Почему художники все чаще бросают галеристов

Художница Симона Ли. Фото: Shaniqwa Jarvis
Художница Симона Ли.
Фото: Shaniqwa Jarvis
№98, февраль 2022
№98
Материал из газеты

Ситуация, когда у художника на протяжении всей карьеры есть лишь один арт-дилер, встречается все реже, однако «разводы» художников и представляющих их галерей, как и новые «браки», могут дорого стоить обеим сторонам

В конце прошлого года художница Симона Ли (будет представлять США на Венецианской биеннале в 2022-м) покинула галерею Hauser & Wirth, с которой сотрудничала всего 21 месяц. Ее объяснение ухода было туманным. «Я еще не до конца поняла, чего хочу от отношений с основной галереей», — заявила она.

Галерея отреагировала любезно, но это, без сомнения, удар даже для бизнеса, приспособленного действовать в соответствии с жесткими правилами арт-рынка. Hauser & Wirth сыграла ключевую роль в получении Ли ее венецианской путевки; еще в октябре галерея представляла ее работы на ярмарке Frieze London. Наконец, художница объявила об уходе в разгар собственной выставки в цюрихском пространстве галереи — первого большого показа Ли в Швейцарии. Вероятно, подробностей, связанных с уходом Ли, мы никогда не узнаем, но очевидно, что это лишь часть более широкой тенденции (и она не ограничивается рамками художественного мира) к изменению статус-кво.

Экспозиция работ Симоны Ли в цюрихском пространстве галереи Hauser & Wirth (осень 2021 г.). Фото: Courtesy of Hauser & Wirth
Экспозиция работ Симоны Ли в цюрихском пространстве галереи Hauser & Wirth (осень 2021 г.).
Фото: Courtesy of Hauser & Wirth

На первом месте теперь личный выбор. Рука, которая нас кормит, больше не воспринимается как по определению дружественная или даже порядочная, и кое-кто из самых успешных игроков начинает открыто говорить об этом.

Это проявляется и в других сферах арт-рынка. Отчасти благодаря пандемии и возможностям, которые дают технологии, крупные коллекционеры теперь могут сами решать, ездить ли на художественные ярмарки лично, искать ли искусство на интернет-площадках или выбирать один из множества промежуточных вариантов. Они могут как оставлять вожделенные произведения у себя навсегда, так и быстро и выгодно перепродавать их на аукционе. Да и сами галереи отнюдь не раболепствуют перед системой. Взять хотя бы Дэвида Цвирнера, заявившего, несмотря на внушительный поток продаж на FIAC в Париже, что «немного разочарован» французской ярмаркой. А президент теперь уже бывшей галереи Ли Иван Вирт сообщил, что собирается вдвое сократить свое присутствие на художественных ярмарках.

Александр Колдер. «Летающий дракон». 1975. FIAC. Фото: Thomas Lannes
Александр Колдер. «Летающий дракон». 1975. FIAC.
Фото: Thomas Lannes

Во многих отношениях это вина самой системы. Художественные ярмарки ведут себя слишком авторитарно в этом раздробленном мире, под угрозой отлучения контролируя, что дилеры говорят об их мероприятиях. Галереи тоже злоупотребляют властью, добиваясь представительства любой ценой. Мне доводилось слышать, что ведущие игроки запрещают своим художникам выпускать NFT (невзаимозаменяемые токены) — в целом рекомендация весьма здравая, но требование в ультимативной форме не может не вызывать возмущения.

Теперь у художников есть выбор. Участие в хороших выставках других галерей больше не под запретом. Например, из 11 участников выставки «Социальная работа II», недавно прошедшей в лондонском филиале Gagosian, лишь один — Рик Лоу — входит в пул самой галереи. Растет и число таких агентов, как Southern & Partners, предлагающих авторам более гибкие условия. Сегодня, когда у художников, благодаря социальным сетям и тем же NFT, появилась возможность выходить на рынок напрямую, работа без посредников перестала быть привилегией самых успешных. 

Галерейные союзы

Громкий уход Симоны Ли из Hauser & Wirth в очередной раз показал, что отношения между художниками и их дилерами становятся все менее прочными, а зачастую и совсем хрупкими. В прощальном письме Ли подчеркнула, что «любит и уважает» людей из галереи, с которыми ей довелось работать, но признала, что ей это «не подходило». Как и в случае браков, отношения в формате «один дилер на всю жизнь» в наше время стали редкостью. Но то, что Ли была с Hauser & Wirth всего лишь с января 2020 года, свидетельствует о том, что моногамия покидает все более раздробленный (и конкурентный) арт-рынок с беспрецедентной стремительностью.

