18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.
Скульптура из керамической посуды. Проект «Спасение» (Salvation Project). Конец 90-х. Фото: Всероссийский музей декоративного искусства
Скульптура из керамической посуды. Проект «Спасение» (Salvation Project). Конец 90-х.
Фото: Всероссийский музей декоративного искусства
№108, февраль 2023
№108
Материал из газеты

Историк дизайна, лектор и исследователь советской мебели Артем Дежурко рассказывает о своем опыте музейной работы и дает коллегам непрошеные советы

Когда автор этой статьи писал диссертацию о советской мебели 1960‑х годов, он столкнулся с одной трудностью: увидеть эту мебель не на фотографиях, а своими глазами, взять ее в руки практически невозможно. Историк искусства, изучающий живопись передвижников, древнегреческие вазы или, скажем, городецкую роспись, может осмотреть интересующие его предметы в запасниках музеев. У российского историка дизайна такой возможности нет.

Лекторий Артема Дежурко

«Двенадцать лет я читаю публичные лекции по истории дизайна и благодаря им признан узким кругом людей, изучающих российский и советский дизайн. Я консультировал кураторов нескольких выставок, в 2020 году был в экспертном совете конкурса „Придумано и сделано в России“, а в сентябре 2021 года возглавил сектор предметного дизайна во Всероссийском музее декоративного искусства. Я покинул эту должность и сейчас запустил онлайн-лекции. Преимущество моего независимого положения — то, что теперь я могу говорить о проблемах российских музеев свободнее, чем прежде. В марте я планирую короткий курс лекций „Абстрактное искусство и дизайн“. А с середины весны до начала лета — курс о дизайне 1960–2010-х годов, в частности о радикальном и панк-дизайне, эйндховенской школе и тому подобном».
Подробнее о лектории можно узнать здесь.

Еще…

А у его коллег в других странах она есть. Многие художественные музеи мира собирают предметы промышленного производства, спроектированные дизайнерами. Подразделения, специализирующиеся на промышленном дизайне, есть в крупнейших музеях современного искусства, таких как Художественный музей округа Лос-Анджелес (LACMA), Музей современного искусства (MoMA) в Нью-Йорке, Центр Помпиду в Париже. Предметы дизайна собирают также музеи декоративного искусства: парижский MAD, кельнский MAKK, лондонский Музей Виктории и Альберта (V&A). Наконец, есть музеи дизайна (первые открылись в 1980-е годы): в Лондоне, в израильском городе Холон, музеи Red Dot в Сингапуре и Эссене. Полный список занял бы слишком много места.

Российские музеи тоже собирают промышленный дизайн, но начали недавно и пока мало успели сделать. В 2012 году несколько энтузиастов основали Московский музей дизайна. За 11 лет он провел множество выставок в разных городах России, в Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Нидерландах, США. Музей организует лекции, у него есть издательская программа. При этом он до сих пор остается частным предприятием, которое держится на плаву лишь благодаря стойкости его директора Александры Саньковой.

Выставка «Вещь! Предметный разговор» в Центре моды и дизайна Всероссийского музея декоративного искусства. 2021. Фото: Всероссийский музей декоративного искусства
Выставка «Вещь! Предметный разговор» в Центре моды и дизайна Всероссийского музея декоративного искусства. 2021.
Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Всероссийский музей декоративного искусства проводит конкурс «Придумано и сделано в России». Он проходил уже трижды — в 2018, 2020 и 2022 годах. Его ключевой консультант Светлана Липкина, кажется, знает в лицо всех российских предметных дизайнеров. Во всяком случае, никто не знает их больше, чем она. Количество номинантов конкурса исчисляется сотнями. С осени 2021 года по январь 2023 года в музее шла крупная выставка «Вещь! Предметный разговор», посвященная истории отечественного дизайна (куратор — Алена Сокольникова). Из экспонатов этой выставки, предметов, выигравших конкурс, и частных пожертвований формируется фонд предметного дизайна — первая и пока что единственная коллекция дизайна в российском государственном музее.

