Наталья Метелица: «Дягилев стал подавать мне знаки»

Директор государственного музея театрального и музыкального искусства в Санкт-Петербурге Наталья Метелица. Фото: Михаил Вильчук
Директор государственного музея театрального и музыкального искусства в Санкт-Петербурге Наталья Метелица.
Фото: Михаил Вильчук
№106, ноябрь 2022
№106
Материал из газеты

Директор Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства, худрук фестиваля «Дягилев. P.S.» Наталья Метелица рассказала, каково это — хранить наследие Императорских театров, чем соблазнить Ива Сен-Лорана и что такое музейное счастье

Ваш музей проводит ежегодный фестиваль «Дягилев. Постскриптум» — у вас идут спектакли, полноценная театральная программа, что редкость для музеев. Как он возник? Кто вас вдохновил?

Вдохновил меня сам Сергей Павлович Дягилев. Для нас, студентов-театроведов, это была полузапретная фигура. Попав на работу в Театральный музей, я поняла, что есть очень интересный блок материалов Серебряного века, «Мира искусства», эскизы замечательных художников — сподвижников Сергея Павловича, есть архив Дирекции императорских театров. Дягилев стал подавать мне знаки: «Наталья, а мы тут еще, в общем, присутствуем давным-давно, еще до вашего прихода, мы уже здесь кое-что сделали и подумали». Вот эти письма, статьи, Зильберштейна двухтомник замечательный — собственно, это вообще начало начал дягилевоведения.

досье
Наталья Метелица
Директор Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства, театровед, куратор более 30 международных выставочных проектов

Окончила факультет истории и театральной критики Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии.

В 1973 году поступила на работу в Ленинградский театральный музей, со временем стала заместителем директора по научной работе. С 2006 года директор Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства. С 2009 года художественный руководитель фестиваля «Дягилев. P.S.».

Заслуженный деятель культуры РФ.

Награждена орденом Дружбы и орденом Почета, офицер Ордена искусств и литературы (Франция).

Еще…

Когда в 2007–2008 годах в музей стали поступать запросы из Англии, Дании, Австралии на экспонаты для выставок в честь 100-летия «Русских сезонов», я предложила правительству города: «Послушайте, Дягилев — один из самых мощных брендов Петербурга. Кто открыл миру русское искусство так сильно, так мощно, как не он?!» И Валентина Ивановна Матвиенко, которая тогда была губернатором, услышала, дала задание на финансирование и стала почетным президентом фестиваля. За год мы эту программу придумали.

В 2020-м, в год коварного COVID-19, музей открыл свою программную выставку «В круге Дягилевом». Это наша самая главная выставка-посвящение. Мы рассказали о тех, кого Дягилев выбрал для сотрудничества. Это 135 ликов самых креативных людей европейской культуры, 20 лет работавших с ним. Лики, написанные Серовым и Бакстом, Пикассо и Мунком, де Кирико, Руссо, Челищевым. Безмолвные портреты были прокомментированы «подстрочником»: перепиской, высказываниями героев, полными восхищения и зависти. Этот «клубок страстей» был той субстанцией, которая помогала Дягилеву создавать его грандиозное предприятие.

Выставка «Земля дыбом» в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства. Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства
Выставка «Земля дыбом» в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства.
Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства

В этом году у нас 13-й фестиваль. К сожалению, мы споткнулись об эту цифру. Я посмотрела, что же делал Дягилев в 1913 году. Фактически он уже готовился к отъезду, потому что грозила начаться Первая мировая, и он с труппой, боясь мобилизации, призыва своих юношей, которые составляли ее костяк, уехал и отсиделся в Испании. Был у нас прекрасно выстроен сюжет фестиваля 2022 года во славу 150-летия Сергея Павловича, но в определенное время все сломалось, и «Спящая красавица» Джона Ноймайера не доехала к нам, хотя мы должны были завершить ею оммаж нашему герою.

К каждому фестивалю вы делаете какую-то супервыставку. И нынешнюю «Любовь к трем апельсинам. Венеция Казановы — Петербург Дягилева» тоже пришлось корректировать?

Сначала нам предложили итальянцы сделать выставку «Миф о Венеции». Вот Каналетто, вот Лонги, вот костюмы — и вообще поговорить о Венеции XVIII века, имя Казановы даже не упоминалось. И мы подумали: ну что ж, просто примем выставку итальянских партнеров. Я позвонила куратору Аркадию Ипполитову, потому что он у нас петербургский венецианец, пишет о Венеции много, любит ее, и он согласился войти в кураторскую группу. А когда все это навернулось и итальянцы отказались от выставки, машина уже была запущена.

