Александр Брюллов надолго оказался в тени Карла — и совершенно незаслуженно

Александр Брюллов. «Вид замка Святого Ангела в Риме». 1824. Фото: БуксМАрт
Александр Брюллов. «Вид замка Святого Ангела в Риме». 1824.
Фото: БуксМАрт
№96, ноябрь 2021
№96
Материал из газеты

В издательстве «БуксМАрт» вышла книга о старшем брате знаменитого русского живописца. Александр Павлович Брюллов тоже был успешным художником, однако прижизненную славу ему принесли архитектурные проекты для высокопоставленных заказчиков

По сравнению со всенародной, не ослабевающей вот уже 200 лет славой Карла Брюллова заслуги его брата Александра кажутся призрачными. Как иронизирует автор монографии Наталья Калугина, старший брат известен разве что акварельным портретом Натальи Гончаровой, жены Пушкина. Может быть, историки архитектуры знают его и как автора Пулковской обсерватории. Хотя в 1830–1840-е годы, когда оба брата находились в зените творчества, их вес и влияние в обществе были вполне сопоставимы, а возможно, Александр своего младшего брата и обгонял. Он был, как пишет Калугина, «вездесущ»: занимался архитектурой, преподавал в Академии художеств и дослужился там до профессора и ректора по архитектуре, был одним из лучших, как сказали бы сейчас, интерьерных дизайнеров, проектировал все — от мемориалов до мебели, изучал древние памятники, великолепно рисовал архитектурные виды, занимался литографией и прославился огромной галереей акварельных портретов. Братья были погодками, один родился в 1798-м, второй в 1799-м, но Александр прожил на четверть века дольше (он умер в 1877-м) и добился не в пример большего: дворянского титула, орденов, чина тайного советника. Все эти подзабытые обстоятельства в монографии восстановлены.

Наталья Калугина. «Александр Брюллов. Архитектор и рисовальщик». М.: БуксМАрт. 2021. 512 с.
Наталья Калугина. «Александр Брюллов. Архитектор и рисовальщик». М.: БуксМАрт. 2021. 512 с.

Книга написана с невероятной исследовательской дотошностью. Кандидат искусствоведения, научный сотрудник Третьяковской галереи Наталья Александровна Калугина посвятила своему герою десять лет жизни. Начинается повествование разделом «Выставочная история. Обзор источников и литературы», где собраны буквально все упоминания об Александре Брюллове в прессе начиная с 1823 года и до наших дней. Огромный фактический материал разделен на понятные и ожидаемые главы: биография, архитектурные работы, памятники и мемориалы, альбомная и станковая графика и так далее. Количество примечаний после каждой главы колеблется от 300 до 500.

Подкупает то, что Калугина обошлась без концепций и мистики. Все-таки архитектор Брюллов творил в эклектичное время, пробовал себя и в мавританском стиле, и в неоготике, и легко можно было подверстать к его практике некие предположения, например, о масонстве. Но ничего этого в книге нет, есть торжество факта: что было, то и описывается или иллюстрируется рисунками Брюллова и современными фотографиями (некоторые его здания сохранились), а что это все могло бы означать, оставлено на откуп другим исследователям.

Импонирует и то, что автор не превратилась в адвоката своего героя и честно написала как о его достижениях, так и о неудачах: неправильном расчете фундамента при строительстве собора Святых Петра и Павла на Невском (отчего стены храма сразу начали оседать), гниющих из-за влажности деревянных перекрытиях Александринской больницы, «возмутительных растратах» при реконструкции Мраморного дворца.

Александр Брюллов. «Вид замка Святого Ангела в Риме». 1824. Фото: БуксМАрт
Александр Брюллов. «Вид замка Святого Ангела в Риме». 1824.
Фото: БуксМАрт

Все это привело к тому, что Николай I, главный заказчик больших архитектурных проектов, постепенно перестал доверять Брюллову-архитектору, и активная карьера последнего завершилась раньше, чем могла бы. Тем не менее до опалы он успел выступить автором таких важных для Петербурга зданий, как Штаб гвардейского корпуса на Дворцовой площади или Михайловский театр. Именно Брюллов играл первую скрипку при восстановлении Зимнего дворца после разрушительного пожара 1837 года. Малахитовая гостиная, Ротонда — знаковые интерьеры Зимнего, сохранившиеся до наших дней, — сделаны по его эскизам. Его работы в интерьере, когда он продумывал десятки деталей — от расписных оселковых мраморов на стенах до мебели и золотых лепных орнаментов на сводах, могут служить образцом всеобъемлющего подхода, который выглядит очень современным и заслуживает еще одной монографии.

Наконец, на страницах книги совершенно в неожиданном свете предстает николаевская Россия, которая, как нас учили в школе, была охвачена страшной реакцией, а на самом деле занималась созидательным трудом — строила первые чугунные мосты, театры, больницы, обсерватории, лютеранские церкви, частные дома с лифтами и канализацией (это в 1830-е годы!). Книга существенно корректирует представления не только о славном роде Брюлловых (судьбы представителей которого прослежены здесь с XVII до XXI века), но и о стране в целом.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+