Кроме того, в последние десять лет предметы дизайна часто можно было встретить на художественных выставках в других музеях. Так, мебель (увы, только на фотографиях) показывали на выставке «Оттепель» (2017) в Государственной Третьяковской галерее. Если говорить о частных коллекциях, нельзя не упомянуть великолепное, мирового уровня, собрание Павла Ульянова, которое частями несколько раз выставлялось в петербургских музеях. Правда, оте­чественных предметов там нет. Наконец, выставка о ВХУТЕМАСе (2020) в Музее Москвы имела большой раздел, посвященный «производственному искусству» этой школы.

Настольная лампа. Завод «Карболит». 1932. Фото: Московский Музей дизайна
Настольная лампа. Завод «Карболит». 1932.
Фото: Московский Музей дизайна

Для человека, собирающего образцы предметного дизайна в коллекцию государственного музея, по крайней мере в России, главный вопрос — о критериях отбора. Предметом дизайна при желании можно считать любую вещь, произведенную на фабрике. Но нельзя же всё нести в музей! Что-то, возможно, стоит отнести на свалку. Как провести границу между тем и другим? Российская практика ответа на этот вопрос пока не дала.

У нас в музейной среде распространено предубеждение против массовой, индустриальной вещи. За ней не признают художественной ценности. О дизайне говорят, что это «не искусство», делая исключение разве что для «арт-дизайна», то есть уникальных и малотиражных предметов, изготовленных для выставок. Эта точка зрения удобна тем, что дает понятный и верифицируемый критерий отбора. А неудобна — тем, что оставляет за бортом основную массу вещей, спроектированных промышленными дизайнерами.

Модульный напольный торшер Radio Lamp (в сложенном виде). 2018. Коллаборация Бигацци Ян, «Латунная мастерская». Фото: Московский Музей дизайна
Модульный напольный торшер Radio Lamp (в сложенном виде). 2018. Коллаборация Бигацци Ян, «Латунная мастерская».
Фото: Московский Музей дизайна

Критерий отбора, который предлагает автор этой статьи, не самый очевидный, но тоже удобный. Спор о художественных достоинствах того или иного предмета — не более чем обмен мнениями, рациональная аргументация в нем невозможна. А вот его историческую значимость можно объективно оценить. Более того, ее можно создать.

Летом 2020 года на московский склад-магазин подержанной мебели поступила партия старых стульев с подмосковного завода, грубо сделанных и не в лучшем состоянии сохранности. Автор этой статьи обратил внимание на то, что они очень похожи на стулья, которые входили в состав набора К58-103, получившего главную премию на Всесоюзном мебельном конкурсе 1958 года (авторы — Юрий Случевский и Александр Белорусский). Отклонения от проектных размеров оказались незначительны. Эту атрибуцию сочли убедительной как Московский музей дизайна, так и Музей декоративного искусства. Оба приобрели по экземпляру и показали их на своих выставках, о них написали статьи. Так вещь, которая ничего не стоила, стала персонажем истории.

Юрий Случевский и Александр Белорусский. Стулья из набора К58-103. 1958. Фото: Артем Дежурко
Юрий Случевский и Александр Белорусский. Стулья из набора К58-103. 1958.
Фото: Артем Дежурко

Историческую значимость предмета, освоенного наукой, легко измерить количеством академических публикаций, в которых он упоминается, их наукометрическими параметрами, количеством выставок, на которых его показывали, и так далее. Схожим образом можно оценить и работы современных дизайнеров. Например, если предмет выиграл международный конкурс и о нем написали журналы Domus и Wallpaper, это достаточное основание для музеефикации.

Формирование музейной коллекции дизайна, по крайней мере в исторической ее части, должно быть продолжением научного освоения материала. В нашей стране ее иначе и не собрать. В СССР главным ведомством, отвечавшим за дизайн, был Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики (ВНИИТЭ), подчиненный Госкомитету по науке и технике. В его изданиях в основном публиковалась продукция машиностроения: гидравлические прессы, пульты управления, тракторы. Если комплектовать фонд, опираясь на этот корпус источников, музей приобретет опасное сходство с пунктом сбора металлолома.

