Художница Лидия Мастеркова: «расшивая нитки» судьбы

Лидия Мастеркова с котом Масютой в квартире-мастерской на ул. Смольной, д. 71. Москва, 1964. Фото: Владимир Немухин. Личный архив Маргариты Мастерковой-Тупицыной и Виктора Агамова-Тупицына
Лидия Мастеркова с котом Масютой в квартире-мастерской на ул. Смольной, д. 71. Москва, 1964.
Фото: Владимир Немухин. Личный архив Маргариты Мастерковой-Тупицыной и Виктора Агамова-Тупицына
№101, май 2022
№101
Материал из газеты

Первая обстоятельная биография художницы, игравшей значительную и весьма самостоятельную роль в московском нонконформистском искусстве, написана ее племянницей Маргаритой Мастерковой-Тупицыной и выпущена музеем «Гараж»

Московский музей «Гараж» отложил — видимо, до более подходящих времен, — открытие ретроспективы художницы-нонконформистки Лидии Мастерковой (1927–2008), изначально намеченное на середину марта. В этом видится какой-то неумолимый злой рок, ведь в советский период ее творчества закрытие и даже грубый разгон выставок неофициальных художников были обычным делом. Все происходило по принципу русской рулетки: экспозицию могли свернуть в первые же часы работы, а то и вовсе накануне вернисажа. Сегодня Мастеркова предстает классиком отечественного искусства второй половины XX века, но и это амплуа в новой исторической реальности не уберегло ее ретроспективу от отмены, пусть и временной.

И все же, несмотря на перенос выставки, мы можем лучше познакомиться с наследием Мастерковой благодаря монографии, которая вышла в серии «ГАРАЖ.txt» и которую подготовила племянница главной героини Маргарита Мастеркова-Тупицына. Любопытно, что во введении она задается вопросом: как же по сей день не нашлось желающих написать книгу о Мастерковой — одной из ключевых фигур в неофициальном искусстве 1960–1970-х годов? Опустим тот факт, что наш читатель в принципе не избалован такими монографиями. Однако тут напрашивается и встречный вопрос: кому же, как не самой Маргарите Мастерковой-Тупицыной, было суждено это сделать? Во-первых, она выступает как инсайдер, поскольку знает изнутри неофициальную художественную сцену и по-родственному близко саму Мастеркову. Во-вторых, никто другой, пожалуй, не располагает настолько богатым архивом, связанным с именем художницы. Наконец, профессиональная искусствоведческая выучка, полученная в Нью-Йорке, позволяет автору взглянуть на свою героиню в особом ракурсе, например через призму фемтеории.

Маргарита Мастеркова-Тупицына. «Лидия Мастеркова: право на эксперимент». М.: Музей современного искусства «Гараж», 2022. 288 с.: ил.
Маргарита Мастеркова-Тупицына. «Лидия Мастеркова: право на эксперимент». М.: Музей современного искусства «Гараж», 2022. 288 с.: ил.

Хотя трудно сказать, насколько этот ракурс органичен для того контекста, в котором жила и работала Мастеркова. Действительно ли она, женщина-художник, находилась в каком-то особо угнетенном положении внутри неофициального арт-сообщества, и так в целом маргинализированного? Как бы то ни было, идея противостояния Мастерковой «фаллократичности» нонконформистской среды проходит в тексте красной нитью. Эта идея подкреплена подчас любопытными, почти интимными подробностями. К примеру, в одном из примечаний (которые ни в коем случае не стоит игнорировать!) говорится о том, что художница гладила лишь переднюю часть и манжеты рубашек своего гражданского мужа, художника Владимира Немухина, то есть то, что не прикрыто пиджаком, выражая таким образом протест против домашнего порабощения.

В книге дается обстоятельный обзор и анализ творчества Мастерковой. Сперва рассказывается о ее становлении в конце 1950-х — начале 1960-х в качестве одного из пионеров возрождавшейся отечественной абстракции. Затем читатель узнает о том, как она пришла к фактурной коллажной живописи с использованием старинных тканей, кружев, парчи, фрагментов церковных облачений. К слову, использование таких материалов, как пишет автор со ссылкой на своего супруга, известного теоретика культуры Виктора Агамова-Тупицына, также «обособляло позицию художницы в патриархальном мире московского альтернативного искусства». Дальше начинается большой этап «космизма», связанный с восприятием космоса как эскапистского пространства, в котором нет места официозу, идеологии. «Планетарные» картины Мастеркова начала писать еще в Москве — одну из них, поврежденную на знаменитой Бульдозерной выставке (1974), можно увидеть среди иллюстраций. В эмиграции она продолжила развивать космическую тему. Бонусом для читателя выступает последний раздел книги, вмещающий необыкновенно теплые письма художницы (которая на фотографиях предстает неизменно серьезной и даже угрюмой) племяннице и ее мужу.

Маргарита Мастеркова-Тупицына и Виктор Агамов-Тупицын на выставке в Измайловском парке с работой Лидии Мастерковой. 29 сентября 1974 года, Москва. Фото: Владимир Сычёв. Личный архив Маргариты Мастерковой-Тупицыной и Виктора Агамова-Тупицына
Маргарита Мастеркова-Тупицына и Виктор Агамов-Тупицын на выставке в Измайловском парке с работой Лидии Мастерковой. 29 сентября 1974 года, Москва.
Фото: Владимир Сычёв. Личный архив Маргариты Мастерковой-Тупицыной и Виктора Агамова-Тупицына

В интерпретации Лидии Мастерковой выражение «расшить нитки» значило «восстановить факты». «Расшивание ниток», предпринятое Маргаритой Мастерковой-Тупицыной, наконец открывает эту художницу как самостоятельного и самобытного автора, а не только как часть социокультурного феномена, которым предстает советский андерграунд.  

Самое читаемое:
1
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
2
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
3
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
4
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
5
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
6
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
Этот художник входил в важные инициативные группы и часто бывал в передовых авангардных рядах, но остался в тени более успешных сподвижников. Каталог его выставки демонстрирует те качества автора, которые ему и помогали, и мешали в творчестве
29.04.2022
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
7
Современные художники в исторических декорациях
Одним из самых ярких событий Венецианской биеннале стала выставка Ансельма Кифера во Дворце дожей. Вспоминаем, какие еще проекты современных художников показывали в исторических пространствах
29.04.2022
Современные художники в исторических декорациях
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+