Выставка «Семен Мандель: от кино до мюзикла» в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства. Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства
Выставка «Семен Мандель: от кино до мюзикла» в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства.
Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства

С легкой руки Аркадия мы связали Венецию Казановы и Петербург Дягилева через «Любовь к трем апельсинам» Карло Гоцци. В результате появляется выставка об отражении Венеции XVIII века в театре Серебряного века, но только в определенном ракурсе: это те поиски, те пружины, которые были спровоцированы идеями комедии дель арте и фьябами Карло Гоцци. А поскольку наши выставки мы определяем как свое­образное музейное зрелище, то решили, что это будет выставка с прологом и эпилогом, в четырех актах (с 18 ноября 2022 года по 16 апреля 2023 года).

Представьте себе человека, который ничего не слышал о вашем музее. Как бы вы в трех словах сказали, что самое главное, ради чего к вам надо прийти?

Это эскизы Серебряного века и русского авангарда. Мы монополисты театрального Малевича и храним 20 эскизов к футуристической опере «Победа над Солнцем». Дальше, коллекция музыкальных инструментов, которая до 1939 года находилась в Государственном Эрмитаже. Больше 3 тыс. единиц хранения. Абсолютно уникального, мирового значения коллекция. И гардероб Императорских театров России, около 5 тыс. реальных костюмов — оперных, драматических, балетных, Мариинской и Александринской сцен в основном. Дирекция императорских театров располагалась в Петербурге, главные мастерские были здесь. После революции эта коллекция оказалась в городском прокате костюмов для художественной самодеятельности, где можно было за 16 копеек взять костюм, например, Марии Николаевны Ермоловой, выйти на сцену, не зная, что это ее платье, и прочесть «Песню о Буревестнике».

Выставка «НЭП: хлеба и зрелищ!» к 100-летию Новой экономической политики в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства. Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства
Выставка «НЭП: хлеба и зрелищ!» к 100-летию Новой экономической политики в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства.
Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства

Но сейчас вы не даете их никому напрокат? Шутка.

Мы и 16 копеек не берем. Мы не сразу поняли цену того, что имеем. У нас есть ламановский костюм Раневской для Ольги Книппер-Чеховой, костюмы по эскизам Льва Бакста. Кстати, мы обладаем самой большой в мире коллекцией эскизов Бакста.

Когда я увидела ретроспективу костюмов Ива Сен-Лорана в Эрмитаже в 1987 году, мне пришла в голову мысль: как бы показать наши костюмы дизайнерам Сен-Лорана? У нас тогда было отреставрировано костюмов 20. Я попросила Бориса Борисовича Пиотровского познакомить меня с этими людьми. Они пришли к нам и, увидев все это, закричали: «От-кутюр, от-кутюр!» И тогда мы с Александром Тарто, представителем Ива Сен-Лорана, перемигнулись: «Мы можем сделать выставку этих костюмов в Париже». Выставка была названа «Искусство балета в России. Ив Сен-Лоран представляет», и она открылась в Парижской опере в 1991 году.

Экспозиция в основном здании музея посвящена истории театральной жизни России XIX столетия. Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства
Экспозиция в основном здании музея посвящена истории театральной жизни России XIX столетия.
Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства

Это был потрясающий миг нашего общего музейного счастья. Весь центр Парижа был тогда в баннерах с нашей рекламой. Выставка шла три с половиной месяца с очередями на вход (!). Потом я получаю телеграмму: просят продлить еще на полтора месяца — таков успех. Это был важный шаг для музея и для меня лично.

Расскажите, как вы попали в музей и стали директором.

Я пришла в музей в середине 1970-х. Была научным сотрудником, заведующей отделом, затем заместителем директора по научной и международной деятельности, а потом стала директором. Собственно, эту международную деятельность, не буду скромничать, я придумала и создала. У меня не было никакого отдела, никаких переводчиков — ничего. Мне хватило моего английского, который я когда-то с таким остервенением учила. Хотя мне тогда то и дело говорили: «Метелица, ты с ума сошла! Зачем тебе вообще нужен язык? Ты видела иностранцев, что ли?» Это сегодня непонятно, наверное, тем, кто помоложе, но была такая история. И я параллельно окончила три курса программы филологического факультета университета — три года, по 18 часов в неделю.

Выставка «Властелин оркестра» в  Шереметевском дворце. Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства
Выставка «Властелин оркестра» в Шереметевском дворце.
Фото: Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства

Музей тогда был один, театральный, потом он начал прирастать музыкальными филиалами: музеем Римского-Корсакова, музеем Шаляпина, — появился статус музея театрального и музыкального искусства, а в 1990 году был отдан нам под размещение коллекции музыкальных инструментов уже и Шереметевский дворец — Фонтанный дом.

В музее, конечно, фантастическая коллекция. Но любое дело — это прежде всего люди, и здесь потрясающие люди. Знаете, крепкая петербургская театроведческая школа. И дамы при этом были очень, я бы сказала, жовиальные, никакой плесени и пыли. Конечно, они все были влюблены в свои экспонаты. При этом они были женщинами во всем: крутили романы, кокетничали. Это была особая среда, территория некой свободы. А уже потом настоялись мои десятилетия здесь. И я понимаю, что и это пройдет и что останется все самое главное, и останется неглавное, и это неглавное тоже может стать главным и востребовано будет обязательно.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+