, работая над сборником конструктивистской поэзии «Мена всех», обозначил себя «конструктором книги».

Алексей Чичерин. Авторская обложка декларации «Кан-фун». 1926. Фото: МИРА Коллекция
Алексей Чичерин. Авторская обложка декларации «Кан-фун». 1926.
Фото: МИРА Коллекция

Чичерин не был несомненным новатором, но умел красиво эпатировать: например, печатал стихи на пряниках. Так что, по мнению Россомахина, его можно рассматривать и как акциониста.

Юрий Рожков

Юрий Рожков (1898–1940), строго говоря, не является конструктивистом: после революции он посвятил себя партийной работе и, в частности, служил политинструктором на одном из первых агитпоездов, а на рубеже 1920–1930-х годов выучился на геолога-разведчика, открыв впоследствии ряд ценных месторождений рудного золота. Однако этот художник-самоучка чутко воспринял и воспроизвел конструктивистскую эстетику в своих самобытных коллажах. Самые примечательные из них иллюстрируют поэму Владимира Маяковского «Рабочим Курска…» (1923), которой поэт отозвался на открытие крупнейшего месторождения железной руды в районе Курской магнитной аномалии. Несколько листов из этого цикла — а всего их 17 — показывал Центр «Зотов».

Юрий Рожков. «Шторы пиджаками на плечи надели...». Третий лист альбома «Рабочим Курска, добывшим первую руду. Временный памятник работы Владимира Маяковского». 1924. Фото: Государственный музей истории российской литературы имени В.И. Даля
Юрий Рожков. «Шторы пиджаками на плечи надели...». Третий лист альбома «Рабочим Курска, добывшим первую руду. Временный памятник работы Владимира Маяковского». 1924.
Фото: Государственный музей истории российской литературы имени В.И. Даля

Рожков, вероятнее всего, ориентировался на знаменитые фотомонтажи Родченко к другой поэме Маяковского — «Про это». Его, непрофессионала, подход оказался более буквальным, но не менее выразительным. Если Родченко создавал выверенные, лаконичные композиции, лишь созвучные произведению Маяковского, то Рожков включил в свои монтажи полный текст исходной поэмы (набранный буквами, вырезанными из газет, плакатов и тому подобного), максимально точно подобрав к словам визуальные образы. Когда поэт упоминает «академический скоп, копошащийся у писателей в усах», Рожков выводит на арену усатых Тургончарова (гибрид Ивана Тургенева и Ивана Гончарова) и Гогресаева (гибрид Николая Гоголя и Викентия Вересаева). Появляются в коллажах и «прабабки носорожьи», и «ящерьи прапрадеды», то есть динозавры. Этот концентрированный «комикс» выглядит современно и поныне.

Сергей Третьяков

Начиная с дебютных выставок, Центр «Зотов» показал, что конструктивизм выходит далеко за рамки графического дизайна или архитектуры. Его можно рассматривать шире, как метод — метод монтажа чего бы то ни было: здания, фильма, человеческого тела. Звуковой репортаж, возникший в Советском Союзе в конце 1920-х, тоже явление конструктивизма. У его истоков стоял Сергей Третьяков (1892–1937) — поэт-футурист, лефовец и приятель Родченко. Фигура в целом известная, но в контексте конструктивизма — неочевидная.

Александр Родченко. Фотопортрет Сергея Третьякова. 1928. Фото: МИРА Коллекция
Александр Родченко. Фотопортрет Сергея Третьякова. 1928.
Фото: МИРА Коллекция

Между тем, как отмечали кураторы выставки «Логос: голос конструктивизма», «он создавал из авторского текста, выступлений ораторов, музыки и шумов звуковой аналог фото- и киномонтажа». Там, к слову, звучали его репортажи начала 1930-х годов о победах в воздухоплавании, автопробеге, альпинизме и погружении на глубину, добытые из Российского государственного архива фонодокументов. Антология, собранная в каталоге, включает и два эссе Третьякова. В ярком, стилизованном под репортаж тексте «Радиомай» (1932) его автор рассказывает о том, как этот репортаж создается. «Нас пятеро человек — радиовещательная бригада — на балконе ГУМа под гигантским Лениным, глядящим в сторону Москвы-реки», — начинает он. А далее цитирует маститого диктора, который их, новичков, учит: «Микрофон не любит, чтоб на него кричали, говори просто. Не мешай радиослушателю слушать звуковую картину: цокот конницы, стрекот танкеток, грохот танков, рык самолетов». Пионер звукового репортажа был арестован и расстрелян в Москве в 1937 году.

