Когда Веласкес отсылает к Поллоку

№31, март 2015
№31
Материал из газеты

Известный американский историк искусства объясняет страсть к Веласкесу и Мурильо «сугубо личными причинами»: новая автобиография Джонатана Брауна построена как провенанс одного, отдельно взятого человека

Диего Веласкес. Менины. Фрагмент
Диего Веласкес. Менины. Фрагмент

Я знаком с двумя испанками, которых в детстве водили в Прадо смотреть Менины. При виде шедевра Веласкеса одна из девочек тотчас расплакалась, другой захотелось поиграть c фрейлинами — матери едва удалось остановить ее, не дав дотронуться до великого полотна. Свою новую «автобиографию как историографию» Джонатан Браун назвал В тени Веласкеса. Судя по всему, именно Менины (1656) символизируют то, что больше всего пленяет его в испанской живописи с ее загадочной сдержанностью («руками не трогать») — пафосом, изображающим блеск окутанных тьмой жизней, — и с почти дразнящим приглашением. Ведь и ты, зритель, тоже в некотором роде являешься частью картины — давай, иди играть: все, от маленьких девочек до комментаторов типа Фуко, хотят «попасть внутрь картины». Тонко чувствующий испанское искусство, Браун помещает изучаемые картины в строгий социальный и исторический контекст. Но настаивает, что нужно как можно ближе рассмотреть уверенную désinvolture (фр. «непринужденность») мазков и завитков пигмента на холсте. Один из его учеников сказал: «Браун научил нас смотреть». Шедевры его внимательного и поэтичнейшего экфрасиса заостряют и наш взгляд тоже.

В новой книге Браун изображает, так сказать, мастерскую, откуда вышел он сам, — свой провенанс, институции, из которых соткана ткань его жизни. Его отец, состоятельный страховщик и бонвиван с прекрасным образованием, и мать, женщина более скром­ного происхождения, увлекались коллекционированием актуальных течений. Они ценили абстрактный экспрессионизм — вот и не удивительно, что в живописной манере Ме­нин Браун усмотрел сходство с техникой Джек­сона Пол­лока. Одна из самых неожиданных иллюстраций в книге — фотография Джона Леннона и Йоко Оно в гостях у Браунов: на Ленноне женское платье, кружева и широкополая шляпа гранд-дамы. Богемная сторона воспитания Брауна побуждала его исследовать границы и неизведанные территории, ведь даже изучение золотого века Испании — занятие, которое мы (во многом благодаря Брауну) воспринимаем как беспроблемное, — в 1950-е годы казалось спорным: Испания под властью Франко стала государством-изгоем.

Социальная география — центральная тема в Брауновом обзоре собственной карьеры. Иногда оспаривание территорий служит предметом личного соперничества, как между художниками (Веласкесом и Кардуччи), так и между историками искусства (Диего Ангуло на официальном мероприятии внезапно читает поначалу сбитому с толку Брауну мини-лекцию о Мурильо с подтекстом «руки прочь, он мой!»). Где начинается и где заканчивается работа художника (мастерские, помощники, копии…)? В какой степени даже самые одухотворенные художники являются в то же самое время создателями «бренда»? Так, Эль Греко был и меркантильным управляющим корпорации своего имени, а Рибера изобрел самый настоящий товарный знак, повысивший его узнаваемость на рынке, что Браун описывает остроумной формулой «вид — логотип — подделка». И где пролегают границы «испанского искусства», если Браун указывает на то, что Мексику (не говоря уже о Фландрии) тоже следует ввести в это уравнение?

In the Shadow of Velázquez: a Life in Art History. Jonathan Brown. Yale University Press. 160 с. $45 (твердая обложка). На английском языке

Самое читаемое:
1
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
2
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
3
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
Исторически сложилось так, что почти вся иракская археология сосредоточена на объектах в междуречье Тигра и Евфрата. А вот новая находка отсылает к истории Парфянского царства — и этот тренд выглядит не менее перспективным
16.09.2022
В окрестностях Багдада обнаружен древний город
4
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
5
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
Последователь Юрия Кнорозова предложил свою версию чтения языка кохау ронго-ронго, используя экспонаты из петербургской Кунсткамеры
29.09.2022
Российский исследователь расшифровал письменность острова Пасхи
6
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
7
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
В галерее XL на «Винзаводе» открылась «Самая плохая выставка на свете». Авторы проекта, Авдей Тер-Оганьян и Художественное объединение «Красный кружок», исследуют природу плохого искусства — и плохого зрителя
16.09.2022
Один (не)посредственный взгляд на очень (не)плохую выставку
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+