Сергей Лимонов: «Мы часто начинали с весьма странных приобретений»

Коллекционер Сергей Лимонов. Фото: Архив Сергея Лимонова
Коллекционер Сергей Лимонов.
Фото: Архив Сергея Лимонова
№97, декабрь-январь 2022
№97
Материал из газеты

Представитель нового поколения коллекционеров современного искусства рассказал о том, каково собирать искусство в Санкт-Петербурге, где местные жители никогда не упустят возможности напомнить вам, что они живут в «городе-музее»

Если попросить жителя какой-нибудь из западных стран представить себе российского коллекционера, ему первым делом придет в голову либо злодей из бондианы, в окружении шедевров разрабатывающий хитроумный план по захвату мира, либо неотесанный олигарх-нувориш, скупающий футбольные клубы и суперъяхты, а заодно и художественные побрякушки на торгах ведущих аукционных домов. Гораздо объемнее и выразительнее образ Сергея Лимонова — сдержанного и скромно одетого человека, за которым постепенно закрепляется слава одного из самых вдумчивых и преданных своему делу коллекционеров искусства в Санкт-Петербурге.

При советском режиме с его жесткой институциализацией изобразительного искусства места для коллекционеров и меценатов практически не оставалось. Лимонов считает, что из-за этого коллекционерам постперестроечной эпохи пришлось начинать практически с нуля. «В Советском Союзе не существовало настоящей традиции коллекционирования, поэтому российские коллекционеры как дети. Более того, это приютские дети, лишенные родителей, которые могли бы сориентировать и направить их», — рассуждает он, сидя в ресторане на крыше в центре Санкт-Петербурга.

Иван Горшков. Без названия. Из серии коллажей на композите. 2019. Фото: Marina Gisich Gallery
Иван Горшков. Без названия. Из серии коллажей на композите. 2019.
Фото: Marina Gisich Gallery

Сергей Лимонов признает, что кривая обучения нового поколения российских коллекционеров напоминает, скорее, крутой подъем с колдобинами на пути. «Коллекционеры разрабатывают стратегии коллекционирования на ощупь. Они начинали попросту со своих личных вкусов: что им нравится, а что нет. Потом стали действовать более методично, много читать, стали более эрудированными и подкованными. Тем не менее я вижу по самому себе и по моим коллегам, что мы часто начинали с весьма странных приобретений».

Очень важную роль в развитии этого нового поколения российских коллекционеров сыграли экономические факторы. В хаосе 1990-х, эпохи «первоначального накопления капитала», как ее называет Лимонов, используя известную формулировку Карла Маркса, коллекционирование было вотчиной немногих счастливчиков. В следующие десятилетия сформировалось нечто наподобие среднего класса, благодаря чему на рынок смогли выйти и более скромные коллекционеры.

«Став более обеспеченным, этот класс осознал, что ему не нужен четвертый черный джип или очередная поездка на дорогой курорт, все это набивает оскомину. Зачем открывать третий ресторан? Или обслуживать трехсотого клиента? Чувство новизны постепенно теряется, и вы начинаете искать чего-то другого. Думаю, Россия сейчас стоит на пороге настоящего развития арт-рынка и коллекционирования».

Вадим Михайлов. «Череп». 2020. Фото: Архив Сергея Лимонова
Вадим Михайлов. «Череп». 2020.
Фото: Архив Сергея Лимонова

Предпочтения и принципы Лимонова отчетливо прослеживаются в его коллекции. Пожалуй, ярче всего их иллюстрируют первая работа, которую он мне показывает, — «Место для чучела» Леонида Цхэ (р. 1983), тревожная размытая фигуративная композиция на грани примитивизма, — и другие художники, которых он называет, в том числе Нестор Энгельке (р. 1983) и Александр Цикаришвили (р. 1983). «Я стараюсь коллекционировать жесткое искусство, способное поначалу вызвать отторжение, которое нужно преодолеть, чтобы искусство вытолкнуло вас на новый уровень. Это и есть настоящий катарсис и радость от произведения».