Как бы то ни было, в публичных размолвках нет ничего нового. Вспомните конец 2019 года, когда такие художники, как Шон Скалли и Джейк и Динос Чепмены публично дистанцировались от галереи Blain|Southern. Скалли рассказал The Art Newspaper о конфликте с галереей из-за продажи ряда работ. А братья Чепмен внезапно объявили в социальных сетях, что их «пути с галереей разошлись» и что «отныне галерея больше не представляет» их.

Студия Джо Брэдли в Нью-Йорке. 2018. Фото: Gagosian Gallery
Студия Джо Брэдли в Нью-Йорке. 2018.
Фото: Gagosian Gallery

Дорого обойтись может не только «развод», но и «брак», как произошло в 2015 году, когда Марк Брэдфорд покинул White Cube, сделав Hauser & Wirth своим эксклюзивным представителем. Этот переход совпал с увеличением пожертвований в фонд художника Art + Practice (A + P) со стороны последней: White Cube в 2015 году выделила фонду $1,4 млн, а Hauser & Wirth год спустя перекрыла эту сумму $3,6-миллионным пожертвованием.

Мало кто пережил больше расставаний — как, впрочем, и встреч, — чем Ларри Гагосян. В 2015 году после 15 лет сотрудничества от мегадилера ушла Сесили Браун, выбравшая более «тесные отношения» с Томасом Дейвом, который предоставил ей первую резиденцию в своей маленькой, но превосходно сделанной галерее в Неаполе. Размер, несомненно, далеко не главное.

Художник Джо Брэдли. Фото: Gagosian Gallery
Художник Джо Брэдли.
Фото: Gagosian Gallery

В марте 2021 года после пяти лет совместной работы от Gagosian к Xavier Hufkens в Бельгии и Petzel Gallery в Нью-Йорке ушел Джо Брэдли, сославшись на «захватывающую и насыщенную» программу последней. Другой вопрос, останется ли художник с ними, ведь он уже несколько раз менял галереи. Не исключено, что в итоге он вернется обратно, как сделал Дэмиен Хёрст, в 2012 году поразивший мир искусства уходом из Gagosian после 17 лет сотрудничества — лишь для того, чтобы вернуться спустя три года.

Самое читаемое:
1
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
Более 20 артефактов, найденных в термах городка Сан-Кашано-деи-Баньи, являются одними из самых «значительных изделий из бронзы в истории древнего Средиземноморья»
09.11.2022
Открытие, которое перепишет историю: археологи нашли в Тоскане античные статуи
2
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
На юбилейной выставке знаменитого архитектора Третьяковка показывает в том числе труды своего отдела реставрации графики. Бумажные листы времен проектирования Казанского вокзала и Марфо-Мариинской обители потребовали серьезных восстановительных работ
21.11.2022
Рисункам Алексея Щусева подарена новая жизнь
3
Конец Московской биеннале?
IX Московскую международную биеннале современного искусства запретили к показу за три дня до официального открытия. Очевидно, это финал большого проекта
07.11.2022
Конец Московской биеннале?
4
Ереван: современные ценности на древней земле
В Армению, как правило, едут за древними архитектурными достопримечательностями, а между тем в ее столице Ереване более десятка интереснейших музеев
11.11.2022
Ереван: современные ценности на древней земле
5
Игорь Грабарь: управляющий искусством
В Третьяковке открывается выставка к 150-летию Игоря Грабаря — художника, теоретика, преподавателя, реставратора и администратора, до сих пор вызывающего восхищение разносторонностью своих достижений
17.11.2022
Игорь Грабарь: управляющий искусством
6
Умерла Лиана Рогинская, вдова знаменитого художника
Во Франции после продолжительной болезни скончалась Лиана Шелия-Рогинская (1951–2022), вдова художника Михаила Рогинского, много сделавшая для его признания
23.11.2022
Умерла Лиана Рогинская, вдова знаменитого художника
7
Новое арт-пространство в Москве объединяет классику и современность
По инициативе мецената и предпринимателя Андрея Северилова и его команды в старинном особняке XVIII века начал работу частный культурный центр Elohovskiy Gallery, цель которого — выстраивать связи между разными направлениями и медиумами в искусстве
09.11.2022
Новое арт-пространство в Москве объединяет классику и современность
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+