Фаик Тагиров

Для выставки «Логос: голос конструктивизма» Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан щедро поделился с Центром «Зотов» работами художника-графика Фаика Тагирова (1906–1978). В 1920-е годы он проявил себя как последовательный конструктивист, хорошо знакомый с опытом московских коллег, но в то же время ориентированный на национальную культуру. Тагиров изобрел самобытный вариант арабского шрифта, в котором традиции куфического письма сочетались с конструктивистским каноном. «Куфи» — один из древнейших стилей арабской каллиграфии, появившийся в конце VIII века, но его четкие квадратные формы оказались созвучны типографской эстетике 1920-х.

Фаик Тагиров. Проект плаката «Шагай левой» (дословный перевод «шагай правой»). 1920-е. Фото: ГМИИ Республики Татарстан
Фаик Тагиров. Проект плаката «Шагай левой» (дословный перевод «шагай правой»). 1920-е.
Фото: ГМИИ Республики Татарстан

Тагиров тем не менее выступал за латинизацию татарской письменности и с 1927 года включился в популяризацию нового алфавита «яналиф». Он, в частности, проиллюстрировал вместе с сестрой Суфиёй Тагировой дошкольный букварь «Наша азбука» (1929), выпущенный в виде книжки-раскраски. Настоящий резонанс вызвала сверстанная им книга Казимира Эдшмида «Баски. Быки. Арабы» (1929): произвольная акцентировка в беллетристическом тексте, в рядовом многотиражном издании не всем пришлась по вкусу. Навыки фотомонтажа татарский конструктивист продемонстрировал при оформлении сборника произведений революционных американских писателей «Нью-Йорк» (1933). Книга даже удостоилась публичных обсуждений в Доме печати, в них участвовали и Алексей Ган, и Соломон Телингатер, и Эль Лисицкий, и Александр Родченко. Когда авангардные эксперименты стали неугодны власти, Тагиров полностью переключился на проектирование наборных шрифтов.

Валентина Кулагина-Клуцис

Женщины-конструктивисты — это не только Варвара Степанова и Любовь Попова, но и Валентина Кулагина-Клуцис (1902–1987). В отличие от произведений мужа, Густава Клуциса, ее работы не часто появляются на выставках авангарда. Но Центр «Зотов» о ней не забыл, помещая в экспозиции то графику из Государственного музея В.В.Маяковского, то оформленные ею брошюры Алексея Кручёных из коллекции «Мира». В 1928 году Кулагина-Клуцис вошла в команду художников, участвовавших под руководством Эль Лисицкого в оформлении павильона СССР на Международной выставке печати «Пресса» в Кельне. Годом позднее художница поступила на графический факультет ВХУТЕИНа.

Валентина Кулагина-Клуцис. Плакат «Строим». 1929. Фото: МОМА
Валентина Кулагина-Клуцис. Плакат «Строим». 1929.
Фото: МОМА

Ее дипломная работа — плакат «Строим» — относится к числу лучших плакатов тех лет. В ее фотомонтажах нередко появлялись женские образы, прежде всего работниц-ударниц. В 1930-е годы плакаты и графику Кулагиной-Клуцис часто показывали как в Советском Союзе, так и за рубежом, но в ее творческой жизни уже начался черный этап. В дневниковых записях художница негодует, что в новой политической действительности она не может проявить изобретательность и вынуждена создавать неотличимые друг от друга плакаты, а в другом месте вспоминает неподобающее поведение председателя правления ИЗОГИЗа, который позволил себе внезапно ее поцеловать.

Валентина Кулагина-Клуцис. Плакат «Международный день работниц — боевой день пролетариата». 1931. Фото: МОМА
Валентина Кулагина-Клуцис. Плакат «Международный день работниц — боевой день пролетариата». 1931.
Фото: МОМА

Позднее, после ареста и расстрела мужа в 1938 году (о чем она так и не узнала, веря официальной версии о его смерти в результате сердечного приступа), ее ждало забвение: для «жены врага народа» оказались закрыты все двери. Сегодня имя Валентины Кулагиной-Клуцис чаще встречается в англоязычной печати, чем в публикациях на русском языке. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+