Это стремление к выбору, требующему преодоления от него самого, очевидно и в главных принципах Лимонова: он не приобретает произведения известных мертвых художников («слишком просто»); любит абстрактные работы, не ограничивающие его восприятие реакцией на сюжеты и персонажей, изображенных слишком прямолинейно и буквально; он уверен, что настоящий коллекционер покупает большие инсталляции, которые невозможно повесить на стену в гостиной в тон коврам и занавескам.

Нестор Энгельке. Из серии «Деревянный рай». 2019. Фото: Архив Сергея Лимонова
Нестор Энгельке. Из серии «Деревянный рай». 2019.
Фото: Архив Сергея Лимонова

Что до последнего принципа, то его лучше всего иллюстрирует интерес Лимонова к работам группы «Север-7» — объединения художников, которые создают громоздкие иммерсивные инсталляции, балансирующие на грани хаоса из-за обилия включенных в них меньших по размеру разнородных работ, настойчиво требующих изучения. Лимонов считает, что эти требовательные произведения заставляют зрителей развиваться, черпая уже из своего собственного творческого потенциала, что полностью соответствует его подходу к коллекционированию. «Если вам нужно найти выход вашим творческим порывам, что вы будете делать? — спрашивает он. — Вы толком не владеете живописными техниками; стихи, которые вы пишете, недостаточно хороши; вы не способны снять фильм. При этом коллекционирование само по себе позволяет реализовать этот потенциал — творческим актом становится процесс выбора». 

Впервые текст опубликован на английском языке в № 36 журнала Russian Art Focus.

Самое читаемое:
1
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
Музейная реальность, данная нам в сравнительных ощущениях: подъем на фоне спада, сдержанный оптимизм и неизвестность впереди. Плюс таблицы лидеров: куда больше всего ходили и на что больше всего смотрели в прошедшем году
03.06.2022
Рейтинг посещаемости российских музеев и художественных выставок за 2021 год
2
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
Отличительная черта нового корпуса Третьяковcкой галереи — окна с произведениями из музейного собрания, напоминающие развеску картин у Павла Третьякова. Мы рассмотрели их подробнее и обнаружили шедевры русской живописи от Боровиковского и Венецианова до Малевича
08.06.2022
Остекление шедеврами: какие картины появились в окнах нового здания Третьяковки
3
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
Выставку «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма составляют изображения одного и того же человека в разных видах — «селфи», написанные с помощью зеркала, рядом с портретом того же героя кисти другого художника
09.06.2022
Два взгляда на одного героя: «Точки зрения» в Музее русского импрессионизма
4
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
Между болью и живописью: внучатая племянница художницы нашла в архивах больницы ее медицинские карты, рассказывающие о будничной жизни Фриды, о ее ежедневных проблемах и людях, которые помогали их преодолевать
15.06.2022
Медицинские карты Фриды Кало раскрыли художницу с новой стороны
5
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
В Эрмитаже и Пушкинском открылись финальные выставки грандиозного тура, посвященного импрессионистам и постимпрессионистам из дореволюционных коллекций Щукина и Морозова
27.06.2022
Как у Щукина и Морозова оказались шедевры, выставки которых проходят сейчас в Петербурге и Москве
6
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
Новое арт-пространство, объединившее усадьбу с флигелем, где в начале ХХ века жила и работала Анна Голубкина, откроется после реконструкции в 2024–2025 годах
21.06.2022
Музей-мастерская Анны Голубкиной преобразится, чтобы стать более подлинным
7
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
В 350-й день рождения Петра I откроются два грандиозных проекта — в Русском музее, посвященный отражению фигуры царя в искусстве трех столетий, и «30 картин из жизни Петра Великого» в павильонах на Марсовом поле, соединяющий прошлое и настоящее
07.06.2022
Три столетия и тридцать картин: открываются главные проекты к юбилею Петра I
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+