Малолитражный автомобиль ЗАЗ-965 «Запорожец». Научный автомобильный институт (НАМИ), Московский завод малолитражных автомобилей (МЗМА). 1960–1963. Фото: Московский Музей дизайна
Малолитражный автомобиль ЗАЗ-965 «Запорожец». Научный автомобильный институт (НАМИ), Московский завод малолитражных автомобилей (МЗМА). 1960–1963.
Фото: Московский Музей дизайна

Предметы, окружавшие советского человека в повседневной жизни: мебель, комнатные светильники, посуду, настенные и настольные часы, бытовую технику, — проектировали штатные дизайнеры заводов или сотрудники конструкторских бюро, которые были независимы от ВНИИТЭ, поэтому в изданиях института информации о них крайне мало. Обо всех этих вещах, за редкими исключениями, мы не знаем ничего, кроме скупой информации, которую сообщают заводская этикетка и, если сохранилась, инструкция по применению. Неизвестно, кто и когда их проектировал, где учились и работали эти дизайнеры, какова была их художественная эрудиция. Историкам, изучающим отечественный дизайн, предстоит ввести в научный оборот громадное множество советских бытовых вещей. Больше всего сведений о них можно найти в документах заводов, рассеянных по архивам областных и районных центров. Надо туда ехать, находить в старых бумагах имена проектировщиков, знакомиться с их родственниками или, если живы, с ними самими, исследовать их семейные архивы. 

Самое читаемое:
1
Костюмы, придуманные Врубелем для жены, — подлинный дар любви
В год 180-летия со дня рождения Николая Римского-Корсакова музей-квартира композитора представляет камерную выставку, в центре которой два сценических костюма — Снегурочки из одноименной оперы и морской царевны Волховы из оперы «Садко»
06.05.2024
Костюмы, придуманные Врубелем для жены, — подлинный дар любви
2
Выставка русского пейзажа, не тронутого индустриализацией
Наверное, нет жанра, который был бы более любим и русскими художниками, и русской публикой, чем пейзаж. Именно пейзажу посвящена выставка в Музее Тропинина, охватывающая период с конца XVIII до начала XX века
07.05.2024
Выставка русского пейзажа, не тронутого индустриализацией
3
Резонансный портрет Карла III представили на выставке
В галерее Филипа Молда выставили на всеобщее обозрение первый официальный портрет короля Карла III, презентация которого состоялась накануне в Букингемском дворце. За сутки работа Джонатана Йео успела обрасти мемами
16.05.2024
Резонансный портрет Карла III представили на выставке
4
Минкульт: кто на новенького?
На место Ольги Любимовой претендуют четверо: актер, дирижер, журналист и экономист
02.05.2024
Минкульт: кто на новенького?
5
Новое здание Третьяковки в Кадашах принимает первых посетителей
Сложный долгострой Третьяковской галереи наконец открывается. С 23 мая в ГТГ в Кадашах идет фестиваль «Интермузей» и представлены мультимедиапроекты. До первой выставки, посвященной передвижникам, новый корпус Третьяковки можно посещать бесплатно
23.05.2024
Новое здание Третьяковки в Кадашах принимает первых посетителей
6
10 выставок, которые стоит увидеть на Венецианской биеннале
Помимо основного проекта и павильонов, на Венецианской биеннале есть и огромная параллельная программа выставок. Наши корреспонденты выбрали из них самые интересные, важные и примечательные
02.05.2024
10 выставок, которые стоит увидеть на Венецианской биеннале
7
Российский музейный рейтинг 2023: рост наперегонки со спадом
Посещаемость музеев — это индекс популярности, востребованности, экономической эффективности. За эти позиции российские музейщики так или иначе пытаются бороться, и мы предлагаем посмотреть, что у них получилось в 2023 году
17.05.2024
Российский музейный рейтинг 2023: рост наперегонки со спадом
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+